Сюжет сказки это – Сказка — Википедия

Содержание

Сказка — Википедия

Ска́зка — один из жанров фольклора, либо литературы. Эпическое, преимущественно прозаическое произведение волшебного, героического или бытового характера. Сказку характеризует отсутствие претензий на историчность повествования, нескрываемая вымышленность сюжета.

  • Сказка фольклорная — эпический жанр письменного и устного народного творчества: прозаический устный рассказ о вымышленных событиях в фольклоре разных народов[1]. Вид повествовательного, в основном, прозаического фольклора (сказочная проза), включающий в себя разножанровые произведения, тексты которых опираются на вымысел. Сказочный фольклор противостоит «достоверному» фольклорному повествованию (не сказочная проза) (см. миф, былина, историческая песня, духовные стихи, легенда, демонологические рассказы, сказ, предание).
  • Сказка литературная — эпический жанр: ориентированное на вымысел произведение, тесно связанное с народной сказкой, но, в отличие от неё, принадлежащее конкретному автору, не бытовавшее до публикации в устной форме и не имевшее вариантов[2]. Литературная сказка либо подражает фольклорной (
    литературная сказка, написанная в народно поэтическом стиле
    ), либо создаёт дидактическое произведение на основе не фольклорных сюжетов. Фольклорная сказка исторически предшествует литературной.

Слово «сказка» засвидетельствовано в письменных источниках не ранее XVII века. От слова «каза́ть»[3]. Имело значение: перечень, список, точное описание. Например, переписный документ «Ревизская сказка». Современное значение приобретает с XVII—XIX века. Ранее использовалось слово «баснь»[4].

Европейские народы, как правило, никак не обозначают фольклорную сказку, пользуясь для её определения самыми разными словами. Есть только два европейских языка, которые создали специальные слова для обозначения этого понятия: русский и немецкий. На латинском языке слово «сказка» передается через fabula. Но это слово обозначает не только сказку, но также: разговор, сплетня, предмет разговора и т. д., а также рассказ, в том числе сказка и басня. В значении «басня» оно перешло в немецкий язык (нем. Fabel). В немецком языке сказка обозначается словом Märchen. Корень

Mar- означает «новость», «известие», -chen — уменьшительный суффикс. Таким образом, Märchen — «маленький, интересный рассказ». Это слово встречается с ХIII века и постепенно закрепилось в значении «сказка»[5].

Фольклорная сказка, в основе которой лежит традиционный сюжет, относится к прозаическому фольклору (сказочная проза). Миф, потеряв свои функции, стал сказкой. Первоначально сказка, выделившаяся из мифа, противостояла мифу как:

  1. Профанное — сакральному. Миф связан с ритуалом, поэтому миф, в определённое время и в определённом месте, раскрывает посвящённым тайные знания;
  2. Нестрогая достоверность — строгой достоверности. Уход сказки от этнографичности мифа привёл к тому, что художественная сторона мифа вышла на первый план в сказке. Сказка «заинтересовалась» увлекательностью сюжета. Историчность (квази историчность) мифа стала неактуальной для сказки. События сказки происходят вне географической приуроченности в рамках сказочной географии.

Фольклорная сказка имеет свою специфическую поэтику, в установлении которой настаивали А. И. Никифоров и В. Я. Пропп. Тексты данного жанра строятся с помощью установленных традицией клише:

  1. Сказочные формулы — ритмизованные прозаические фразы:
    • «Жили-были…», «В некотором царстве, в некотором государстве…» — сказочные инициалы, зачины;
    • «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается» — срединные формулы;
    • «И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало», «Сказка — ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок», — сказочная концовка, финал;
  2. «Общие места» — кочующие из текста в текст разных сказочных сюжетов целые эпизоды:
    • Приход Ивана-царевича к Бабе-Яге, где проза перемежается с ритмизованными местами:
      • Клишированное описание портрета — «Баба-Яга, костяная нога»;
      • Клишированные формульные вопросы-ответы — «куда путь-дорогу держишь», «встань ко мне лицом, к лесу задом», и т. д.;
    • Клишированное описание места действия: «на калиновом мосту, на реке смородиновой»;
    • Клишированное описание действий: перемещение героя на «ковре-самолёте»;
    • Общефольклорные эпитеты: «красна девица», «добрый молодец».

Фольклорная сказка отвечает трём требованиям фольклорной бытийности (общефольклорные признаки):

  1. Устность.
  2. Коллективность.
  3. Анонимность.

Сюжет фольклорной сказки, в отличие от сюжета литературной сказки, существует во множестве текстов, в которых допускается некоторая степень импровизации исполнителя сказочного материала. Тексты фольклорной сказки противостоят друг другу по степени схожести-несхожести как вариант-вариации. В сказковедении ставится проблема авантекста, разрешение которой решает вопрос о творческом мастерстве исполнителя сказочного фольклора, ведь он не запоминает текст сказки целиком, а порождает текст на глазах у слушателей, восстанавливая конструктивные элементы текста, — тематические (мотивы) и стилистические («общие места», формулы и пр.). Сказитель хранил в памяти сказочные сюжеты целиком или в форме единиц сюжета, т. н. мотива, и воспроизводил в исполняемой сказке. Сказковедение перечислило все обнаруженные сказочные сюжеты, собрав их в составленные

указатели. Некоторые сказочные сюжеты встречаются в одном тексте (контаминация сюжетов). Сказитель, для придания эпического замедления, использовал приём утроения действия в сказке. В сказковедении идёт постоянный поиск метода полного описания структуры текста фольклорной сказки. Для удобного описания текста исследователи выделяют, помимо композиционно-сюжетного и стилистического уровней текста, ещё идейно-тематический и образный уровни. В архаические времена (распад первобытно-общинного строя) фольклорная сказка напоминала миф (мифологическая сказка или миф-сказка), однако и поздняя классическая сказка сохранила реликты мифологического сознания. Задача фольклористики, как междисциплинарной науки, стоящей на границе лингвистики, литературоведения, этнографии, — вскрыть в тексте эти реликты.

Фольклорная сказка включает несколько жанров (по другой классификации — жанровых разновидностей одного жанра сказки). В науке о сказке существует проблема классификации сказочных жанров. В «Сравнительном Указателе Сюжетов: Восточнославянская сказка», созданном на основе указателя Аарне, в котором систематизирована европейская, а потом, в последующих редакциях, Стита Томпсона (Thompson Stith) (см. Указатель сюжетов фольклорной сказки), сказка народов мира, представлены следующие жанры сказочного фольклора:

  1. Сказки о животных, растениях, неживой природе и предметах.
  2. Волшебные сказки.
  3. Легендарные сказки.
  4. Новеллистические (бытовые) сказки.
  5. Сказки об одураченном чёрте.
  6. Анекдоты.
  7. Небылицы.
  8. Кумулятивные сказки.
  9. Докучные сказки.

Многие фольклористы (В. Я. Пропп, Э. В. Померанцева, Ю. И. Юдин, Т. В. Зуева) различают в составе жанра «Бытовые сказки» две жанровые разновидности: новеллистические и анекдотические сказки. Анекдотические сказки вбирают в себя сюжеты из группы «Сказки об одураченном чёрте», многие сюжеты, отнесённые к анекдотам, некоторые сюжеты, включённые в раздел новеллистические сказки, и некоторые сюжеты, причисленные к волшебным сказкам.

В повествовательном фольклоре не всегда можно провести чёткую границу между жанрами. Так, легендарная сказка может совмещать признаки сказки и легенды, а прозаические переделки былин могут быть отнесены в особую жанровую группу «Богатырская сказка». Изменение отношения к действительности носителей фольклора изменяет принадлежность повествования к тому или иному фольклорному жанру.

Сказка о животных[править | править код]

Сказка о животных (животный эпос) — это совокупность (конгломерат) разножанровых произведений сказочного фольклора (сказка), в которых в качестве главных героев выступают звери, птицы, рыбы, а также предметы, растения и явления природы. В сказках о животных человек либо 1) играет второстепенную роль (старик из сказки «Лиса крадёт рыбу из воза (саней»)), либо 2) занимает положение, равноценное животному (мужик из сказки «Старая хлеб-соль забывается»).

Возможная классификация сказки о животных.

Прежде всего, сказка о животных классифицируется по главному герою (тематическая классификация). Такая классификация приведена в указателе сказочных сюжетов мирового фольклора, составленного Аарне-Томпсоном и в «Сравнительном Указателе Сюжетов. Восточнославянская сказка»:

  1. Дикие животные.
    • Лиса.
    • Другие дикие животные.
  2. Дикие и домашние животные
  3. Человек и дикие животные.
  4. Домашние животные.
  5. Птицы и рыбы.
  6. Другие животные, предметы, растения и явления природы.

Следующая возможная классификация сказки о животных — это структурно-семантическая классификация, которая классифицирует сказку по жанровому признаку. В сказке о животных выделяют несколько жанров. В. Я. Пропп выделял такие жанры как:

  1. Кумулятивная сказка о животных.
  2. Волшебная сказка о животных
  3. Басня (аполог)
  4. Сатирическая сказка

Е. А. Костюхин выделял жанры о животных как:

  1. Комическая (бытовая) сказка о животных
  2. Волшебная сказка о животных
  3. Кумулятивная сказка о животных
  4. Новеллистическая сказка о животных
  5. Аполог (басня)
  6. Анекдот.
  7. Сатирическая сказка о животных
  8. Легенды, предания, бытовые рассказы о животных
  9. Небылицы

Пропп, в основу своей классификации сказки о животных по жанрам, пытался положить формальный признак. Костюхин же, в основу своей классификации, отчасти положил формальный признак, но в основном исследователь разделяет жанры сказки о животных по содержанию. Это позволяет глубже понять разнообразный материал сказки о животных, который демонстрирует разнообразие структурных построений, пестроту стилей, богатство содержания.

Третья возможная классификация сказки о животных является классификации по признаку целевой аудитории. Выделяют сказки о животных на:

  1. Детские сказки.
    • Сказки, рассказанные для детей.
    • Сказки, рассказанные детьми.
  2. Взрослые сказки.

Тот или иной жанр сказки о животных имеет свою целевую аудиторию. Современная русская сказка о животных в основном принадлежит детской аудитории. Таким образом, сказки, рассказанные для детей, имеют упрощённую структуру. Но есть жанр сказки о животных, который никогда не будет адресован детям — это т. н. «Озорная» («заветная» или «порнографическая») сказка.

Около двадцати сюжетов сказок о животных — это кумулятивные сказки (

Рекурсивная). Принцип такой композиции заключается в многократном повторении единицы сюжета. С. Томпсон (англ.)русск., Болте, Й. и Поливка, И., Пропп выделяли сказки с кумулятивной композицией в особую группу сказок. Кумулятивную (цепевидную) композицию различают:

  1. С бесконечным повторением:
    • Докучные сказки типа «Про белого бычка».
    • Единица текста включается в другой текст («У попа была собака»).
  2. С Конечным повторением:
    • «Репка» — нарастают единицы сюжета в цепь, пока цепь не оборвётся.
    • «Петушок подавился» — происходит расплетание цепи, пока цепь не оборвётся.
    • «За скалочку уточку» — предыдущая единица текста отрицается в следующем эпизоде.

Другой жанровой формой сказки о животных является структура волшебной сказки (о структуре смотрите ниже) («Волк и семеро козлят» СУС 123, «Кот, петух и лиса» СУС 61 B).

Ведущее место в сказках о животных занимают комические сказки — о проделках животных («Лиса крадёт рыбу с саней (с воза) СУС 1, «Волк у проруби» СУС 2, «Лиса обмазывает голову тестом (сметаной) СУС 3, «Битый небитого везёт» СУС 4, «Лиса-повитуха» СУС 15 и т. д), которые влияют на другие сказочные жанры животного эпоса, особенно на аполог (басню). Сюжетное ядро комической сказки о животных составляют случайная встреча и проделка (обман, по Проппу). Иногда сочетают несколько встреч и проделок (контаминация). Героем комической сказки является трикстер (тот, кто совершает проделки). Основной трикстер русской сказки — лиса (в мировом эпосе — заяц). Жертвами её обычно бывают волк и медведь. Замечено, что если лиса действует против слабых, она проигрывает, если против сильных — выигрывает (Дм. Молдавский). Это идёт из архаического фольклора. В современной сказке о животных победа и поражение трикстера нередко получает моральную оценку. Трикстеру в сказке противопоставлен простофиля. Им может быть и хищник (волк, медведь), и человек, и животное-простак, вроде зайца.

Значительная часть сказок о животных занимает аполог (басня), в которой выступает не комическое начало, а нравоучительное, морализующее. При этом аполог не обязательно должен иметь мораль в виде концовки. Мораль вытекает из сюжетной ситуации. Ситуации должны быть однозначными, чтобы легко сформировать моральные выводы. Типичными примерами аполога являются сказки, где происходит столкновение контрастных персонажей (Кто трусливее зайца? АТ 70; Старя хлеб-соль забывается AT 155; Заноза в лапе медведя (льва) AT 156. Апологом можно также считать такие сюжеты, которые были известны в литературной басне с античных времён (Лиса и кислый виноград АТ 59; Ворона и лисица AT 57 и многие другие). Аполог — сравнительно поздняя форма сказок о животных. Относится ко времени, когда моральные нормы уже определились и подыскивают для себя подходящую форму. В сказках этого типа трансформировались лишь немногие сюжеты с проделками трикстеров, часть сюжетов аполога (не без влияния литературы) выработал сам[кто?]. Третий путь развития аполога — это разрастание паремии (пословицы и поговорки). Но в отличие от паремии, в апологе аллегория не только рациональна, но и чувствительна.

Рядом с апологом стоит так называемая новеллистическая сказка о животных, выделенная Е. А. Костюхиным. Новелла в животной сказке — это рассказ о необычных случаях с довольно развитой интригой, с резкими поворотами в судьбе героев. Тенденция к морализации определяет судьбу жанра. В нём более определённая мораль, чем в апологе, комическое начало приглушено, либо совсем снято. Озорство комической сказки о животных заменено в новелле иному содержанию — занимательному. Классический пример новеллистической сказки о животных — это АТ 160 «Благодарные звери». Большинство сюжетов фольклорной новеллы о животных складываются в литературе, а потом переходят в фольклор. Лёгкий переход этих сюжетов связан с тем, что сами литературные сюжеты складываются на фольклорной основе.

Говоря о сатире в сказках о животных, надо сказать, что литература некогда дала толчок к развитию сатирической сказки. Условие для появлении сатирической сказки возникает в позднем Средневековье. Эффект сатирического в фольклорной сказке достигается тем, что в уста животных вкладывается социальная терминология (Лиса-исповедница АТ 61 А; Кот и дикие животные АТ 103). Особняком стоит сюжет АТ 254** «Ёрш Ершович», которая является сказкой книжного происхождения. Поздно появившись в народной сказке, сатира в ней не закрепилась, так как в сатирической сказке легко можно убрать социальную терминологию. Так, в XIX веке сатирическая сказка непопулярна. Сатира внутри сказки о животных — это лишь акцент в крайне незначительной группе сюжетов о животных. И на сатирическую сказку повлияли законы животной сказки с проделками трикстера. Сатирическое звучание сохранилась в сказках, где в центре трикстер, а где была полнейшая нелепица происходящего, то сказка становилась небылицей.

