Тень юнга: Карл Густав Юнг и его тень

Содержание

Карл Густав Юнг и его тень

Как это очень часто бывает в моей жизни, я подхожу к различным концепциям мировой психологии не через книги и учебники, а через собственные переживания, личную боль и живой опыт. Мне всегда кажется, что чужие философские мысли и идеи вторгаются в мой мир удивительно вовремя, как раз в те моменты, когда я готов раскрыться им, увидеть в них отражение собственных волнений. Это происходит, когда я их уже осознал на своем личном глубинном уровне, еще ничего не читая о них и готов приобщиться к переживаниям человека, жившего до меня и отчеканившего свой опыт в образах мировой культуры.


Тогда я ощущаю некое единство, которое пробирает меня почти до слез, чувство обостренного понимания, которое расширяется, приобретает объем и более четкую форму, некую уверенность в собственном опыте, больше не одиноком, ведь он нашел поддержку в родственных ему переживаниях и заиграл новыми смыслами и гранями, обрел новую словесную форму в рассуждениях другого человека.

«Тень» Юнга подкрадывалась ко мне с разных сторон, притаившись, не спеша врываться в двери до тех пор, пока я не буду полностью готов. Она являлась мне в текстах песен, в беседах людей, искушенных в психологии, но лишь намеками, обрывками образов. Что-то уже тогда едва заметно откликалось во мне просто в ответ на само обозначение концепции: «Что за тень? У каждого человека есть тень в психологическом смысле, что это значит?» Но этот импульс внезапного интереса быстро затухал, как будто не накопилось достаточная масса опыта, чтобы притянуть мой интерес к Тени.

И только тогда, когда я все четче и яснее стал различать собственную теневую сторону, входить с ней в контакт и погружаться в нее, в памяти внезапно всплыло несколько фраз о Тени Юнга. Я подумал, что за этой метафорой может скрываться нечто родственное моему собственному опыту и поспешил проверять.

Я открыл эту дверь и Тень ворвалась в мой мир.

Что такое тень?

Карл Густав Юнг – швейцарский психолог, основоположник аналитической психологии. В развитии своих идей он нередко обращался, как к различным религиям, так и к оккультным течениям. Именно он ввел такие термины в психологию как «коллективное бессознательное», «анима» и «тень».

Кто-то сказал, что заслуга аналитической психологии состояла в том, что она «открыла существование преисподней человеческого духа». Фрейд обнаружил бессознательное, в котором содержаться потаенные комплексы, скрытые травмы и сексуальные отклонения. А Юнг говорил о Тени, как о средоточии нашей демонической природы.

Тень следует за нами повсюду, она подобна «длинному мешку, который мы волочим за собой».

Согласно Юнгу вовсе не Тень является местом концентрации зла в человека, а скорее то, что ее формирует: наши ожидания, отсутствие любви в отношении к самих себя, абстрактные идеалы, отрицание своего «Я».

Что же такое эта Тень? Это комплекс всех наших качеств, желаний, любых атрибутов личности, которые мы не хотим в себе признавать, которые мы подавляем и отрицаем, которые мы ненавидим.

Если мы привыкли думать о себе, как об очень харизматическом человеке, который должен нравиться всем, то все те качества, которые противоречат этому образу, начинают воплощаться в «Тени». И если мы сталкиваемся с недоброжелательным отношением людей к нам самим, если наше обаяние, наши качества не вызывают в них ожидаемого восторга, то это рождает фрустрацию, боль и страдание, которые могут проявиться в ненависти к людям («они меня не любят, потому что дураки). Мы не можем признать, что не нравимся всем людям без исключения.

Более яркий пример – это чрезмерная жестокость в отношении самих себя, а также сексуальные девиации на религиозной почве. Когда человек боится признать себя обычным человеком, а видит в себе святого, которому должны быть чужды любые «низкие» помыслы, он начинает отрицать, скажем, свою сексуальность, винить себя за нее, наказывать себя за мысли о женщинах, а это может приводить к излишней жестокости в отношении себя или других людей.

Ханжеское и агрессивное осуждение целыми религиозными общинами людей или иных религиозных организаций является, согласно последователям Юнга, следствием «вытеснения в коллективную тень».

Отрицание и осуждение чего-то в самих себе может переключиться на яростную критику других, выродиться в ранг болезненного и замкнутого себялюбия, неспособности принимать критику, изощренного эгоизма, маскирующегося добродетелью.

Непризнание своей теневой стороны может стать причиной многочисленных неврозов и психологических проблем.