Волшебная сказка[править | править код]

Волшебная сказка имеет в своей основе сложную композицию, которая имеет экспозицию, завязку, развитие сюжета, кульминацию и развязку (см. также Конфликт (литературоведение). По Проппу происходит от обряда инициации.

В основе сюжета волшебной сказки находится повествование о преодолении потери или недостачи, при помощи чудесных средств, или волшебных помощников. В экспозиции сказки присутствуют стабильно 2 поколения — старшее (царь с царицей и т. д.) и младшее — Иван с братьями или сёстрами. Также в экспозиции присутствует отлучка старшего поколения. Усиленная форма отлучки — смерть родителей. Завязка сказки состоит в том, что главный герой или героиня обнаруживают потерю или недостачу или же здесь присутствуют мотивы запрета, нарушения запрета и последующая беда. Здесь начало противодействия, то есть отправка героя из дома.

Развитие сюжета — это поиск потерянного или недостающего.

Кульминация волшебной сказки состоит в том, что главный герой, или героиня сражаются с противоборствующей силой и всегда побеждают её (эквивалент сражения — разгадывание трудных задач, которые всегда разгадываются).

Развязка — это преодоление потери, или недостачи. Обычно герой (героиня) в конце «воцаряется» — то есть приобретает более высокий социальный статус, чем у него был в начале.

В. Я. Пропп вскрывает однообразие волшебной сказки на сюжетном уровне в чисто синтагматическом плане. Он открывает инвариантность набора функций (поступков действующих лиц), линейную последовательность этих функций, а также набор ролей, известным образом распределённых между конкретными персонажами и соотнесённых с функциями. Функции распределяются среди семи персонажей:

  • антагониста (вредителя),
  • дарителя
  • помощника
  • царевны или её отца
  • отправителя
  • героя
  • ложного героя.

Пропп создает т. н. метасхему волшебной сказки, состоящей из 31 функции. Мелетинский Е. М., продолжая за Проппом исследование по жанровому определению волшебной сказки, объединяет пропповские сказочные функции в крупные структурообразующие единицы для того, чтобы точнее дать жанровое определение волшебной сказке. Учёный говорит о том, что для волшебной сказки характерны такие общие единицы, представленные во всех сказочных текстах, как ελ…EL, где греческие буквы — это испытание героя сказки дарителем и вознаграждение героя (Баба-Яга даёт Ивану-царевичу волшебный клубок за то, что он себя правильно вёл). Латинские же буквы, в формуле Мелетинского, обозначают бой над антагонистом и победу над ним (в роли антагониста выступает в волшебной сказке Кощей Бессмертный, Змей Горыныч). Победа над антагонистом немыслима без помощи волшебного средства, полученного ранее от дарителя. Мелетинский предлагает выделять не только жанр волшебной сказки, но также различать её жанровые типы, вводя дополнительные единицы для определения жанровых типов волшебной сказки:

  • наличие/отсутствие независимого от героя объекта борьбы (O — O)
  • добывание брачного партнёра и чудесного предмета (O¹ — O²)
  • добывание объекта героем для себя или для царя, отца, семьи, своей общины (S — S_)
  • фактор семейного характера основной коллизии (F — F)
  • выявление сказки с отчётливо мифологической окраской враждебного герою демонического мира (M — M).

Благодаря этим единицам, можно выделить пять групп сказок:

    1. O1SˉFˉM — героические сказки, змееборческого типа (АТ 300—301).
      • O2SˉFˉM — героические сказки типа quest (АТ 550—551).
    2. OˉSFˉM — архаические сказки типа «дети у людоеда» (АТ 311, 312, 314, 327).
      • O1SˉFM — сказки о семейно гонимых, отданных во власть лесным демонам (АТ 480, 709).
      • OˉSFMˉ — сказки о семейно гонимых без мифических элементов (АТ 510, 511).
    3. O1SFˉM — сказки о чудесных супругах (АТ 400, 425, и др.).
      • O2SFˉMˉ — сказки о чудесных предметах (АТ 560, 563, 566, 569, 736).
    4. O1SFˉMˉ- сказки о свадебных испытаниях (АТ 530, 570, 575, 577, 580, 610, 621, 675).
    5. O1SˉFˉMˉ — (АТ 408, 653).
      • O2SˉFˉMˉ — (АТ 665).

Пользуясь вышеизложенной классификацией типов волшебной сказки, надо иметь в виду, что во многих сказках есть, т. н. вторые ходы (перипетии), которая выражается в том, что главный герой сказки ненадолго теряет объект своего желания.

Мелетинский, выделяя пять групп волшебных сказок, пытается решить вопрос исторического развития жанра вообще, и сюжетов в частности. Выстраиваемая схема O — Oˉ, M — Mˉ, F — Fˉ, S — Sˉ, во многом соответствует общей линии развития от мифа к сказке: демифологизация основной коллизии и выдвижение на первый план семейного начала, сужение коллективизма, развитие интереса к личной судьбе и компенсации социально обездоленного. В волшебной сказке присутствуют все этапы этого развития. В сказке присутствуют некоторые мотивы, характерные для тотемических мифов. Совершенно очевидно мифологическое происхождение универсально распространённой волшебной сказки о браке с чудесным «тотемным» существом, временно сбросившим звериную оболочку и принявшим человеческий облик («Муж ищет исчезнувшую или похищенную жену (жена ищет мужа)» СУС 400, «Царевна-лягушка» 402, «Аленький цветочек» 425 °C и др.). Сказка о посещении иных миров для освобождения находящихся там пленниц («Три подземных царства» СУС 301 А, B и др.). Популярные сказки о группе детей, попадающих во власть злого духа, чудовища, людоеда и спасающихся благодаря находчивости одного из них («Мальчик-с-пальчик у ведьмы» СУС 327 B и др.), или об убийстве могучего змея — хтонического демона («Победитель змея» СУС 3001 и др.). В волшебной сказке активно разрабатывается семейная тема («Золушка» СУС 510 А и др.). Свадьба для волшебной сказки становится символом компенсации социально обездоленного(«Сивка-Бурка» СУС 530). Социально обездоленный герой (младший брат, падчерица, дурак) в начале сказки, наделённый всеми отрицательными характеристиками со стороны своего окружения, наделяется в конце красотой и умом («Конёк-горбунок» СУС 531). Выделяемая группа сказок о свадебных испытаниях, обращает внимание на повествование о личных судьбах. Новеллистическая тема в волшебной сказке не менее интересна, чем богатырская. Пропп классифицирует жанр волшебной сказки по наличию в основном испытании «Битвы — Победы» или по наличию «Трудной задачи — Решение трудной задачи». Логичным развитием волшебной сказки стала сказка бытовая.

Новеллистическая сказка[править | править код]

Новеллистическая сказка (или, социально-бытовая) имеет одинаковую с волшебной сказкой композицию, но качественно отличающаяся от неё. Сказка данного жанра прочно связана с реальностью, здесь существует лишь один, земной мир, и реалистично передаются особенности быта, а главный персонаж — трикстер, обычный человек из народной среды, борющийся за справедливость с властями предержащими и добивающийся своего с помощью смекалки, ловкости и хитрости.

Анекдотическая сказка[править | править код]

Анекдотическая сказка, выделяемая Афанасьевым А. Н., отличается от анекдота тем, что сказка является развёрнутым повествованием анекдота.

Небылица[править | править код]

Небылицы — это сказки, построенные на бессмыслице. Они небольшие по объёму и часто имеют вид ритмизованной прозы. Небылицы представляют собой особый жанр фольклора, который встречается у всех народов как самостоятельное произведение или как часть сказки, скоморошины, былички, былины.

В Европе первым собирателем сказочного фольклора стал французский поэт и литературный критик Шарль Перро (1628—1703), в 1697 году издавший сборник «Сказки матушки Гусыни». В 1704—1717 годах в Париже вышло сокращённое издание арабских сказок «Тысячи и одной ночи», подготовленное Антуаном Галланом для короля Людовика XIV.

Начало систематическому собиранию сказочного фольклора положили представители немецкой мифологической школы в фольклористике, прежде всего члены кружка гейдельбергских романтиков братья Гримм. Именно после того, как они издали в 1812—1814 годах сборник «Домашние и семейные немецкие сказки», разошедшийся крупным тиражом, интерес к родному фольклору проявили писатели и учёные других стран Европы. Однако у братьев Гримм были предшественники в самой Германии. Например, ещё в 1782—1786 годах немецкий писатель Иоганн Карл Август Музеус (умер в 1787 году) составил пятитомный сборник «Народные сказки немцев», но опубликован он был только в 1811 году его другом поэтом Виландом.

В России начинателем собирания русских народных сказок явился русский этнограф Александр Николаевич Афанасьев. Подготовленный им сборник «Русские детские сказки» вышел в Москве в 1870 году. Большой вклад в собирание и организацию детского фольклора внесли такие личности как Авдеева, Даль. В истории собирания детского фольклора оставил заметный след и этнограф-собиратель Шейн. Он выделил детский фольклор как особую область науки. Вклад в популяризацию и коллекционирование сказок внёс также украинский поэт Малкович[6].

Происхождение (генезис) и развитие сказок[править | править код]

Мифологическая сказка[править | править код]

Фольклорные сказки происходят из тотемических мифов первобытнообщинного общества (примитивных народов Северной Азии, Америки, Африки, Австралии и Океании). Первичные, архаичные сказки называют архаическими или мифологическими. Носители архаического фольклора сами выделяют их из мифологического повествования. Обычно выделяют две формы: пыныл и лымныл — у чукчей, хвенохо и хехо — у фон (Бенин), лилиу и кукванебу — у киривна в Меланезии и т. п. Эти две главные формы приблизительно соответствуют мифу и сказке. Различие между ними выражает оппозицию сакрального и профанного, профанное является часто результатом деритуализации и потери эзотерического характера. Структурная разница не была обязательной между этими двумя формами, она могла вовсе не существовать. Очень часто один и тот же или сходный текст мог трактоваться одним племенем как настоящий миф, а другим — как сказочное повествование, исключённое из ритуально-сакральной системы. Можно определить архаические сказки как нестрогие мифы, учитывая, что они включают мифологические представления. Ф. Боас замечает, что архаическую сказку от мифа индейцев Северной Америки отличает лишь то, что культурный герой добывает блага для себя, а не для коллектива. Нестрогая достоверность архаичной сказки влечёт за собой преобладание эстетической функции над информативной (цель архаической сказки — развлечение). Так экзотерический миф, рассказанный непосвящённым в целях общего развлечения, находится на пути превращения мифа в сказку.

Исследователи сказок группируют схожие сказки в сюжеты. Общепризнанным указателем фольклорной сказки стал «Указатель сказочных типов» Стита Томпсона[en]

ru.wikipedia.org

СЮЖЕТ — это… Что такое СЮЖЕТ?

СЮЖЕ́Т (от франц. sujet — предмет), развитие действия, ход событий в повествовательных и драматических произведениях, иногда и в лирических.

Впервые в литературе термин «С.» применили в XVII в. классицисты П. Корнель и Н. Буало, имея в виду, вслед за Аристотелем, происшествия в жизни легендарных героев древности (например, Антигоны и Креонта или Медеи и Ясона), заимствованные драматургами более поздних времен. Но еще раньше римскими писателями для обозначения разных рассказов, а затем и изображенных в них событий употреблялось латинское слово «фабула» (от одного корня с глаголом fabulari — рассказывать, повествовать). Различие в терминах, обозначающих одно явление, сделало их неустойчивыми и неоднозначными.

В современной советской литературно-критической и школьной практике термины «С.» и «фабула» осознаются как синонимы, или же С. называется весь ход событий, а фабулой — основной конфликт, который в них развивается. В литературоведении сталкиваются два других истолкования. В 1920‑х гг. представители ОПОЯЗа предложили важное различие двух сторон формы произведения: развития самих событий в жизни персонажей и порядка и способа сообщения о них автором-рассказчиком. Придавая большое значение тому, как «сделано» произведение, они стали называть С. вторую сторону, а первую — фабулой. Эта традиция продолжает сохраняться. Другая традиция идет от русских критиков-демократов середины XIX в., а также от Александра Н. Веселовского и М. Горького: все они называли С. развитие действия. Такая терминология не только более традиционна и привычна, но и более точна этимологически: С. — «предмет», т. е. то, о чем повествуется, фабула, с той же точки зрения, — само повествование о «предмете». Однако сторонникам этой теории важно сохранить различие понятий, сделанное «формальной школой», и, называя С. основную, предметную сторону повествования или сценического действия, употреблять термин «фабула» для обозначения второй, собственно композиционной стороны (см. Композиция).

С. произведения является одним из важнейших средств воплощения содержания — обобщающей «мысли» писателя, его идейно-эмоционального осмысления реальных характерностей жизни, выраженного через словесное изображение вымышленных персонажей в их индивидуальных действиях и отношениях. С. во всем его неповторимом своеобразии — это основная сторона формы (и тем самым стиля) произведения в ее соответствии содержанию, а не само содержание, как часто понимают в школьной практике. Всю структуру С. и его конфликты необходимо изучать функционально, в его связях с содержанием, в его эстетическом значении. При этом надо отличать С. в его неповторимости от отвлеченных сюжетных, точнее конфликтных, «схем» (А любит Б, но Б любит В и т. п.), которые могут исторически повторяться, заимствоваться и каждый раз находить новое конкретное воплощение.

На ранних этапах исторического развития эпоса его С. строились по временному, хроникальному принципу сочетания эпизодов (волшебные сказки, рыцарские и плутовские романы). Позднее в европейском эпосе возникают концентрические С., основанные на едином конфликте. В концентрическом С. эпоса и драматургии конфликт проходит через все произведение и отличается определенностью своей завязки, кульминации и развязки.

Только на основе анализа С. можно функционально анализировать фабулу произведения во всем сложном соотношении ее собственных сторон (см. Фабула).

Литература:
Аристотель, Об искусстве поэзии, М., 1957;
Белинский В. Г., Полн. собр. соч., т. 5, М., 1954, с. 219;
Веселовский А. Н., Поэтика сюжетов, в его кн.: Историч. поэтика. Л., 1940;
Шкловский В. Б., О теории прозы, М.-Л., 1925;
Медведев П. [Бахтин М. М.], Формальный метод в литературоведении, Л., 1928;
Кожинов В. В., Сюжет, фабула, композиция, в кн.: Теория литературы…, [т. 2], М., 1964;
Поспелов Г. Н., Проблемы лит. стиля, М., 1970;
Лотман Ю. М., Структура худож. текста, М., 1970;
Тимофеев Л. И., Основы теории литературы, М., 1971;
Добин Е., Сюжет и действительность. Искусство детали. Л., 1981.

Г. Н. Поспелов.

Литературный энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. 1987.

literary_encyclopedia.academic.ru

Краткий указатель сюжетов сказок. Выборка по алфавиту

Алеша Попович

У священника рождается «чудесный» ребенок — млад Алеша Попович. Повзрослев, Алеша Попович едет путешествовать. И побеждает Тугарина Змеевича в честной схватке.
Текст сказки »

Архиерейский ответ

Сказка для взрослых. Сказка содержит ненормативную лексику. Генерал интересуется у архиерея, как тот справляется с сексуальным влечением.
Текст сказки »

Арысь-поле

Мачеха подменяет падчерицу, живущую в счастливом браке, своей дочерью, а падчерицу обращает в рысь и изгоняет ее в лес. Мамка подсматривает, носит в лес кормить ребенка падчерицы. Мать кормит ребенка, сбросив шкуру рыси. Муж замечает отлучки мамки, идет за ней, все видит, сжигает шкурку жены-рыси, ведьму с дочерью казнит.
Текст сказки »

Баба-яга
  1. Отец увозит дочь из-за ее мачехи в лес в услужение бабе-яге. Девушке справиться с заданиями ведьмы помогает мышка. Баба-Яга богато награждает девушку за работу.
    Мачеха отправляет родную дочь также к бабе-яге, но та не выдерживает испытания и погибает.

    Текст сказки »
  2. Падчерицу мачеха посылает к своей сестре бабе-яге. У бабы-яги она хорошо обходится с работницей яги, котом, собакой, воротами, березкой и убегает домой. По дороге она бросает позади себя гребешок, полотенце, превращающиеся в лес, реку.
    Текст сказки »
Баба-яга и жихарь
  1. Баба-яга обманом три раза заманивает и уносит жихаря третея. Два раза кот и воробью удается его отбить, на третий они не слышат крика помощи.
    Она предлагает своим дочерям изжарить его. Жихарь засовывает обманом в печь дочерей яги и саму ягу. И возвращается домой.

    Текст сказки »
  2. Баба-яга с помощью яблока заманивает и уносит мальчика. Она предлагает своей дочери изжарить его. Мальчику удается заснуть в печь дочь яги. И вернутся домой на гусиных перьях.
    Текст сказки »
Баба-яга и Заморышек

Братья во главе с заморышком отправляются искать себе жен и попадают к ведьме. Ведьма ночью хочет их убить, но они меняются одеждой или местами с дочерями ведьмы


, и она по ошибке убивает своих дочерей. Братья бегут и спасаются.
Текст сказки »

Бабьи увёртки

Сказка для взрослых. Сказка содержит ненормативную лексику. Племянник «клеится» к своей тете. Тетка его предупреждает, что так просто она ему не отдастся


и на каждое тайное свидание она посылает своего мужа. Но племяннику удается обхитрить дядю и уложить в постель тетку.
Текст сказки »

Байка о щуке зубастой

В Шексне родилась щука и стала рыбу поедать. Ерш предалагает перебраться в другие водоемы. Половину рыбы при переходе повылавливали рыбаки.
Текст сказки »

Байка про старину стародавнюю
Балдак Борисьевич

Царь посылает героя к турецкому султану увести у него коня, самому султану наплевать в глаза и т.п. Султан требует виновника. Дочери помогают найти Балдака.


Султан берет его в плен и приказывает повесить. Но в последний момент Балдака спасает его дружина.
Текст сказки »

www.ru-skazki.ru

Предложения со словосочетанием СЮЖЕТ СКАЗКИ

Неточные совпадения

Темой «живых картин» могут быть также самые разные сюжеты из сказок, фильмов, крылатые выражения и т. Но даже обрывки сказок в том виде, в каком они существуют сегодня, могут дать представление о подлинном сюжете. Очень быстро его значение перешло только на волшебные сказки, в основе сюжета которых были фантастические приключения или подвиги главного героя. Очень возможно, что сюжет этой сказки восходит к более древним преданиям. Сказочных сюжетов известно гораздо меньше, чем сказок, потому что у каждого народа один и тот же сюжет рассказывается совсем по-разному. Стало быть, наиболее вероятным (по методу исключения) продолжением его сказки могло быть следование озорному сюжету AT 152. В сказках часто встречается сюжет о девушке, у которой было множество прекрасных поклонников, но которую не хотели отпускать от себя братья или родители. Не только форма изложения от первого лица отличает общий фон «Пересмешника» от сборника восточных сказок и помещает сюжет в традицию плутовского романа. Думается, что «на самом деле» единому функциональному сюжету волшебной сказки соответствует не структура реального обряда инициации, а некоторая ментальная и эмоциональная смысловая структура, которая после него остаётся. Собственно, фантазия и логика создают сюжет, и в этом отличие сказки от бессмысленного бреда. Подходящего сценария я не нашла, а перечитав саму сказку решила, что сюжет нужно сделать короче. Но в сказках борьба со змеем — основа повествования, весь сюжет основан на том, чтобы показать победу сказочного богатыря над змеем. Для начала предложить несложные сюжеты игр, поощрять в ребёнке все проявления инициативы и фантазии, проводить театрализованные представления, читать сказки. Правда, сюжеты этих сказок, которые мы, казалось бы, знаем наизусть, таят в себе множество тайн. Как увидим дальше, схожие сюжеты имеются в мифологии других народов, в частности и в русских народных сказках. Например, предложите ему воплотить в глине сюжет знакомой сказки, при этом обязательно обсудите всех персонажей, ситуации, в которые им суждено попасть и т. Эпиграфом пьесы автор берёт слова из 8-й главы «Сказки моей жизни» датского сказочника: «… Чужой сюжет как бы вошёл в мою плоть и кровь, я пересоздал его и тогда только выпустил в свет». Другой сюжет — красавица из пушкинской сказки, у которой «во лбу звезда горит». Давайте вернёмся к старым сказкам с сюжетом «Мачеха и падчерица». Интересны советы по работе над языком и образностью сказок, но особенно выделены автором приёмы «рассказывания» сказок и коллективного восстановления сюжета, которые настоятельно рекомендуется использовать для развития мышления, памяти и речи учащихся. В развитии сюжета мифов и сказок также можно выделить этапы, соответствующие временам года круга сезонности. Давай поиграем в одну игру: я напишу для тебя сказку, а ты попробуешь отгадать, из каких книг я пригласил в свой сюжет главных героев. Как-то раз, когда мы уже немного подросли, он предупредил нас, что расскажет очень длинную сказку — на эту сказку не хватит одного вечера, даже двух или трёх, а понадобится много-много дней — ведь дед рассказывал неторопливо и любил завернуть сюжет так, что даже самые мелкие подробности были просто необходимы и их приходилось вспоминать. Сказки — с их несложными и мудрыми сюжетами, вобравшими решающую проблематику человеческих отношений на всех уровнях — от любовного до государственного. Сюжет о превращении русалки или обиженной родственниками девушки в берёзу встречается во многих славянских сказках и легендах. Увидев, как игрушечный зайчик спрятался под вашей ёлочкой, малютка легче найдёт похожий сюжет в книге сказок или в книге о лесных жителях, которая содержит простые изображения. Игра может варьироваться, в ходе неё разыгрывается целый эпизод из сказки или мультфильма, по которому они должны догадаться, о каком сюжете идёт речь, или же может быть загадано несколько героев. С тех пор этот сюжет бесконечно повторяется в человеческой культуре — от народных сказок до евангельских преданий. В сказку вводятся новые детали, повороты сюжета и персонажи. Историкам литературы пришлось разбивать одно за другим толкования мифологами различных сюжетов народного эпоса и народных сказок. Для начала потренируйтесь с малышом на знакомых ему коротких сказках с простыми сюжетами. Рельефное изображение зимнего пейзажа на крышке настольного портсигара с композицией на сюжет русской сказки «Морозко». В 1844 году он написал свою версию сказки на тот же сюжет. Весьма интересные и важные соображения по поводу интересующего нас феномена блуждающего сюжета, помимо уже названных нами теоретиков и практиков литературного мастерства, оставили также учёные, исследовавшие народные сказки и пытавшиеся составить их систематические классификации, которые зачастую сводились именно к перечневому перечислению ведущих сюжетных конструкций. Иногда в сказках с подобным сюжетом сообщается, что хотя, героиня и покинула родные края, но свой талисман (яблоньку или любимое животное) она увезла с собой. Сказка должна быть короткая, желательно на известный детям сюжет. Спектакли, кинофильмы, литература — форматы сказок для взрослых, в которых язык метафоры, увлекательный сюжет проявляют себя в новых красках. Между полутора и двумя годами с ребёнком происходит удивительное превращение: он начинает слушать сказки и понимать сюжет. Вышивали изумительные, яркие, сочные картины, на сюжеты народных сказок. Хорошая сказка бы, наверное, получилась, пусть и сюжет избит, и морали никакой. И как в сказке сюжет повести балансирует на тонкой грани между реальным и ирреальным. Представьте себе свои самые сокровенные желания воплощёнными, почувствуйте себя богатым, счастливым, здоровым, любимым, создайте себе радостное настроение, можете даже изобразить его на красочном рисунке или в виде сказки со счастливым сюжетом. Дело в том, что эти две сказки имеют общую основу — сюжет. Сюжет русских народных сказок, когда герой должен был пройти через многочисленные испытания, не что иное, как отражение ритуала посвящения в мужчины. Знакомый сюжет об исчезновении солнца и его возвращении на небосклон мы можем при желании увидеть и в весьма известной русской сказке «О молодце-удальце и молодильных яблоках». Можно сказать, что каждый народ имеет свою сказку на один и тот же сюжет. Первоначально, следуя принципам автора, эта структура понималась как повествовательный сюжет, общий — на функциональном уровне — для всех текстов жанра волшебной сказки. Например, читает ему какую-нибудь сказку, где встречается сюжет с прохождением героя через лабиринт. Отсюда — такая универсальная распространённость сказки с сюжетом, условно говоря, финальной «компенсации» социально, ритуально или личностно (в том числе физически) непрезентабельного и социально малообещающего героя. Сюжеты большинства сказок насчитывают сотни лет. Но главное — в народной сказке основным назидательным элементом всегда бывает сам сюжет (то, про что рассказывается), а в авторской сказке — авторская сверхзадача повествования (во имя чего и как рассказывается). В оформлении торговых залов используются сюжеты любимых детских сказок. Но само это возмездие, приходящее от моря, развёрнуто поэмой в целый сюжет, а сказкой сжато в финал: рок моментально опрокидывает все многоступенчатые построения человеческой воли. Это могут быть или знакомая сказка, или вновь придуманный сюжет. Борьба героя со змеем часто встречается и в сказках, но сказки с подобным сюжетом обязательно заканчиваются женитьбой героя на спасённой им девушке. Этот сюжет нехарактерен для древней мифологии, но близок нашему пониманию: он знаком нам с детства из сказок, как бессознательный идеал и душевный ориентир супружества. Но кто скажет: чем отличается сюжет фильма от народной сказки? Сколько сюжетов можно почерпнуть здесь, в такой сказке! Этот сюжет трудно встретить в сказках. Возможно, некто, лучше меня знакомый с литературой на санскрите и имеющий больший доступ к её неопубликованным сокровищам басен и легенд, однажды найдёт раннеиндийскую сказку с сюжетом, столь распространённым среди других народов этой семьи. Ни одна картина или фабула, ни одно развитие или освещение сюжета в этих сказках не найдены готовыми в нашей мифологии. Кто бы мог подумать, что серьёзный автор исторических романов, всегда чётко выверенных с логично выстроенным сюжетом, вдруг возьмёт да напишет романтическую сказку, всего лишь навеянную старой легендой, непонятным и чудесным образом вторгшейся в его жизнь. Если в дореволюционных сказках и повестях возникает смена нарративных авторских масок как следствие неоднозначной оценки изображаемого, то в «аллегорических» «Большим детям сказках» (1917 — 1920) парадоксальную ситуацию создаёт контраст повествования и сюжета. Этот сюжет знаком каждому с детства по прекрасной пушкинской сказке о рыбаке и рыбке: как только очередное желание старухи исполнялось, она немедленно хотела большего, а в результате оказалась у разбитого корыта. Повторы в сюжете помогут малышам усвоить сказку и позже самостоятельно пересказать или обыграть её. Аналогично дело обстоит и с другими «тридевятыми царствами»: действие многих известных нам сказок разворачивается во вполне реальной местности, и андерсеновские не исключение — насчитывается порядка двух десятков его сказочных сюжетов, в которые можно в буквальном смысле купить билет. Общеевразийские (и даже более широкие) сюжетно-композиционные схождения наблюдаются в произведениях героического эпоса, в образцах анималистической, фантастической, новеллистической сказки с её типовыми сюжетами, в текстах несказочной прозы (былички, легенды, притчи и пр.). Правда, Гриммы странствовали по немецким землям, но ведь народные сказки часто имеют общую основу, так называемые бродячие или миграционные сюжеты. Сходство сказки с поэмой оттого и трудно поначалу заметить, что комическая альтернатива трагическому сюжету осуществлена здесь радикально, то есть его перенесением в другой жанрово-тематический план. Автор использует в сказке евангельский сюжет о возвращении блудного сына. Никак не меньше, чем сюжеты религиозных мифов и народных сказок. Глядя на них, художник нашёл бы тысячу сюжетов для сказок русских, а иногда и заморских. Образы, с помощью которых мы описываем действующие в безсознательном наших пациентов силы и комплексы, взяты нами из мифов, сказок, литературных сюжетов других народов. Всё бы ничего, да только эту сказку мама рассказывала сыну раз этак в пятнадцатый. И уже ломала голову, где взять следующий сюжет про фей. В целом, сюжет развивается подобно сюжету любой сказки или мифа: в нём есть завязка, кульминация и развязка. Примечательно, что один из сюжетов «Панчатантры» почти в точности воспроизводит содержание русской народной сказки, и его смысл хорошо понятен нам с вами. Примерно одни и те же сюжеты находят в германских, шотландских, чешских, словацких, грузинских, японских сказках. Религиозные тексты любых конфессий и народные сказки могут быть неисчерпаемым источником для поиска тем и сюжетов. То есть я не против посмотреть по телику что-нибудь страшненькое, но по-настоящему историями про демонов меня испугать невозможно, потому что как бы круто ни завернул сюжет сценарист, я пребываю в твёрдой убеждённости, что всё это глупые сказки, и, насмотревшись подобных фильмов, не вздрагиваю нервно под одеялом, прислушиваясь к шорохам за окном. Современные детские авторы представляют свои сказки, в которых неожиданные, свежие сюжеты соседствуют с классическими традициями детской литературы. Кроме того, в инсценировке этих знакомых сказок может иметь место импровизация, юмор, что оживит привычный сюжет, обогатит характеры героев, но не собьёт маленьких зрителей с толку и не нарушит сюжетную линию. Анекдоты анекдотами, но филологам известны пушкинские черновые записи сюжетов семи сказок, в которых хорошо заметны интонационные следы няниных сказов. Именно поэтому она считает народные сказки тем конечным продуктом, в котором существуют паттерны, хорошо согласующиеся с бессознательным каждого человека, и в запоминающихся героях, сюжетах и мотивах которого лучше всего выражены коллективные бессознательные процессы. Его заинтересованность и наводящие вопросы порой двигали сказку в новом направлении, меняли сюжет и привносили красочные детали в описание. Каждому возрасту своя сказка, свой образный и проблемный ряд, свой сюжет, свои декорации. Это очевидно. И это необходимое условие сказкотерапии. Конечно, можно рассказывать и разучивать стишки и песенки, но они не заменят сказки, потому что в них нет полноценного сюжета. Сегодня такие истории кажутся в той же степени фантастическими и надуманными, как и сюжеты волшебных сказок. И, прямо как в доброй сказке, был немедленно же вознаграждён за свою решительность удивительным сюжетом. Сюжеты игр берутся из популярных кинофильмов, телепередач, сказок, мифов. Сюжетом называют основу сказки, ту историю, которая происходит с её героями. Светская тематика разнообразна: историческая, политическая, сатирическая, любовная, много сюжетов народных сказок, исторических песен, былин, баллад. Если прочесть сразу несколько сказок подряд, то невольно возникнет ощущение, что, несмотря на различие в сюжетах, есть в них что-то похожее друг на друга. Небольшие группы от каждого города должны были в воздухе изобразить сцены, сюжетом для которых служили сказки и предания, переходящие от поколения к поколению. Не исключено, что сюжеты этих мифов и русской сказки восходят к неким древним легендам индоевропейцев. Ребёнок любит, чтобы ему каждый день читали одну и ту же сказку, хотя её сюжет он давно уже выучил наизусть.

kartaslov.ru

Волшебная сказка — это… Что такое Волшебная сказка?