Esse Homo

See my shadow changing,
Stretching up and over me.
Soften this old armor.
Hoping I can clear the way
By stepping through my shadow,
Coming out the other side.
Step into the shadow.

Tool — Forty Six & 2 (Aenima)

Юнг и его последователи говорят, что все это зло происходит, потому что мы боимся вступить в диалог со своей тенью, признавать наличие в себе тех качеств, которые мы так тщательно прячем от самих себя.

Нам с детства втемяшивают все эти идеалы (или мы их формируем сами): «ты должен быть сильным», «все хотят быть успешными и энергичными людьми», «ты всегда должен все контролировать», «у тебя всегда должно быть хорошее настроение и мотивация».

Это вовсе не значит, что мы должны реализовывать каждое свое «теневое» желание. Путь преодоления этого зла лежит на тонкой, как острие бритва грани, которая так же далека от безудержного распутства, как и от лицемерной святости. Это тонкая грань осознанного диалога и принятия.

Мы должны увидеть за всем этим нагромождением возвышенных представлений о самих себе, ее, вытесненную идеалами, общественными ожиданиями и стереотипами, забитую в угол и отвергнутую. Мы должны полюбить ее в духе самой что ни на есть христианской добродетели, ведь она является частью нас самих, частью, которая продолжает существовать, несмотря на все наши попытки ее отрицать. Мы должны вступить в эту тень, заглянуть в ее глаза, признать ее существование.

Что же мы там можем увидеть внутри самих себя? О, что угодно! Маленького, забитого, ребенка, который хочет, чтобы на него обратили внимания и мороженного. Замученного работой человека, который только и желает забыться недельным сном и ничего не делать.

Нам с детства втемяшивают все эти идеалы (или мы их формируем сами): «ты должен быть сильным», «все хотят быть успешными и энергичными людьми», «ты всегда должен все контролировать», «у тебя всегда должно быть хорошее настроение и мотивация».

И чем более высокими и недосягаемыми становятся эти идеалы, чем сильнее становится наше желание им соответствовать, тем больше вырастает Тень за нашими плечами.

И эта Тень нуждается просто в том, чтобы ее признали, во внимании и любви. Это требует не только сострадания, но и большой смелости. Не так просто признаться себе: «На самом деле я не такой, каким привык себя представлять. Я не настолько обаятельный, умный, харизматичный, праведный.».

Отказываясь смотреть правде в глаза, мы инстинктивно оберегаем себя от боли, которая неизбежно возникнет, когда перед нами раскидывается вся пропасть несоответствия нашего я с нашими ожиданиями. Самые обидные оскорбления и выпады в наш адрес, это как правило стрелы, пущенные в нашу тень. Яростно защищаясь от критики, ополчаясь с гневом на критикующих мы, на самом деле, пытаемся защититься от самих себя, от того, чтобы взглянуть в эту пропасть.

Да, осознание собственной, иногда уродливой, жалкой, стороны личности приносит боль. Но, преодолев эту боль, мы обретаем состояние большей цельности, единства. Это как человек, который по необходимости начал общаться со своим больным от рождения братом, чье первоначальное отвращение сменилось теплой любовью, так как это плоть от плоти его. (Как герой Тома Круза в фильме «Человек дождя».)

Эта цельность, «обретение себя» есть источник принятия, честности перед собой, сострадания к себе и к другим людям, уверенности в самом себе, в конце концов! Через слияние с тенью личность смело утверждает саму себя, проявляет и реализует, восстает из-под гнета ожиданий и стереотипов, поэтому обретает свободу.

Свободу раз и навсегда решить: «Да, я такой, черт возьми! Что-то я могу изменить в себе, а что-то нет. В непрерывном становлении я принимаю себя таким, какой я есть, я следую собственному пути!»

Это движение от ненависти и отрицания, к любви и принятию.

Непроявленная, скрытая, придавленная самомнением Тень тянет личность назад, во тьму, гремит цепями и завывает в непроглядной ночи человеческого духа, готовая нас мучить и терзать. Но открываясь навстречу ей, напитывая себя ею, проходя в нее, сливаясь с ней, наше я начинает искриться всеми гранями своей подавленной индивидуальности, воплощаясь в единении святости и порока, силы и слабости, идеала и несовершенства. Слиться с тенью — это и значит «Обрести себя!»

И опять же, это не значит, воплощать в жизнь свою демоническую природу, предаваться пороку и злу. Это значит просто обнаружить в себе что-то, что мы скрываем, проявить к нему сострадание.