Ска́зка:

1) вид повествовательного, в основном прозаического фольклора (сказочная проза), включающий в себя разножанровые произведения, в содержании которых, с точки зрения носителей фольклора, отсутствует строгая достоверность. Сказочный фольклор противостоит «строгодостоверному» фольклорному повествованию (несказочная проза) (см. миф, былина, историческая песня, духовные стихи, легенда, демонологические рассказы, сказ, кощуна, предание, быличка).

2) жанр литературного повествования. Литературная сказка, либо подражает фольклорной (литературная сказка, написанная в народнопоэтическом стиле), либо создаёт дидактическое произведение (см. дидактическая литература), на основе нефольклорных сюжетов. Фольклорная сказка исторически предшествует литературной.

Слово «сказка» засвидетельствовано в письменных источниках не ранее XVI века. От слова «каза́ть». Имело значение: перечень, список, точное описание. Современное значение приобретает с XVII-XIX века. Ранее использовалось слово баснь, до XI века — кощуна.

Слово «сказка» предполагает, что о нем узнают, «что это такое» и узнают, «для чего» она, сказка, нужна. Сказка целевым назначением нужна для подсознательного или сознательного обучения ребенка в семье правилам и цели жизни, необходимости защиты своего «ареала» и достойного отношения к другим общинам. Примечательно, что и сага, и сказка несут в себе колоссальную информационную составляющую, передаваемую из поколения в поколение, вера в которую зиждется на уважении к своим предкам.

Бывают разные типы сказок.

Фольклорная сказка

Фольклорная сказка, в основе которой лежит традиционный сюжет, относится к прозаическому фольклору (сказочная проза). Миф, потеряв свои функции, стал сказкой.

Сказка противостоит мифу как:

  1. Профанноесакральному. Миф связан с ритуалом, поэтому миф, в определённое время и в определённом месте, раскрывает посвящённым тайные знания;
  2. Нестрогая достоверностьстрогой достоверности. Уход сказки от этнографичности мифа привело к тому, что художественная сторона мифа вышла на первый план в сказке. Сказка «заинтересовалась» увлекательностью сюжета. Историчность (квазиисторичность) мифа стала неактуальной для сказки. События сказки происходят вне географической приуроченности в рамках сказочной географии.

Фольклорная сказка имеет свою специфическую поэтику, в установлении которой настаивал Пропп, Владимир Яковлевич. Тексты данного жанра, строятся с помощью установленных традицией клише:

  1. Сказочные формулы — ритмизованные прозаические фразы:
    • «Жили-были…», «В некотором царстве, в некотором государстве…» — сказочные инициалы, зачины;
    • «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается» — срединные формулы;
    • «И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало» — сказочная концовка, финал;
  2. «Общие места» — кочующие из текста в текст разных сказочных сюжетов целые эпизоды:
    • Приход Ивана-царевича к Бабе-Яге, где проза перемежается с ритмизованными местами:
      • Клишированное описание портрета — «Баба-Яга, костяная нога»;
      • Клишированные формульные вопросы-ответы — «куда путь-дорогу держишь», «встань ко мне лицом, к лесу задом», и т. д.;
    • Клишированное описание места действия: «на калиновом мосту, на реке смородиновой»;
    • Клишированное описание действий: перемещение героя на «ковре-самолёте»;
    • Общефольклорные эпитеты: «красна девица», «добрый молодец».

Фольклорная сказка отвечает трём требованиям фольклорной бытийности (общефольклорные признаки):

  1. Устность.
  2. Коллективность.
  3. Анонимность.

Сюжет фольклорной сказки, в отличие от сюжета литературной сказки, существует во множестве текстов, в которых допускается некоторая степень импровизации исполнителя сказочного материала. Тексты фольклорной сказки противостоят друг другу по степени схожести-несхожести как вариант-вариации. В сказковедении ставится проблема авантекста, разрешение которой решает вопрос о творческом мастерстве исполнителя сказочного фольклора, ведь он не запоминает текст сказки целиком, а порождает текст на глазах у слушателей, восстанавливая конструктивные элементы текста, — тематические (мотивы) и стилистические («общие места», формулы и пр.). Сказитель хранил в памяти сказочные сюжеты целиком или в форме единиц сюжета, т. н. мотива, и воспроизводил в исполняемой сказке. Сказковедение перечислило все обнаруженные сказочные сюжеты, собрав их в составленные указатели. Некоторые сказочные сюжеты встречаются в одном тексте (контаминация сюжетов). Сказитель, для придания эпического замедления, использовал приём утроения действия в сказке. В сказковедении идёт постоянный поиск метода полного описания структуры текста ф. с. Для удобного описания текста исследователи выделяют, помимо композиционно-сюжетного и стилистического уровней текста, ещё идейно-тематический и образный уровни. В архаические времена (распад первобытно-общинного строя) ф. с. напоминала миф (мифологическая сказка или миф-сказка), однако и поздняя классичесская сказка сохранила реликты мифологического сознания. Задача фольклористики, как междисциплинарной науки, стоящей на границе лингвистики, литературоведения, этнографии, вскрыть в тексте эти реликты.

Классификация фольклорной сказки

Фольклорная сказка имеет внутрижанровые разновидности. В науке о сказке существует проблема классификации сказочных жанров. В «Сравнительном Указателе Сюжетов: Восточнославянская сказка», созданная на основе справочника по системе Аарне, в котором систематизирована европейская, а потом, в последующих редакциях Стита Томпсона (Thompson Stith) (см. Указатель сюжетов фольклорной сказки), сказка народов Мира, представлены следующие жанры сказочного фольклора:

  1. Сказки о животных, растениях, неживой природе и предметах.
  2. Волшебные сказки.
  3. Легендарные сказки.
  4. Новеллистические (бытовые) сказки.
  5. Сказки об одураченном чёрте.
  6. Анекдоты.
  7. Небылицы.
  8. Кумулятивные сказки.
  9. Докучные сказки.

Многие фольклористы (В. Я. Пропп, Э. В. Померанцева, Ю. И. Юдин, Т. В. Зуева) различают в составе жанровой разновидности «Бытовые сказки» два жанровых образования: новеллистические и анекдотические сказки. Новеллистические сказки находятся не только в разделе «Новеллистические сказки», но и в разделе «Волшебные сказки». А анекдотические сказки вбирают в себя сюжеты из группы «Сказки об одураченном чёрте», многие сюжеты, отнесённые к анекдотам, некоторые сюжеты, включённые в раздел новеллистические сказки, и некоторые сюжеты, причисленные к волшебным сказкам.

В сказочном фольклоре не всегда можно провести чёткую границу между сказочными жанрами. Так, легендарная сказка может рассказываться как легенда, а переделки былин могут быть отнесены в особую жанровую группу «Богатырская сказка». Измениение отношения к действительности носителей фольклора, изменяет принадлежность повествования к тому или иному фольклорному эпическому виду.

Жанровые разновидности сказки

Сказка о животных

Сказка о животных (животный эпос) — это совокупность (конгломерат) разножанровых произведений сказочного фольклора (сказка), в которых в качестве главных героев выступают животные, птицы, рыбы, а также предметы, растения и явления природы. В сказках о животных человек либо 1) играет второстепенную роль (старик из сказки «Лиса крадёт рыбу из воза (саней»)), либо 2) занимает положение, равноценное животному (мужик из сказки «Старая хлеб-соль забывается»).

Возможная классификация сказки о животных.

Прежде всего, сказка о животных классифицируется по главному герою (тематическая классификация). Такая классификация приведена в указателе сказочных сюжетов мирового фольклора, составленного Аарне-Томсоном и в «Сравнительном Указателе Сюжетов. Восточнославянская сказка»:

  1. Дикие животные.
    • Лиса.
    • Другие дикие животные.
  2. Дикие и домашние животные
  3. Человек и дикие животные.
  4. Домашние животные.
  5. Птицы и рыбы.
  6. Другие животные, предметы, растения и явления природы.

Следующая возможная классификация сказки о животных – это структурно-семантическая классификация, которая классифицирует сказку по жанровому признаку. В сказке о животных выделяют несколько жанров. В. Я. Пропп выделял такие жанры как:

  1. Кумулятивная сказка о животных.
  2. Волшебная сказка о животных
  3. Басня (аполог)
  4. Сатирическая сказка

Е. А. Костюхин выделял жанры о животных как:

  1. Комическая (бытовая) сказка о животных
  2. Волшебная сказка о животных
  3. Кумулятивная сказка о животных
  4. Новеллистическая сказка о животных
  5. Аполог (басня)
  6. Анекдот.
  7. Сатирическая сказка о животных
  8. Легенды, предания, бытовые рассказы о животных
  9. Небылицы

Пропп, в основу своей классификации сказки о животных по жанрам, пытался положить формальный признак. Костюхин же, в основу своей классификации, отчасти положил формальный признак, но в основном исследователь разделяет жанры сказки о животных по содержанию. Это позволяет глубже понять разнообразный материал сказки о животных, который демонстрирует разнообразие структурных построений, пестроту стилей, богатство содержания.

Третья возможная классификация сказки о животных является классификации по признаку целевой аудитории. Выделяют сказки о животных на:

  1. Детские сказки.
    • Сказки рассказанные для детей.
    • Сказки рассказанные детьми.
  2. Взрослые сказки.

Тот или иной жанр сказки о животных имеет свою целевую аудиторию. Современная русская сказка о животных в основном принадлежит детской аудитории. Таким образом, сказки рассказанные для детей имеют упрощенную структуру. Но есть жанр сказки о животных, который никогда не будет адресован детям – это т. н. «Озорная» («заветная» или «порнографическая») сказка.

Около двадцати сюжетов сказок о животных — это кумулятивные сказки (Рекурсивная ). Принцип такой композиции заключается в многократном повторении единицы сюжета. Томпсон, С., Болте, Й. и Поливка, И., Пропп выделяли сказки с кумулятивной композицией в особую группу сказок. Кумулятивную (цепевидную) композицию различают:

  1. С бесконечным повторением:
    • Докучные сказки типа «Про белого бычка».
    • Единица текста включается в другой текст («У попа была собака»).
  2. С Конечным повторением:
    • «Репка» — нарастают единицы сюжета в цепь, пока цепь не оборвётся.
    • «Петушок подавился» — происходит расплетание цепи, пока цепь не оборвётся.
    • «За скалочку уточку» — предыдущая единица текста отрицается в следующем эпизоде.

Другой жанровой формой сказки о животных является структура волшебной сказки (о структуре смотрите ниже) («Волк и семеро козлят» СУС 123, «Кот, петух и лиса» СУС 61 B).

Ведущее место в сказках о животных занимают комические сказки — о проделках животных («Лиса крадёт рыбу с саней (с воза) СУС 1, «Волк у проруби» СУС 2, «Лиса обмазывает голову тестом (сметаной) СУС 3, «Битый небитого везёт» СУС 4, «Лиса-повитуха» СУС 15 и т. д), которые влияют на другие сказочные жанры животного эпоса, особенно на аполог (басню). Сюжетное ядро комической сказки о животных составляют случайная встреча и проделка (обман, по Проппу). Иногда сочетают несколько встреч и проделок (контаминация). Героем комической сказки является трикстер (тот, кто совершает проделки). Основной трикстер русской сказки — лиса (в мировом эпосе — заяц). Жертвами её обычно бывают волк и медведь. Замечено, что если лиса действует против слабых, она проигрывает, если против сильных — выигрывает (Дм. Молдавский). Это идёт из архаического фольклора. В современной сказке о животных победа и поражение трикстера нередко получает моральную оценку. Трикстеру в сказке противопоставлен простофиля. Им может быть и хищник (волк, медведь), и человек, и животное-простак, вроде зайца.

Значительная часть сказок о животных занимает аполог (басня), в которой выступает не комическое начало, а нравоучительное, морализующее. При этом аполог не обязательно должен иметь мораль в виде концовки. Мораль вытекает из сюжетной ситуаций. Ситуации должны быть однозначными, чтобы легко сформировать моральные выводы. Типичными примерами аполога являются сказки, где происходит столкновение контрастных персонажей (Кто трусливее зайца? АТ 70; Старя хлеб-соль забывается AT 155; Заноза в лапе медведя (льва) AT 156. Апологом можно также считать такие сюжеты, которые были известны в литературной басне с античных времён (Лиса и кислый виноград АТ 59; Ворона и лисица AT 57 и многие другие). Аполог — сравнительно поздняя форма сказок о животных. Относиться ко времени, когда моральные нормы уже определились и подыскивают для себя подходящую форму. В сказках этого типа трансформировались лишь немногие сюжеты с проделками трикстеров, часть сюжетов аполога (не без влияния литературы) выработал сам. Третий путь развития аполога — это разрастание паремии (пословицы и поговорки. Но в отличие от паремии, в апологе аллегория не только рациональна, но и чувствительна.

Рядом с апологом стоит так называемая новеллистическая сказка о животных, выделенная Е. А. Костюхиным. Новелла в животной сказке — это рассказ о необычных случаях с довольно развитой интригой, с резкими поворотами в судьбе героев. Тенденция к морализации определяет судьбу жанра. В нём более определённая мораль, чем в апологе, комическое начало приглушено, либо совсем снято. Озорство комической сказки о животных заменено в новелле иному содержанию — занимательному. Классический пример новеллистической сказки о животных — это АТ 160 «Благодарные звери». Большинство сюжетов фольклорной новеллы о животных складываются в литературе, а потом переходят в фольклор. Лёгкий переход этих сюжетов связан с тем, что сами литературные сюжеты складываются на фольклорной основе.