Когда тень вошла в мою жизнь я ощутил какую-то большую независимость, готовность выдержать любые нападки и критику и остаться непоколебимым (ведь я итак знаю свои слабости, кто меня может обидеть?), готовность уверенно идти своим путем, а не чужой дорогой, чувство некой самости, центра, единства со своим я, любви к нему.
Юнг говорил:

«То, что я обслуживаю нищего, что я прощаю обидчику, что я люблю даже врага во имя Христа, это несомненно большие добродетели. Но а если я обнаружу, что самый ничтожный из всех, самый бедный из всех просящих милостыню, самый наглый из всех обидчиков, просто враг сидит во мне самом, что я сам нуждаюсь в милостыне моей доброты, что я сам себе тот враг, которого я хочу любить, что тогда?»

И эта фраза потрясла меня до самого основания, к ней потянулись все мои неоформленные чувства, найдя в ней поддержку, некое прочное основание, объяснение им самим.
Действительно, если самый главный враг сидит во мне самом, то что тогда?

«Темная сторона есть у каждого». Последнее интервью Юнга Би-би-си о Фрейде и Третьей мировой

Автор фото, Getty Images

«Темная сторона есть у каждого человека, и в ней таятся вещи, о которых мы ничего не знаем», — сказал в интервью Би-би-си в 1955 году основоположник аналитической психологии Карл Густав Юнг.

В интервью Юнг ответил на вопросы о природе человека, религии, совместной работе с Зигмундом Фрейдом, а также объяснил, почему убежден, что Третью мировую войну удастся предотвратить. Мы публикуем интервью в день 145-летия со дня рождения ученого.

Би-би-си: Доктор Юнг, для начала скажите мне, что именно побудило вас начать заниматься психологией? Вы с детства этого хотели?

Юнг: Еще ребенком я осознал, что далеко не всегда понимаю людей. Какими-то они были для меня непостижимыми. Они что-то говорили или делали, а я не мог уловить причинно-следственные связи.

Я также обратил внимание на неадекватность человеческих эмоций: почему люди приходят в возбуждение от каких-то вещей, в которых нет ничего особенного? Почему они расстраиваются из-за пустяков, которые того не стоят?

Би-би-си: Это мне знакомо!

Юнг: Однажды мы с тетей пошли в зоологический музей. Я был в полном восторге от звериных чучел. Когда время вышло, мы пошли к выходу, а для этого надо было пройти через другие залы музея, в том числе через галерею античных статуй.

Ничего подобного я прежде не видел! Как же они были прекрасны! Это было откровением, но тетя одернула меня: «Скверный мальчишка! Немедленно закрой глаза!». Я не понял: «почему же? ведь они такие красивые». Пока мы шли, я все время оборачивался, не в силах оторвать взгляд от такой красоты. «Зачем она велела мне закрыть глаза?» — не мог понять я.

Позже я догадался, что она сказала это, потому что статуи были обнаженными, и тетя была не в силах это перенести. А я для нее был скверным мальчишкой, потому что обратил на это внимание.

Би-би-си: Скверный мальчишка, который таращился на обнаженные фигуры! Не могли бы вы рассказать нам о вашей совместной работе с Зигмундом Фрейдом? Это было бы очень полезно и интересно.

Юнг: Где-то в 1907 или 1906 году я написал книгу о психологии того, что тогда называлось деменцией, а теперь зовется шизофренией. Вот я и отправился в Вену, чтобы с ним ее обсудить. Наш первый разговор затянулся на 30 часов! Честно говоря, я соглашался далеко не со всеми его мыслями, но потом сказал, что вы, мол, понимаете больше меня.

Я работал с ним семь лет, и, боюсь, что в конце концов страшно его разочаровал. Потому что он надеялся, что я продолжу его работу.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Известные психологи начала ХХ века: А.Брилл, Эрнст Джонс, Шандор Ференци, Зигмунд Фрейд (внизу слева), Стэнли Холл, Карл Юнг (свнизу справа)

Би-би-си: Давайте поговорим о религии и ее месте в жизни человека. Мне всегда казалось, что вы рассматриваете религию как важную целительную силу, которая полезна только для душевно измученных и покалеченных людей.

Если я не ошибаюсь, вы как-то назвали церковь «терапевтической лечебницей человечества». Не кажется ли вам, что беда нашего времени заключается в том, что религия больше не может играть эту роль? И если да, то почему?

Юнг: Никто не спорит с тем, что с религией у нас не все в порядке. Также не удивительно, что особенно в среде образованных людей религия больше не несет в себе целительной функции. Христианство говорит об утешении, спасении и излечении, о всем том, что возвращает целостность человеческой душе.