Говоря о сатире в сказках о животных, надо сказать, что литература некогда дала толчок к развитию сатирической сказки. Условие для появлении сатирической сказки возникает в позднем средневековье. Эффект сатирического в фольклорной сказке достигается тем, что в уста животных вкладывается социальная терминология (Лиса-исповедница АТ 61 А; Кот и дикие животные АТ 103). Особняком стоит сюжет АТ 254** «Ёрш Ершович», которая является сказкой книжного происхождения. Поздно появившись в народной сказке сатира в ней не закрепилась, та как в сатирической сказке легко можно убрать социальную терминологию. Так в XIX веке сатирическая сказка непопулярна. Сатира внутри сказки о животных — это лишь акцент в крайне незначительной группе сюжетов о животных. И на сатирическую сказку повлияли законы животной сказки с проделками трикстера. Сатирическое звучание сохранилась в сказках, где в центре трикстер, а где была полнейшая нелепица происходящего, то сказка становилась небылицей.

Волшебная сказка

Волшебная сказка имеет в своей основе сложную композицию, которая имеет экспозицию, завязку, развитие сюжета, кульминацию и развязку (см. также Конфликт (литературоведение).

В основе сюжета волшебной сказки находится повествование о преодолении потери или недостачи, при помощи чудесных средств, или волшебных помощников. В экспозиции сказки рассказывается о всех причинах, которые породили завязку: запрещение и нарушение запрета на какие-то действия. Завязка сказки состоит в том, что главный герой или героиня обнаруживают потерю или недостачу.

Развитие сюжета — это поиск потерянного или недостающего.

Кульминация волшебной сказки состоит в том, что главный герой, или героиня сражаются с противоборствующей силой и всегда побеждают её (эквивалент сражения — разгадывание трудных задач, которые всегда разгадываются).

Развязка — это преодоление потери, или недостачи. Обычно герой (героиня) в конце «воцаряется» — то есть приобретает более высокий социальный статус, чем у него был в начале.

В.Я. Пропп вскрывает однообразие волшебной сказки на сюжетном уровне в чисто синтагматическом плане. Он открывает инвариантность набора функций (поступков действующих лиц), линейную последовательность этих функций, а также набор ролей, известным образом распределённых между конкретными персонажами и соотнесённых с функциями. Функции распределяются среди семи персонажей:

  • антагониста (вредителя),
  • дарителя
  • помощника
  • царевны или её отца
  • отправителя
  • героя
  • ложного героя.

Пропп создает т. н. метасхему волшебной сказки, состоящей из 31 функции. Мелетинский Е. М., продолжая за Проппом исследование по жанровому определению волшебной сказки, объединяет пропповские сказочные функции в крупные структурообразующие единицы для того, чтобы точнее дать жанровое определение волшебной сказке. Учёный говорит о том, что для волшебной сказки характерны такие общие единицы, представленные во всех сказочных текстах, как ελ…EL, где греческие буквы — это испытание героя сказки дарителем и вознаграждение героя (Баба-Яга даёт Ивану-царевичу волшебный клубок за то, что он себя правильно вёл). Латинские же буквы, в формуле Мелетинского, обозначают бой над антагонистом и победу над ним (в роли антагониста выступает в волшебной сказке Кощей Бессмертный, Змей Горыныч). Победа над антагонистом немыслима без помощи волшебного средства, полученного ранее от дарителя. Мелетинский предлагает выделять не только жанр волшебной сказки, но также различать её жанровые типы, вводя дополнительные единицы для определения жанровых типов волшебной сказки:

  • наличие/отсутствие независимого от героя объекта борьбы (O — O)
  • добывание брачного партнёра и чудесного предмета (O1 — O2)
  • добывание объекта героем для себя или для царя, отца, семьи, своей общины (S — S_)
  • фактор семейного характера основной коллизии (F — F)
  • выявление сказки с отчётливо мифологической окраской враждебного герою демонического мира (M — M).

Благодаря этим единицам, можно выделить пять групп сказок:

    1. O1SˉFˉM — героические сказки, змееборческого типа (АТ 300—301).
      • O2SˉFˉM — героические сказки типа quest (АТ 550—551).
    2. OˉSFˉM — архаические сказки типа «дети у людоеда» (АТ 311, 312, 314, 327).
      • OˉSFM — сказки о семейно гонимых, отданных во власть лесным демонам (АТ 480, 709).
      • OˉSFMˉ — сказки о семейно гонимых без мифических элементов (АТ 510, 511).
    3. O1SFˉM — сказки о чудесных супругах (АТ 400, 425, и др.).
      • O2SFˉMˉ — сказки о чудесных предметах (АТ 560, 563, 566, 569, 736).
    4. O1SFˉMˉ- сказки о свадебных испытаниях (АТ 530, 570, 575, 577, 580, 610, 621, 675).
    5. O1SˉFˉMˉ — (АТ 408, 653).
      • O2SˉFˉMˉ — (АТ 665).

Пользуясь вышеизложенной классификацией типов волшебной сказки, надо иметь ввиду, что во многих сказках есть, т. н. вторые ходы (перипетии), которая выражается в том, что главный герой сказки ненадолго теряет объект своего желания.

Мелетинский, выделяя пять групп волшебных сказок, пытается решить вопрос исторического развития жанра вообще, и сюжетов в частности. Выстраиваемая схема O – Oˉ, M – Mˉ, F – Fˉ, S – Sˉ, во многом соответсвует общей линии развития от мифа к сказке: демифологизация основной коллизии и выдвижение на первый план семейного начала, сужение коллективизма, развитие интереса к личной судьбе и компенсации социально обездоленного. В волшебной сказке присутсвуют все этапы этого развития. В сказке присутствуют некоторые мотивы, характерные для тотемических мифов. Совершенно очевидно мифологическое происхождение универсально распространённой волшебной сказки о браке с чудесным «тотемным» существом, временно сбросившим звериную оболочку и принявшим человеческий облик («Муж ищет изчезнувшую или похищенную жену (жена ищет мужа)» СУС 400, «Царевна-лягушка» 402, «Аленький цветочек» 425 С и др.). Сказка о посещении иных миров для освобождения находящихся там пленниц («Три подземных царства» СУС 301 А, B и др.). Популярные сказки о группе детей, попадающих во власть злого духа, чудовища, людоеда и спасающихся благодаря находчивости одного из них («Мальчик-с-пальчик у ведьмы» СУС 327 B и др.), или об убийстве могучего змея — хтонического демона («Победитель змея» СУС 3001 и др.). В волшебной сказке активно разрабатывается семейная тема («Золушка» СУС 510 А и др.). Свадьба для волшебной сказки становится символом компенсации социально обездоленного(«Сивко-Бурко» СУС 530). Социально обездоленный герой (младший брат, падчерица, дурак) в начале сказки, наделённый всеми отрицательными характеристиками со стороны своего окружения, наделяется в конце красотой и умом («Конёк-горбунок» СУС 531). Выделяемая группа сказок о свадебных испытаниях, обращает внимание на повествование о личных судьбах. Новеллистическая тема в волшебной сказке не менее интересна, чем богатырская. Пропп классифицирует жанр волшебной сказки по наличию в основном испытании «Битвы — Победы» или по наличию «Трудной задачи — Решение трудной задачи». Логичным развитием волшебной сказки стала сказка бытовая.

Новеллистическая сказка

Новеллистическая сказка имеет одинаковую с волшебной сказкой композицию, но имеет качественное с нею различие. В сказке этого жанра, в отличие от волшебной, происходят воистину чудесные события (работник побеждает чёрта). В новеллистической сказке действует трикстер — человек. Он из народной среды, он борется за справедливость с властью предержащей и добивается этого.

Анекдотическая сказка

Анекдотическая сказка, выделяемая Афанасьевым А. Н., отличается от анекдота тем, что сказка является развёрнутым повествованием анекдота.

Небылица

Небылицы — это сказки, построенные на абсурде. Они небольшие по объёму и часто имеют вид ритмизованной прозы. Называются также формульными сказками, когда вставляются в текст больших сказок. Их функция — увлечь предстоящей сказкой. Небылицы представляют собой особый жанр фольклора, который встречается у всех народов как самостоятельное произведение или как часть сказки, скоморошины, былички, былины.

Собирание сказок

Собирание сказочного фольклора началось после того, как представители немецкой мифологической школы в фольклористике братья Гримм издали сборник немецких сказок. В России начинателем собирания русских народных сказок явился русский этнограф Афанасьев А. Н.. Большой вклад в собирание и организацию детского фольклора внесли такие личности как Авдеева Е. А., Даль В. И.. В истории собирания детского фольклора оставил заметный след этнограф-собиратель Шейн П.В.. Он выделил детский фольклор как особую область науки. Вклад в популяризацию и коллекционирование сказок сделал украинский поэт Малкович, И. А. [1]

Происхождение (генезис) и развитие сказок

Мифологическая сказка

Фольклорные сказки происходят из тотемических мифов первобытнообщинного общества (примитивных народов Северной Азии, Америки, Африки, Австралии и Океании). Первичные, архаичные сказки называют архаическими или мифологическими. Носители архаического фольклора сами выделяют их из мифологического повествования. Обычно выделяют две формы: пыныл и лымныл — у чукчей, хвенохо и хехо — у фон (Бенин), лилиу и кукванебу — у киривна в Меланезии и т. п. Эти две главные формы приблизительно соответствуют мифу и сказке. Различие между ними выражает оппозицию сакрального и профанного, профанное является часто результатом деритуализации и потери эзотерического характера. Структурная разница не была обязательной между этими двумя формами, она могла вовсе не существовать. Очень часто один и тот же или сходный текст мог трактоваться одним племенем как настоящий миф, а другим — как сказочное повествование, исключённое из ритуально-сокральной системы. Можно определить архаические сказки как нестрогие мифы, учитывая, что они включают мифологические представления. Ф. Боас замечает, что архаическую сказку от мифа индейцев Северной Америки отличает лишь то, что культурный герой добывает блага для себя, а не для коллектива. Нестрогая достоверность архаичной сказки влечёт за собой преобладание эстетической функции над информативной (цель архаической сказки — развлечение). Так экзотерический миф, рассказанный непосвящённым в целях общего развлечения, находится на пути превращения мифа в сказку.

Архаическая сказка не только воспринимает мифологическме мотивы о змееборчестве; о женитьбе на «тотемном» животном, с целью заполучить для общины блага; путешествие героя в царство мёртвых; бегство детей от злого существа, восходящие к посвятительным обрядам; но и создаёт своего героя — обиженного сиротку. Появление этого героя вызвано изменением социальных представлений в первобытнообщинном обществе. Можно считать, что в первобытнообщинной сказке выражен «протест» против изменения положения вещей: рушится эндогамия и экзогамия, рушится матриархат и первобытнообщинное общество. Сиротка — это младший брат, который остался обделёным старшими братьями, после смерти родителей, сиротка — это падчерица, пасынок для женщины, которая взята замуж отцом из племени, раннее не участвовавшем в брачном обмене. «Семейная» тематика и интерес к личной судьбе появляется в архаической сказке. Однако образ сиротки, изначально восходит к обряду инициации, где инициирующийся должен перед испытанием выглядеть невзрачно. Пройдя испытание, через символическое пожирание чудовищем, посвящающийся преображался. Доминирование в архаической сказке мотива свадьбы — это результат, ради которого проходила инициация юношей и девушек в мифе. Брак стал целью архаической сказки, стал компенсацией социально обездоленного.

В недрах архаической сказки, где действовали зооморфные культурные герои, вызревали многие повествовательные фольклорные жанры, среди которых были волшебная сказка, сказка о животных (см. также Эпос). В корякском фольклоре Ворон путешествует по нескольким слоям Земли, спускаясь всё ниже и ниже (мотивы волшебной сказки). Для волшебной сказки стали продуктивны сюжеты с мифологическими мотивами, сюжеты «семейной» тематики и личной судьбы (обиженный сиротка получает более высокий социальный статус). Однако то, что стало продуктивным для волшебной сказки, не является продуктивным для сказки о животных. Для сказки о животных продуктивны сюжеты, в основе которых лежит соперничество двух персонажей, разрешаемого проделкой (трикстерское содержание). Проделка в архаической сказке может быть одна, но может быть и цепочка проделок: кто-то затевает сделать что-то, тот делает, но потом, поняв что того обманули, делает ответную проделку. Соперничество двух животных, из-за которого одно, глупое, неудачно подражает другому, проделка хитрого над ограниченным, насмешки одного над другим — темы эти, постоянно звучащие в мифах о фратриальной вражде, прочно входят затем в сказку о животных и практически формируют её. Большинство сюжетов будущей сказки о животных — это архаические анекдоты о неудачах культурного героя, возникшие после разрушения матриархата, то есть после крушение прежних верований.

Классическая сказка

Классическая сказка сформировалась далеко за пределами первобытнообщинного общества, в классовом обществе. Уже в Древнем Египте существовали: сказка о животных, волшебная сказка, бытовая сказка.

Примечания

Литература

Сказка о животных

  • Костюхин Е. А. Типы и формы животного эпоса. Москва,1987г.

Кумулятивная сказка

Волшебная сказка

Бытовые сказки

  • Юдин Ю. И. Дурак, шут, вор и чёрт (Исторические корни бытовой сказки). — Москва, 2006. ISBN 5-87604-148-3

Детская сказка

  • Капица Ф. С. Русский детский фольклор: Учебное пособие для студентов вузов/ Капица Ф. С., Колядич Т. М. — Москва, 2002.

Указатели сюжетов сказок

См. также

Тексты сказок

  • Волшебные сказки в Русском Фольклоре
  • Аудиосказки на фоне прекрасной музыки, тексты сказок.
  • Список рекомендованных детских сказок по возрастам
  • Волшебный мир сказок.
  • Русские народные сказки, сказки А.С. Пушкина, Шарля Перро, Ганса Христиана Андерсена
  • Сказки о животных в Русском Фольклоре
  • Турецкие сказки
  • В мире сказки. Собрание сказок на радость детям и взрослым.
  • Русские народные сказки о животных
  • Сказки братьев Гримм
  • Афанасьев, А. Н. Русские народные сказки. В 3-х томах.
  • Терапевтические сказки
  • Сказки народов мира (укр.)
  • Сказки народов мира (рус.)
  • Социально-бытовые сказки в Русском Фольклоре
  • Русские народные сказки, в аудио формате (рус.)
  • Сказки и легенды пушкинских мест.
  • Русская сатирическая сказка: в записях середины 19 — 20вв.
  • Русские сказки в ранних записях и публикациях (XVI—XVIII века)
  • Русская сказка. Избранные мастера: В 2 т.
  • Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века
  • Башкирские народные сказки
  • Чеченские сказки
  • Притчи и сказки Востока и Запада
  • Мифы, сказки и легенды
  • Легенды и сказки крымских-татар
  • Любительские сказки
  • Прибаутки
  • Любительские волшебные сказки
  • Сказки в картинках. Легенды, мифы о волшебных существах.
  • Сказки из бисера
  • Цикл волшебных сказок про Жужу
  • Аудиосказки из собрания Афанасьева А.Н.
  • Казахские сказки
  • Татарские сказки
  • Сказки, Легенды, Мифы Народов Мира
  • Сказки народов мира
Сказочные жанры
Главный герой (Аарне, С. Томпсон), по тематике Сказки о животных, растениях, неживой природе и предметах  • Волшебные сказки  • Легендарные сказки  • Новеллистические (бытовые) сказки  • Сказки об одураченном чёрте  • Анекдоты  • Небылицы  • Кумулятивные сказки  • Докучные сказки
О животных
(Аарне,С. Томпсон)
Дикие животные (Лиса, Другие дикие животные)  • Дикие и домашние животные  • Человек и дикие животные  • Домашние животные  • Птицы и рыбы  • Другие животные, предметы, растения и явления природы
О животных
(В. Я. Пропп), структурно-семантическая
Кумулятивная сказка о животных  • Волшебная сказка о животных  • Басня (аполог)  • Сатирическая сказка
О животных
(Е. А. Костюхин), по содержанию
Комическая (бытовая) сказка о животных  • Волшебная сказка о животных  • Кумулятивная сказка о животных  • Новеллистическая сказка о животных  • Аполог (басня)  • Анекдот  • Сатирическая сказка о животных  • Легенды, предания, бытовые рассказы о животных  • Небылицы
Целевая аудитории Детские сказки (Сказки рассказанные для детей, Сказки рассказанные детьми) • Взрослые сказки
Кумулятивные (рекурсивные) сказки С бесконечным повторением (Докучные-«Про белого бычка», Единица текста включается в другой текст-«У попа была собака») • С конечным повторением (нарастают единицы сюжета в цепь, пока цепь не оборвётся — «Репка»; расплетание цепи, пока цепь не оборвётся — «Петушок подавился», предыдущая единица текста отрицается в следующем эпизоде — «За скалочку уточку»)

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Сюжетная линия бытовых сказок | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Аскерова Н. И. Сюжетная линия бытовых сказок [Текст] // Современная филология: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Самара, март 2017 г.). — Самара: ООО «Издательство АСГАРД», 2017. — С. 1-4. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/234/12019/ (дата обращения: 21.11.2019).



Бытовые сказки различаются по своему содержанию и теме. Эти сказки, для которых характерно использование загадок, трудных вопросов и мудрых ответов, объединяют в себе сюжеты о жестоких и глупых правителях, высмеивающие глупость, жадность и бездарность.

Происхождение бытовых сказок различно, как и их темы. Источник сюжетов о непутевых детях, разбойниках и ворах связан с повседневной жизнью. Бытовые сказки имеют свой круг сюжетов, образов, специфические методы художественного воздействия. В отличие от волшебных сказок, их герои живут в реальном мире, достигают желаемого с помощью смекалки и ума. Их поступки иногда противоречат этическим нормам общества, в котором они живут. Эти сказки емкими художественными средствами отражают образ жизни народа, его быт и повседневность, традиции и обычаи, борьбу, желания, надежды и чаяния. Здесь говорится о встрече представителей народа с правителем, визирем, муллой, торговцем и другими, о проблемах социальной несправедливости, бесправия, бедности, нужды. Главные герои бытовых сказок достигают желаемого за счет ума, смекалки, предприимчивости, справедливости, совести, правдивости, побеждают с помощью моральных качеств. В образах этих героев народ воплощает свои мечты и желания. В этих сказках отчетливо проявляется правда реальной жизни. Сказки, построенные на вопросах и ответах, по своему характеру близки волшебным сказкам. В волшебных сказках герой достигает своих желаний с помощью сложных действий, событий, пройдя многочисленные испытания. А в бытовых сказках аналогичного типа побеждает ото человек, кто ставит перед соперником неразрешимые вопросы-загадки или наоборот, кто находит правильный ответ на вопросы и загадки. [4, с. 230]. В некоторых сказках этого типа основу сюжета составляет вопрос-загадка. События заканчиваются после того, как найден ответ на эту загадку.

В сказке «Три принца» важное место занимает мотив испытания нареченного/нареченной. В сказке описывается, как три брата, закончив учебу и постигнув науки, с разрешения отца направляются в путешествие. Они не спеша едут и достигают одной страны. Падишах этой страны находит братьев очень умными и способными и доволен ими. Падишах выдает свою дочь за старшего брата, свадьбу играют сорок дней и сорок ночей. Затем средний и младший братья продолжают свой путь. На развилке двух дорог они расстаются, каждый из них достигает какой-то страны. Средний брат также за счет своего ума и терпения женится на дочери падишаха. Также и младший брат выполняет задание мудрого старца, которое не смог выполнить ни один богатырь, и с его помощью проникает во дворец к девушке. После этого девушка говорит отцу, что если юноша ответит на ее вопросы, то она выйдет за него замуж. Молодой человек находит ответы на вопросы девушки. Она соглашается выйти за него. После свадьбы отец спрашивает, в чем был смысл вопросов-ответов, девушка объясняет:

— Я послала ему алмаз, сказала, я тверда, как алмаз, ты не сможешь исполнить все мои желания.

Юноша сказал:

— Я понял, поэтому алмаз я возвращаю тебе смятым. Если твои желания будут чрезмерны, я сомну их так же.

Девушка продолжила:

— Затем я послала бриллиант, это значило — я прекрасна, как бриллиант.

Юноша ответил:

— Мой ответ таков: я купил еще более дорогой бриллиант и отправил тебе, что значит — и я прекрасен. Но рядом я положил два рубина: посмотри же, если от двух таких прекрасных людей, как мы, родятся два сына, красивых, как рубины, что за чудо случится (1, с. 306).

Как видно, вопросы и загадки более всего нацелены на то, чтобы проверить, насколько умен и находчив герой. Парень и девушка соревнуются с помощью вопросов и загадок. В такого рода соревновании нет ни победителя, ни побежденного, обе стороны демонстрируют свой ум и сообразительность, на основе чего принимается решение о свадьбе. В этой сказке все три брата-принца женятся на принцессах не за счет своего происхождения. Принцессы дают согласие выйти за них замуж потому, что каждый из братьев успешно проходит испытание, справляется с предложенным ему заданием. Следовательно, по древнему свадебному обычаю, основную роль играло не происхождение жениха, а его умения и способности (3, с. 55).

Сказка «Поставим на пути лестницу» полностью построена на загадках, хотя и в некоторой степени перекликается с современной ей сказкой «Падишах и башмачник» [8, с. 199]. Как и у других народов, суть бытовых сказок, имеющих форму диалогов и построенных на загадках, составляют противоречия. Одна сторона с помощью загадок испытывает другую сторону, которая ломает голову, готовит ответ. Один умен, находит ответ, другой же не может дать ответа. Тем самым девушка посредством загадок проверяет ум, сознательность молодого человека. Если парень беден, девушка больше всего ценит его ум. Если есть ум, богатство заработает, если же нет — потратит и то, что есть, так рассуждает девушка и подвергает его испытанию. И здесь парень, дав правильный ответ на вопрос девушки, получает ее любовь. Во многих сказках юноша снимает чары, наложенные на девушку, и должен дать ответ на ее загадки. В некоторой части сказок данного типа преимущественно проверяется, испытывается физическая сила нареченного. Эта особенность отчетливо видна в сказке «Соловей Хазарандастана». Бильгейс ханым согласна выйти только за того юношу, который победит ее в поединке. Младший принц выполняет это условие и получает ее согласие [5, с. 117].

Этот мотив широко распространен в наших дастанах. Данная особенность ярко проявляется и в «Книге моего деда Коркуда», в части Бамсы Бейрек. Бейрек приходит на зеленое поле, где разбит шатер его невесты Банучичек. Девушка, закрыв лицо, чтобы он не узнал ее, выходит к юноше, спрашивате, зачем он пришел и подвергает его испытанию — стрельбе из лука и борьбе. М. Х. Тахмасиб, указывая на широкое отражение этого обычая в наших дастанах, пишет: «Но эти состязания, в древности опиравшиеся на необходимость проверить прежде всего физическую силу юноши, испытать его, постепенно начинают уступать большее место испытаниям, проверяющим рассудительность юноши, его ум, находчивость в разговоре» [9, с. 82]. В сказке «Два брата» основная суть проявляется в параллелизме «разумный-дурачок».

«В некотором царстве, в некотором государстве, в деревне жила-была одна семья, и было у них два сына. После смерти родителей братья остались одни. Старшего брата считали умным, а младшего — дурачком [6, с. 52]. И все развитие событий связано с этим. В сказке именно в связи с совершением братьями «разумных и дурацких» поступков, происходят интересные события, создается комический эффект. В целом, в бытовых сказках конфликт развивается в рамках повседневной жизни. В бытовых сказках бытовые мотивы формируют основу сюжета. Эта особенность охватывает все внутрижанровые типы бытовых сказок. Широко распространены среди бытовых сказок и наиболее популярны в народе сказки про плешивого. В сказке «Плешивый Мамед» Мамед, обращаясь к падишаху, говорит: «Как же ты можешь быть падишахом с таким умом?» В сказке про плешивого описывается, как скупой торговец заставил плешивого работать до вечера и дал ему за труды только крошки черствого хлеба. В сюжет включается дополнение, рассказывающее о приключении жены торговца со старостой, с помощью него проясняются характеры героев. Воспользовавшись этим происшествием, плешивый до конца разоблачает врага. В ходе событий выявляется ум, смекалка, храбрость плешивого, жадность торговца и двуличие старосты. Староста с целью отомстить плешивому, говорит торговцу, который хочет дать ему взятку второй раз: «Ты больше плешивых не присылай, приходи тихонько сам и принеси мне сто туманов»

Сказка «Догадливый плешивый» начинается так: «В некотором царстве, в некотором государстве жили-были муж и жена. У них был плешивый сын. Муж умер. Мать вырастила сына.Плешивый и говорит:– Мать, какое наследство от отца осталось? Мать отвечает: – Среди гусей соседа-торговца есть один хромой гусь — это наш» [2, с. 104]. Сказку, начинающуюся таким образом, можно разделить на три этапа: условия, разоблачающие кривду; борьба плешивого с кривдой; победа правды. В наших сказках плешивые являются носителями различных функций. Например, в данной сказке плешивый догадлив. Плешивый сражается с визирем, злой старухой и разбойниками. С помощью своего ума и смекалки он всегда ставит их в трудное положение. Он унижает их всех перед падишахом. Затем визирь так кричит от злости, что умирает. «Падишах начинает искать себе нового визиря. Плешивый слышит об этом, наряжается, прихорашивается и приходит к падишаху. «Да здравствует падишах, пусть возьмет меня к себе визирем».

Плешивый в азербайджанских сказках, как и в сказках других тюркских народов, — это герой, который не отступает от своей цели, не терпит несправедливости, с помощью ума и смекалки разоблачает кривду, не боится трудностей. Ввязаться с ним в спор и превзойти его в хитрости невозможно. В фольклоре народов мира есть множество героев, подобных плешивому. Например,в русских сказках — это Иван-дурак, в индийских — сирота-грязнуля и другие. Но если эти герои добиваются желаемого в основном посредством волшебства, плешивый, как мы уже показывали, достигает своей цели посредством ума и смекалки (8, с. 201). Плешивый всегда готов к борьбе. Его борьба проявляется в любой области общественной жизни. Иногда эта борьба начинается просто ради самой борьбы, но по большей части она является закономерным результатом общественно-экономических противоречий. В целом, в сказках про Плешивого отчетливо проявляется назидательный характер, жизненный опыт. В сказке «Ширванский кади» кади (судья) описывается как отрицательный герой, как злая сила. Внешне кади — благородный человек. Он шагает так осторожно, что не раздавит и муравья. Целый день он молится в мечети, совершает намаз. На самом же деле — это один из жуликов, который, сколотив банду жулья, всегда выходит сухим из воды. Главный герой сказки «Имам» также во многом напоминает нечистого на руку кади. Народу он представляет себя как имама, на самом деле же занимается злыми делами; в сказке описывается, как для своей выгоды он с помощью интриг разрушает самую счастливую семью. Такое представление героев с позиции острой критики — нередкое явление в фольклоре [7, с. 95]. Главные герои сказок «Ширванский кади» и «Имам» не походят не только на Плешивого, но и на тех торговцев и кади, с которыми он сталкивается. Торговцы и кади, которым противостоит Плешивый, — это просто проигравшие участники забавных приключений. Обе стороны, противостоящие друг другу в этих приключениях, используют хитрость. Плутовство Плешивого вызывает одобрение у слушателя, а поступки торговца и кади, которых он побеждает, не вызывают ненависти, а только лишь грустную усмешку.

Теперь рассмотрим сказку «Хасан Гара» Шах Аббас из-за измены одной жены отдает приказ уничтожить всех женщин в стране. Народ объясняет недалекому правителю, что все женщины не могут быть неверны и продажны. Здесь с помощью бывшего визиря Хасана Гара показывается, как мужественны, находчивы и предприимчивы бывают женщины.

В целом, в бытовых сказках конфликт развивается в рамках повседневной жизни. В бытовых сказках бытовые мотивы формируют основу сюжета. Эта особенность охватывает все внутрижанровые типы бытовых сказок. Таким образом, общие черты сказочного жанра оригинальным образом проявляются в бытовых сюжетах, в особенностях содержания и формы в зависимости от принципов их создания.

Литература:

  1. Жемчужины азербайджанской литературы. Сказки. Баку: Язычы, 1985, 502 с.
  2. Антология азербайджанского фольклора. Нахчыванский фольклор. Баку: Завтра, 1994, 377 с.
  3. Алиев О. Особенности бытовых сказок. / Дед Коркуд Научно-литературный сборник. Баку: Седа, 2002, № 2, с. 114–118.
  4. Алиев О. Сказки / История азербайджанской литературы: В 6-ти томах, т. I. Баку: Наука, 2004, с. 217–240.
  5. Алиев О. Система образов бытовых сказок / Серия гуманитарных наук. Известия. 2010, № 2, с. 58–64.
  6. Следы народной памяти. Баку: Наука, 2005, 144 с.
  7. Казымоглы М. Народные шутки: некоторые терминологические трудности // Исследования устной народной литературы Азербайджана. Т. XVI, Баку: Седа, 2005, с. 94–102.
  8. Пашаев Г. Жанры Керкукского фольклора. Баку: Наука, 2003, 320 с.
  9. Тахмасиб М. Х. Азербайджанские народные дастаны (средние века). Баку: Наука, 1972, 398 с.

Основные термины (генерируются автоматически): сказка, девушка, основа сюжета, загадка, падишах, повседневная жизнь, ответ, младший брат, молодой человек, правильный ответ.