А теперь вернемся к образованным пациентам, которые практически не знакомы с основными положениями христианства. Эти люди даже Библии никогда не читали, они могут вообще не знать, что такое Библия и о чем она, они не понимают символизма церкви, они не имеют представления о Христе Искупителе, им не знакома сама идея искупления, что мы очищаемся от наших грехов.

Церкви больше не работают, потому что они больше не выполняют данные ими обещания. У меня немало растерянных пациентов, у которых просто нет никаких духовных ориентиров. С самого начала времен у разных племен и обществ были религии, которые не давали им развалиться. А теперь это утрачено.

Би-би-си: Не могли бы вы рассказать, что ваша работа открыла вам о природе божественного?

Юнг: Я не могу ничего сказать, главным образом, потому, что человеческая мысль не в состоянии понять ни природу божественного, ни доказать, существует ли Бог, или нет. Я могу сказать лишь то, что идея Бога — это узор, узор, который проходит через все времена, примитивный узор, который, однако, был всегда и всегда будет во всей своей яркости, значимости и важности.

Идея божественного никуда не ушла, она продолжает играть ту же роль, что и на протяжении тысячелетий, вне зависимости от того, знает ли кто-нибудь, как выглядит Бог, или нет. Человеческий разум слишком узок и ограничен. Он просто не в состоянии ни понять, ни описать такую трансцедентальную сущность, как Бог.

Однако мы можем осмыслить существование такого узора, о котором я сказал раньше. И этого вполне достаточно для практического применения религии. Потому что, когда мы сознательно принимаем идею божественного, нам открывается новый вид на природу вещей.

Крайне недальновидно задавать вопросы о том, как можно доказать существование Бога. Мы не можем доказать существование Бога, так же, как мы не можем доказать существование бессмертия, или вечности, или других подобных понятий. Это — интуитивно принятые концепции.

При этом нет никаких сомнений в том, что мы можем принять существование этого узора. Это — также интуитивно, как птица интуитивно знает, как построить гнездо. Однажды индейцы из племени Бильбо сказали мне: «Человек, оказавшийся один в горах, не сможет даже костер разжечь без помощи Того, кто его охраняет». На меня это произвело огромное впечатление.

Би-би-си: Давайте попробуем поставить это в современный контекст. Как вы понимаете природу человека? Есть ли у нас шанс избежать очередной мировой войны? И, главное, во что, с вашей точки зрения, могут вылиться создание атомной бомбы и последние открытия в области ядерной физики?

Юнг: Я далеко не уверен, что мы движемся к Третьей мировой войне. Да, она может случиться, но, возможно, ее удастся предотвратить.

С другой стороны, проблемы, которые раскололи мир, вполне реальны. И все то, что привело нас к этому расколу, может привести нас и к войне. Даже если войны и не будет, раскол остается.

Би-би-си: Что вы называете расколом? Внутренний раскол в людях?

Юнг: Раскол между Востоком и Западом. И это означает раскол в каждом из нас, потому что все мы — люди. Есть некоторая надежда, что люди осознают этот раскол внутри самих себя, и поймут, что нет нужды воспроизводить его в политике. Но это означает полную перемену наших духовных и внутренних представлений.

Би-би-си: Может быть она уже началась?

Юнг: Трудно сказать, началась ли она, или нет. Я, по крайней мере, делаю все, что в моих силах, чтобы она произошла. (смеется)

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Цитата Карла Юнга украшает стену магазинчика в Ирландии

Би-би-си: Доктор Юнг, я бы хотела задать вам несколько конкретных вопросов, чтобы подчеркнуть вашу работу о принципиально новом подходе к тому, что значит быть человеком. Мы разговариваем, а из окна открывается вид на горы. Одна заснеженная сторона просто сверкает на солнце, а другая — всегда находится в тени. Вот я и думаю, можно ли сказать, что вы точно также рассматриваете и природу человека? Что это такое: темная сторона человечества?

Юнг: Вы выбрали очень уместное сравнение. Да, наше сознание сверкает. Там все полно света и, вроде бы, в полном порядке. Но есть и другая сторона, на которой все обстоит не так хорошо. И, разумеется, с нею надо что-то делать.

При этом никто особенно не любит в ней копаться. Тем не менее, иногда этого не избежать, особенно, если вы туда провалились.

Этот феномен можно проследить на гигантских масштабах, которыми оперирует история. Посмотрите, только, что произошло с немцами. Германская нация полностью переродилась, поддавшись темной стороне человеческой природы. Мы все знаем, в какие ужасы это вылилось! Да, это — темная сторона… она есть у каждого человека, и в ней таятся вещи, о которых мы ничего не знаем.