Похожие статьи

Парадоксы сказочного творчества братьев Гримм

Сказки учат людей правильным поступкам: чтобы чего-то добиться, человек должен преодолеть

Вместе со своим младшим братом я до сих пор люблю читать сказки.

В оригинальной сказке Братьев Гримм сюжет наиболее близок к современному сюжету сказки.

Русская народная сказка на уроках русского языка как иностранного

Старший брат обрадовался. А младший брат тоже рассказал жене царские загадки.

Задание 2. Напишите ответы на вопросы.

Основные термины (генерируются автоматически): старший брат, младший брат, Царь, задание, упражнение, жена, русская народная сказка, загадка

К вопросу о сравнительном изучении народных сказок

Вопрос — ответ. Отзывы и защиты наших авторов.

Яблоко это падишах должен разделить со своей супругой, а в некоторых сказках кожицу (или…

Выбор профессии — самый сложный выбор в жизни молодого человека.

Полемика автора и героя в романе Т. Н. Уайлдера «Мост короля…»

Эти относительно самостоятельные истории жизни пяти людей стремятся к единому целому и последовательно, начиная с пролога

Цель его поисков не в обретении ответов на вопросы, а в пути нахождения

Жребий быть соперником магистра выпал брату Молодого короля, Мусе.

Скрытая фольклорная основа сказки Г.-Х. Андерсена «Тени»

Библиографическое описание: Маломожнова Е. С. Скрытая фольклорная основа сказки Г.-Х

Ответ ученого на эти слова знаменателен: «Не будем вспоминать о том, что там говорится.

Сюжет Андерсена — Шварца о взаимоотношениях человека со своей тенью находит…

Сравнение сюжета русских и зарубежных волшебных сказок

Думаю, это связано с тем, что сказка настолько древняя и основа сюжета родилась, когда люди жили одним племенем.

Каким бы ни был правильный ответ, все мы любим сказки. Благодаря ним хочется верить в чудо!

Становление английской литературной сказки | Статья в журнале…

Вопрос — ответ. Отзывы и защиты наших авторов.

Вместе со своим младшим братом я до сих пор люблю читать сказки.

Молодой ученый. Ключевые слова: Ирландия, ирландские сказки, сказочный герой, педагогическая роль, нравственное воспитание.

Воображаемое прошлое: образ Древней и Московской Руси…

Только эта часть пространства фильма-сказки не имеет никакой исторической основы, а является лишь плодом народного или авторского воображения.

Самое ценное в «Ледяной внучке» то, что, несмотря на сказочный сюжет, повседневная жизнь людей московской Руси…

moluch.ru

Сказка — это… Что такое Сказка?

Ска́зка — жанр литературного творчества:

1. Сказка фольклорная — эпический жанр письменного и устного народного творчества: прозаический устный рассказ о вымышленных событиях в фольклоре разных народов[1]. Вид повествовательного, в основном, прозаического фольклора (сказочная проза), включающий в себя разножанровые произведения, тексты которых опираются на вымысел. Сказочный фольклор противостоит «достоверному» фольклорному повествованию (несказочная проза) (см. миф, былина, историческая песня, духовные стихи, легенда, демонологические рассказы, сказ, предание, быличка).

2. Сказка литературная — эпический жанр: ориентированное на вымысел произведение, тесно связанное с народной сказкой, но, в отличие от нее, принадлежащее конкретному автору, не бытовавшее до публикации в устной форме и не имевшее вариантов[2]. Литературная сказка либо подражает фольклорной (литературная сказка, написанная в народнопоэтическом стиле), либо создаёт дидактическое произведение (см. дидактическая литература) на основе нефольклорных сюжетов. Фольклорная сказка исторически предшествует литературной.

Слово «сказка» засвидетельствовано в письменных источниках не ранее XVII века. От слова «каза́ть»[3]. Имело значение: перечень, список, точное описание. Современное значение приобретает с XVII—XIX века. Ранее использовалось слово баснь, до XI века — кощуна[источник не указан 1295 дней].

Слово «сказка» предполагает, что о нём узнают, «что это такое» и узнают, «для чего» она, сказка, нужна. Сказка целевым назначением нужна для подсознательного или сознательного обучения ребёнка в семье правилам и цели жизни, необходимости защиты своего «ареала» и достойного отношения к другим общинам. Примечательно, что и сага, и сказка несут в себе колоссальную информационную составляющую, передаваемую из поколения в поколение, вера в которую зиждется на уважении к своим предкам.

Фольклорная сказка

Фольклорная сказка, в основе которой лежит традиционный сюжет, относится к прозаическому фольклору (сказочная проза). Миф, потеряв свои функции, стал сказкой. Первоначально сказка, выделившаяся из мифа, противостояла мифу как:

  1. Профанное — сакральному. Миф связан с ритуалом, поэтому миф, в определённое время и в определённом месте, раскрывает посвящённым тайные знания;
  2. Нестрогая достоверность — строгой достоверности. Уход сказки от этнографичности мифа привело к тому, что художественная сторона мифа вышла на первый план в сказке. Сказка «заинтересовалась» увлекательностью сюжета. Историчность (квазиисторичность) мифа стала неактуальной для сказки. События сказки происходят вне географической приуроченности в рамках сказочной географии.

Фольклорная сказка имеет свою специфическую поэтику, в установлении которой настаивал Никифоров А. И. и Пропп В. Я.. Тексты данного жанра, строятся с помощью установленных традицией клише:

  1. Сказочные формулы — ритмизованные прозаические фразы:
    • «Жили-были…», «В некотором царстве, в некотором государстве…» — сказочные инициалы, зачины;
    • «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается» — срединные формулы;
    • «И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало», «Сказка — ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок», — сказочная концовка, финал;
  2. «Общие места» — кочующие из текста в текст разных сказочных сюжетов целые эпизоды:
    • Приход Ивана-царевича к Бабе-Яге, где проза перемежается с ритмизованными местами:
      • Клишированное описание портрета — «Баба-Яга, костяная нога»;
      • Клишированные формульные вопросы-ответы — «куда путь-дорогу держишь», «встань ко мне лицом, к лесу задом», и т. д.;
    • Клишированное описание места действия: «на калиновом мосту, на реке смородиновой»;
    • Клишированное описание действий: перемещение героя на «ковре-самолёте»;
    • Общефольклорные эпитеты: «красна девица», «добрый молодец».

Фольклорная сказка отвечает трём требованиям фольклорной бытийности (общефольклорные признаки):

  1. Устность.
  2. Коллективность.
  3. Анонимность.

Сюжет фольклорной сказки, в отличие от сюжета литературной сказки, существует во множестве текстов, в которых допускается некоторая степень импровизации исполнителя сказочного материала. Тексты фольклорной сказки противостоят друг другу по степени схожести-несхожести как вариант-вариации. В сказковедении ставится проблема авантекста, разрешение которой решает вопрос о творческом мастерстве исполнителя сказочного фольклора, ведь он не запоминает текст сказки целиком, а порождает текст на глазах у слушателей, восстанавливая конструктивные элементы текста, — тематические (мотивы) и стилистические («общие места», формулы и пр.). Сказитель хранил в памяти сказочные сюжеты целиком или в форме единиц сюжета, т. н. мотива, и воспроизводил в исполняемой сказке. Сказковедение перечислило все обнаруженные сказочные сюжеты, собрав их в составленные указатели. Некоторые сказочные сюжеты встречаются в одном тексте (контаминация сюжетов). Сказитель, для придания эпического замедления, использовал приём утроения действия в сказке. В сказковедении идёт постоянный поиск метода полного описания структуры текста ф. с. Для удобного описания текста исследователи выделяют, помимо композиционно-сюжетного и стилистического уровней текста, ещё идейно-тематический и образный уровни. В архаические времена (распад первобытно-общинного строя) ф. с. напоминала миф (мифологическая сказка или миф-сказка), однако и поздняя классичесская сказка сохранила реликты мифологического сознания. Задача фольклористики, как междисциплинарной науки, стоящей на границе лингвистики, литературоведения, этнографии, вскрыть в тексте эти реликты.

Классификация фольклорной сказки

Фольклорная сказка включает несколько жанров (по другой классификации — жанровых разновидностей одного жанра сказки). В науке о сказке существует проблема классификации сказочных жанров. В «Сравнительном Указателе Сюжетов: Восточнославянская сказка», созданном на основе указателя Аарне, в котором систематизирована европейская, а потом, в последующих редакциях, Стита Томпсона (Thompson Stith) (см. Указатель сюжетов фольклорной сказки), сказка народов мира, представлены следующие жанры сказочного фольклора:

  1. Сказки о животных, растениях, неживой природе и предметах.
  2. Волшебные сказки.
  3. Легендарные сказки.
  4. Новеллистические (бытовые) сказки.
  5. Сказки об одураченном чёрте.
  6. Анекдоты.
  7. Небылицы.
  8. Кумулятивные сказки.
  9. Докучные сказки.

Многие фольклористы (В. Я. Пропп, Э. В. Померанцева, Ю. И. Юдин, Т. В. Зуева) различают в составе жанра «Бытовые сказки» две жанровых разновидности: новеллистические и анекдотические сказки. Анекдотические сказки вбирают в себя сюжеты из группы «Сказки об одураченном чёрте», многие сюжеты, отнесённые к анекдотам, некоторые сюжеты, включённые в раздел новеллистические сказки, и некоторые сюжеты, причисленные к волшебным сказкам.

В повествовательном фольклоре не всегда можно провести чёткую границу между жанрами. Так, легендарная сказка может совмещать признаки сказки и легенды, а прозаические переделки былин могут быть отнесены в особую жанровую группу «Богатырская сказка». Изменение отношения к действительности носителей фольклора изменяет принадлежность повествования к тому или иному фольклорному жанру.

Жанровые разновидности сказки

Сказка о животных

Сказка о животных (животный эпос) — это совокупность (конгломерат) разножанровых произведений сказочного фольклора (сказка), в которых в качестве главных героев выступают животные, птицы, рыбы, а также предметы, растения и явления природы. В сказках о животных человек либо 1) играет второстепенную роль (старик из сказки «Лиса крадёт рыбу из воза (саней»)), либо 2) занимает положение, равноценное животному (мужик из сказки «Старая хлеб-соль забывается»).

Возможная классификация сказки о животных.

Прежде всего, сказка о животных классифицируется по главному герою (тематическая классификация). Такая классификация приведена в указателе сказочных сюжетов мирового фольклора, составленного Аарне-Томпсоном и в «Сравнительном Указателе Сюжетов. Восточнославянская сказка»:

  1. Дикие животные.
    • Лиса.
    • Другие дикие животные.
  2. Дикие и домашние животные
  3. Человек и дикие животные.
  4. Домашние животные.
  5. Птицы и рыбы.
  6. Другие животные, предметы, растения и явления природы.

Следующая возможная классификация сказки о животных — это структурно-семантическая классификация, которая классифицирует сказку по жанровому признаку. В сказке о животных выделяют несколько жанров. В. Я. Пропп выделял такие жанры как:

  1. Кумулятивная сказка о животных.
  2. Волшебная сказка о животных
  3. Басня (аполог)
  4. Сатирическая сказка

Е. А. Костюхин выделял жанры о животных как:

  1. Комическая (бытовая) сказка о животных
  2. Волшебная сказка о животных
  3. Кумулятивная сказка о животных
  4. Новеллистическая сказка о животных
  5. Аполог (басня)
  6. Анекдот.
  7. Сатирическая сказка о животных
  8. Легенды, предания, бытовые рассказы о животных
  9. Небылицы

Пропп, в основу своей классификации сказки о животных по жанрам, пытался положить формальный признак. Костюхин же, в основу своей классификации, отчасти положил формальный признак, но в основном исследователь разделяет жанры сказки о животных по содержанию. Это позволяет глубже понять разнообразный материал сказки о животных, который демонстрирует разнообразие структурных построений, пестроту стилей, богатство содержания.

Третья возможная классификация сказки о животных является классификации по признаку целевой аудитории. Выделяют сказки о животных на:

  1. Детские сказки.
    • Сказки, рассказанные для детей.
    • Сказки, рассказанные детьми.
  2. Взрослые сказки.

Тот или иной жанр сказки о животных имеет свою целевую аудиторию. Современная русская сказка о животных в основном принадлежит детской аудитории. Таким образом, сказки, рассказанные для детей, имеют упрощенную структуру. Но есть жанр сказки о животных, который никогда не будет адресован детям — это т. н. «Озорная» («заветная» или «порнографическая») сказка.

Около двадцати сюжетов сказок о животных — это кумулятивные сказки (Рекурсивная). Принцип такой композиции заключается в многократном повторении единицы сюжета. Томпсон, С., Болте, Й. и Поливка, И., Пропп выделяли сказки с кумулятивной композицией в особую г,руппу сказок. Кумулятивную (цепевидную) композицию различают:

  1. С бесконечным повторением:
    • Докучные сказки типа «Про белого бычка».
    • Единица текста включается в другой текст («У попа была собака»).
  2. С Конечным повторением:
    • «Репка» — нарастают единицы сюжета в цепь, пока цепь не оборвётся.
    • «Петушок подавился» — происходит расплетание цепи, пока цепь не оборвётся.
    • «За скалочку уточку» — предыдущая единица текста отрицается в следующем эпизоде.

Другой жанровой формой сказки о животных является структура волшебной сказки (о структуре смотрите ниже) («Волк и семеро козлят» СУС 123, «Кот, петух и лиса» СУС 61 B).

Ведущее место в сказках о животных занимают комические сказки — о проделках животных («Лиса крадёт рыбу с саней (с воза) СУС 1, «Волк у проруби» СУС 2, «Лиса обмазывает голову тестом (сметаной) СУС 3, «Битый небитого везёт» СУС 4, «Лиса-повитуха» СУС 15 и т. д), которые влияют на другие сказочные жанры животного эпоса, особенно на аполог (басню). Сюжетное ядро комической сказки о животных составляют случайная встреча и проделка (обман, по Проппу). Иногда сочетают несколько встреч и проделок (контаминация). Героем комической сказки является трикстер (тот, кто совершает проделки). Основной трикстер русской сказки — лиса (в мировом эпосе — заяц). Жертвами её обычно бывают волк и медведь. Замечено, что если лиса действует против слабых, она проигрывает, если против сильных — выигрывает (Дм. Молдавский). Это идёт из архаического фольклора. В современной сказке о животных победа и поражение трикстера нередко получает моральную оценку. Трикстеру в сказке противопоставлен простофиля. Им может быть и хищник (волк, медведь), и человек, и животное-простак, вроде зайца.

Значительная часть сказок о животных занимает аполог (басня), в которой выступает не комическое начало, а нравоучительное, морализующее. При этом аполог не обязательно должен иметь мораль в виде концовки. Мораль вытекает из сюжетной ситуаций. Ситуации должны быть однозначными, чтобы легко сформировать моральные выводы. Типичными примерами аполога являются сказки, где происходит столкновение контрастных персонажей (Кто трусливее зайца? АТ 70; Старя хлеб-соль забывается AT 155; Заноза в лапе медведя (льва) AT 156. Апологом можно также считать такие сюжеты, которые были известны в литературной басне с античных времён (Лиса и кислый виноград АТ 59; Ворона и лисица AT 57 и многие другие). Аполог — сравнительно поздняя форма сказок о животных. Относится ко времени, когда моральные нормы уже определились и подыскивают для себя подходящую форму. В сказках этого типа трансформировались лишь немногие сюжеты с проделками трикстеров, часть сюжетов аполога (не без влияния литературы) выработал сам. Третий путь развития аполога — это разрастание паремии (пословицы и поговорки. Но в отличие от паремии, в апологе аллегория не только рациональна, но и чувствительна.

Рядом с апологом стоит так называемая новеллистическая сказка о животных, выделенная Е. А. Костюхиным. Новелла в животной сказке — это рассказ о необычных случаях с довольно развитой интригой, с резкими поворотами в судьбе героев. Тенденция к морализации определяет судьбу жанра. В нём более определённая мораль, чем в апологе, комическое начало приглушено, либо совсем снято. Озорство комической сказки о животных заменено в новелле иному содержанию — занимательному. Классический пример новеллистической сказки о животных — это АТ 160 «Благодарные звери». Большинство сюжетов фольклорной новеллы о животных складываются в литературе, а потом переходят в фольклор. Лёгкий переход этих сюжетов связан с тем, что сами литературные сюжеты складываются на фольклорной основе.

Говоря о сатире в сказках о животных, надо сказать, что литература некогда дала толчок к развитию сатирической сказки. Условие для появлении сатирической сказки возникает в позднем Средневековье. Эффект сатирического в фольклорной сказке достигается тем, что в уста животных вкладывается социальная терминология (Лиса-исповедница АТ 61 А; Кот и дикие животные АТ 103). Особняком стоит сюжет АТ 254** «Ёрш Ершович», которая является сказкой книжного происхождения. Поздно появившись в народной сказке сатира в ней не закрепилась, так как в сатирической сказке легко можно убрать социальную терминологию. Так в XIX веке сатирическая сказка непопулярна. Сатира внутри сказки о животных — это лишь акцент в крайне незначительной группе сюжетов о животных. И на сатирическую сказку повлияли законы животной сказки с проделками трикстера. Сатирическое звучание сохранилась в сказках, где в центре трикстер, а где была полнейшая нелепица происходящего, то сказка становилась небылицей.

Волшебная сказка

Волшебная сказка имеет в своей основе сложную композицию, которая имеет экспозицию, завязку, развитие сюжета, кульминацию и развязку (см. также Конфликт (литературоведение). По Проппу происходит от обряда инициации.

В основе сюжета волшебной сказки находится повествование о преодолении потери или недостачи, при помощи чудесных средств, или волшебных помощников. В экспозиции сказки присутствуют стабильно 2 поколения — старшее (царь с царицей и т. д.) и младшее — Иван с братьями или сёстрами. Также в экспозиции присутствует отлучка старшего поколения. Усиленная форма отлучки — смерть родителей. Завязка сказки состоит в том, что главный герой или героиня обнаруживают потерю или недостачу или же здесь присутствуют мотивы запрета, нарушения запрета и последующая беда. Здесь начало противодействия, то есть отправка героя из дома.

Развитие сюжета — это поиск потерянного или недостающего.

Кульминация волшебной сказки состоит в том, что главный герой, или героиня сражаются с противоборствующей силой и всегда побеждают её (эквивалент сражения — разгадывание трудных задач, которые всегда разгадываются).

Развязка — это преодоление потери, или недостачи. Обычно герой (героиня) в конце «воцаряется» — то есть приобретает более высокий социальный статус, чем у него был в начале.

В. Я. Пропп вскрывает однообразие волшебной сказки на сюжетном уровне в чисто синтагматическом плане. Он открывает инвариантность набора функций (поступков действующих лиц), линейную последовательность этих функций, а также набор ролей, известным образом распределённых между конкретными персонажами и соотнесённых с функциями. Функции распределяются среди семи персонажей:

  • антагониста (вредителя),
  • дарителя
  • помощника
  • царевны или её отца
  • отправителя
  • героя
  • ложного героя.

Пропп создает т. н. метасхему волшебной сказки, состоящей из 31 функции. Мелетинский Е. М., продолжая за Проппом исследование по жанровому определению волшебной сказки, объединяет пропповские сказочные функции в крупные структурообразующие единицы для того, чтобы точнее дать жанровое определение волшебной сказке. Учёный говорит о том, что для волшебной сказки характерны такие общие единицы, представленные во всех сказочных текстах, как ελ…EL, где греческие буквы — это испытание героя сказки дарителем и вознаграждение героя (Баба-Яга даёт Ивану-царевичу волшебный клубок за то, что он себя правильно вёл). Латинские же буквы, в формуле Мелетинского, обозначают бой над антагонистом и победу над ним (в роли антагониста выступает в волшебной сказке Кощей Бессмертный, Змей Горыныч). Победа над антагонистом немыслима без помощи волшебного средства, полученного ранее от дарителя. Мелетинский предлагает выделять не только жанр волшебной сказки, но также различать её жанровые типы, вводя дополнительные единицы для определения жанровых типов волшебной сказки:

  • наличие/отсутствие независимого от героя объекта борьбы (O — O)
  • добывание брачного партнёра и чудесного предмета (O1 — O2)
  • добывание объекта героем для себя или для царя, отца, семьи, своей общины (S — S_)
  • фактор семейного характера основной коллизии (F — F)
  • выявление сказки с отчётливо мифологической окраской враждебного герою демонического мира (M — M).

Благодаря этим единицам, можно выделить пять групп сказок:

    1. O1SˉFˉM — героические сказки, змееборческого типа (АТ 300—301).
      • O2SˉFˉM — героические сказки типа quest (АТ 550—551).
    2. OˉSFˉM — архаические сказки типа «дети у людоеда» (АТ 311, 312, 314, 327).
      • B1DˉSM — сказки о семейно гонимых, отданных во власть лесным демонам (АТ 480, 709).
      • OˉSFMˉ — сказки о семейно гонимых без мифических элементов (АТ 510, 511).
    3. O1SFˉM — сказки о чудесных супругах (АТ 400, 425, и др.).
      • O2SFˉMˉ — сказки о чудесных предметах (АТ 560, 563, 566, 569, 736).
    4. O1SFˉMˉ- сказки о свадебных испытаниях (АТ 530, 570, 575, 577, 580, 610, 621, 675).
    5. O1SˉFˉMˉ — (АТ 408, 653).
      • O2SˉFˉMˉ — (АТ 665).

Пользуясь вышеизложенной классификацией типов волшебной сказки, надо иметь в виду, что во многих сказках есть, т. н. вторые ходы (перипетии), которая выражается в том, что главный герой сказки ненадолго теряет объект своего желания.

Мелетинский, выделяя пять групп волшебных сказок, пытается решить вопрос исторического развития жанра вообще, и сюжетов в частности. Выстраиваемая схема O — Oˉ, M — Mˉ, F — Fˉ, S — Sˉ, во многом соответствует общей линии развития от мифа к сказке: демифологизация основной коллизии и выдвижение на первый план семейного начала, сужение коллективизма, развитие интереса к личной судьбе и компенсации социально обездоленного. В волшебной сказке присутствуют все этапы этого развития. В сказке присутствуют некоторые мотивы, характерные для тотемических мифов. Совершенно очевидно мифологическое происхождение универсально распространённой волшебной сказки о браке с чудесным «тотемным» существом, временно сбросившим звериную оболочку и принявшим человеческий облик («Муж ищет исчезнувшую или похищенную жену (жена ищет мужа)» СУС 400, «Царевна-лягушка» 402, «Аленький цветочек» 425 °C и др.). Сказка о посещении иных миров для освобождения находящихся там пленниц («Три подземных царства» СУС 301 А, B и др.). Популярные сказки о группе детей, попадающих во власть злого духа, чудовища, людоеда и спасающихся благодаря находчивости одного из них («Мальчик-с-пальчик у ведьмы» СУС 327 B и др.), или об убийстве могучего змея — хтонического демона («Победитель змея» СУС 3001 и др.). В волшебной сказке активно разрабатывается семейная тема («Золушка» СУС 510 А и др.). Свадьба для волшебной сказки становится символом компенсации социально обездоленного(«Сивка-Бурка» СУС 530). Социально обездоленный герой (младший брат, падчерица, дурак) в начале сказки, наделённый всеми отрицательными характеристиками со стороны своего окружения, наделяется в конце красотой и умом («Конёк-горбунок» СУС 531). Выделяемая группа сказок о свадебных испытаниях, обращает внимание на повествование о личных судьбах. Новеллистическая тема в волшебной сказке не менее интересна, чем богатырская. Пропп классифицирует жанр волшебной сказки по наличию в основном испытании «Битвы — Победы» или по наличию «Трудной задачи — Решение трудной задачи». Логичным развитием волшебной сказки стала сказка бытовая.

Новеллистическая сказка

Новеллистическая сказка (или, социально-бытовая) имеет одинаковую с волшебной сказкой композицию, но качественно отличающаяся от неё. Сказка данного жанра прочно связана с реальностью, здесь существует лишь один, земной мир, и реалистично передаются особенности быта, а главный персонаж — трикстер, обычный человек из народной среды, борющийся за справедливость со власть предержащими и добивающийся своего с помощью смекалки, ловкости и хитрости.

Анекдотическая сказка

Анекдотическая сказка, выделяемая Афанасьевым А. Н., отличается от анекдота тем, что сказка является развёрнутым повествованием анекдота.

Небылица

Небылицы — это сказки, построенные на бессмыслице. Они небольшие по объёму и часто имеют вид ритмизованной прозы. Небылицы представляют собой особый жанр фольклора, который встречается у всех народов как самостоятельное произведение или как часть сказки, скоморошины, былички, былины.

Собирание сказок

В Европе первым собирателем сказочного фольклора стал французский поэт и литературный критик Шарль Перро (1628—1703), в 1697 году издавший сборник «Сказки матушки Гусыни». В 1704—1717 годах в Париже вышло сокращённое издание арабских сказок «Тысячи и одной ночи», подготовленное Антуаном Галланом для короля Людовика XIV. Однако начало систематическому собиранию сказочного фольклора положили представители немецкой мифологической школы в фольклористике, прежде всего члены кружка гейдельбергских романтиков братья Гримм. Именно после того, как они издали в 1812—1814 годах сборник «Домашние и семейные немецкие сказки», разошедшийся крупным тиражом, интерес к родному фольклору проявили писатели и учёные других стран Европы. Однако у братьев Гримм были предшественники в самой Германии. Например, ещё в 1782—1786 годах немецкий писатель Иоганн Карл Август Музеус (умер в 1787 году) составил пятитомный сборник «Народные сказки немцев», но опубликован он был только в 1811 году его другом поэтом Виландом. В России начинателем собирания русских народных сказок явился русский этнограф Александр Николаевич Афанасьев. Подготовленный им сборник «Русские детские сказки» вышел в Москве в 1870 году. Большой вклад в собирание и организацию детского фольклора внесли такие личности как Авдеева, Даль. В истории собирания детского фольклора оставил заметный след и этнограф-собиратель Шейн. Он выделил детский фольклор как особую область науки. Вклад в популяризацию и коллекционирование сказок внёс также украинский поэт Малкович.[4]

Происхождение (генезис) и развитие сказок

Мифологическая сказка

Фольклорные сказки происходят из тотемических мифов первобытнообщинного общества (примитивных народов Северной Азии, Америки, Африки, Австралии и Океании). Первичные, архаичные сказки называют архаическими или мифологическими. Носители архаического фольклора сами выделяют их из мифологического повествования. Обычно выделяют две формы: пыныл и лымныл — у чукчей, хвенохо и хехо — у фон (Бенин), лилиу и кукванебу — у киривна в Меланезии и т. п. Эти две главные формы приблизительно соответствуют мифу и сказке. Различие между ними выражает оппозицию сакрального и профанного, профанное является часто результатом деритуализации и потери эзотерического характера. Структурная разница не была обязательной между этими двумя формами, она могла вовсе не существовать. Очень часто один и тот же или сходный текст мог трактоваться одним племенем как настоящий миф, а другим — как сказочное повествование, исключённое из ритуально-сакральной системы. Можно определить архаические сказки как нестрогие мифы, учитывая, что они включают мифологические представления. Ф. Боас замечает, что архаическую сказку от мифа индейцев Северной Америки отличает лишь то, что культурный герой добывает блага для себя, а не для коллектива. Нестрогая достоверность архаичной сказки влечёт за собой преобладание эстетической функции над информативной (цель архаической сказки — развлечение). Так экзотерический миф, рассказанный непосвящённым в целях общего развлечения, находится на пути превращения мифа в сказку.

героя, возникшие после разрушения матриархата, то есть после крушение прежних верований.

Примечания

Литература

Сказка о животных

Кумулятивная сказка

Волшебная сказка

Бытовые сказки

  • Юдин Ю. И. Дурак, шут, вор и чёрт (Исторические корни бытовой сказки). — Москва, 2006. ISBN 5-87604-148-3

Детская сказка

  • Капица Ф. С. Русский детский фольклор: Учебное пособие для студентов вузов/ Капица Ф. С., Колядич Т. М. — Москва, 2002.

Указатели сюжетов сказок

См. также

  Сказочные жанры
Главный герой (А. Аарне, С. Томпсон), по тематике Сказки о животных, растениях, неживой природе и предметах  • Волшебные сказки  • Легендарные сказки  • Новеллистические (бытовые) сказки  • Сказки об одураченном чёрте  • Анекдоты  • Небылицы  • Кумулятивные сказки  • Докучные сказки
О животных
(А. Аарне, С. Томпсон)
Дикие животные (Лиса, Другие дикие животные)  • Дикие и домашние животные  • Человек и дикие животные  • Домашние животные  • Птицы и рыбы  • Другие животные, предметы, растения и явления природы
О животных
(В. Я. Пропп), структурно-семантическая
Кумулятивная сказка о животных  • Волшебная сказка о животных  • Басня (аполог)  • Сатирическая сказка
О животных
(Е. А. Костюхин), по содержанию
Комическая (бытовая) сказка о животных  • Волшебная сказка о животных  • Кумулятивная сказка о животных  • Новеллистическая сказка о животных  • Аполог (басня)  • Анекдот  • Сатирическая сказка о животных  • Легенды, предания, бытовые рассказы о животных  • Небылицы
Целевая аудитории Детские сказки (Сказки рассказанные для детей, Сказки рассказанные детьми) • Взрослые сказки
Кумулятивные (рекурсивные) сказки С бесконечным повторением (Докучные-«Про белого бычка», Единица текста включается в другой текст-«У попа была собака») • С конечным повторением (нарастают единицы сюжета в цепь, пока цепь не оборвётся — «Репка»; расплетание цепи, пока цепь не оборвётся — «Петушок подавился», предыдущая единица текста отрицается в следующем эпизоде — «За скалочку уточку»)

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о