Би-би-си: Справедливо ли будет сказать, что вся ваша работа как раз и заключается в том, чтобы добиться целостности личности человека, достичь внутреннего единства? Чтобы каждый человек мог распознать свою темную сторону, о которой он, возможно, и не подозревает?

Юнг: От нее никуда не уйти. Как только я начинаю работать с каким-то человеком, его темная сторона всегда выползает на свет: то одно, то другое становится явным. И все эти вещи надо как-то увязать с человеческим сознанием. Это необходимо для того, чтобы конкретный человек перестал рассматривать себя, как некий идеал, которым он хотел бы быть, но осознал, кем он является в действительности. С этого и начинается работа с каждым человеком.

Би-би-си: Мне кажется, что вы считаете индвидуального человека единственным носителем жизни и существования. Следовательно, индивидуальность должна играть главенствующую роль в человеческом обществе. Почему же сейчас и наука, и социология, и философия склонны подменять качества индивидуума общественными ценностями?

Юнг: Что тут скажешь: это — одно из следствий современной науки, которая основывается на статистическом усреднении. А для статистического усреднения человек, как таковой, совершенно не важен. Это — абстракция, а не конкретная личность.

Наше мировоззрение, тоже основанное на статистическом усреднении, является абстракцией, которая не имеет никакого отношения к тому, что происходит в реальном мире. В таком мировоззрении индивидуум есть не что иное, как случайный феномен. Но в действительности индивидуум — это единственная реальность.

Если вы рассматриваете жизнь с позиций среднего арифметического, то у вас есть только некое представление о том, что такое «нормальный человек». Но на самом деле такой «нормальный человек» просто не существует, и в жизни нам приходится иметь дело с конкретными людьми. И конкретному человеку, а не бесчисленным массам, приходится иметь дело с последствиями принятых решений.

Развиваться и улучшаться должен каждый человек. В мире не существует лекарства, которое могло бы одним махом излечить тесятки тысяч.

Би-би-си: В конце нашего разговора не могли бы вы рассказать, над чем вы сейчас работаете?

Юнг: Это самый нескромный вопрос

Би-би-си: Я знаю. (смеется)

Юнг: Я вынужден признаться, что я сейчас ни над чем не работаю. Я просто наслаждаюсь старостью. И я доволен, что сейчас у меня нет никаких новых идей. Мои последние идеи были такими сложными, что, возможно, я достиг потолка.

Я не могу сказать, что я работаю над чем-то конкретным, но у меня есть некоторые мысли, которые я просто не смогу вам объяснить.

Би-би-си: Я подозреваю, что ваши идеи проходят период инкубации? Они должны созреть?

Юнг: Времени на созревание почти не осталось. Я уже не раз проходил через инкубационные периоды (смеется). И я не знаю, сколько мне еще отпущено времени на то, чтобы продолжать в том же духе.

Би-би-си: Тогда — последний вопрос. Оглядываясь на все эти долгие годы, которые вы посвятили исследованию человеческой души и природы, каким должен быть наш главный урок?

Юнг: Самый главный урок — это узнать как можно больше о предмете исследования — о человеке. Мы живем в страхе перед жуткими порождениями человеческой мысли: расщеплением урана и водородной бомбой. Но они не существуют сами по себе, ими манипулируют люди. И мы должны знать как можно больше и о человеке, и о том, как влиять на его психику.

Потому что главный вопрос таков: что именно человек будет делать с этими изобретениями? Все зависит от решений, которые принимают люди. Главная опасность таится в человеке, следовательно, я считаю, что мы должны серьезно изучить, что такое человек, и что значит быть человеком.

Как я сказал в самом начале, я только хочу понять: что делает человек, и почему он это делает. И я хочу понять его природу. И я надеюсь, что мы сможем найти способ как сделать так, чтобы человек не уничтожил сам себя с помощью этих жутких приспособлений, как, например, водородная бомба.

С Карлом Юнгом для программы к его 80-летию беседовала Ингарет ван дер Пост. Частично интервью вышло в эфир 20 июля 1955 года.

Лекция №1 «Быть самим собой. Теория индивидуации Карла Густава Юнга»

Пожалуй самый выдающийся ученик Фрейда Карл Густав Юнг в свое время отошел от позиций своего учителя и создал собственную оригинальную теорию, описывающую человека в более глубоких и сущностных измерениях. Concepture публикует небольшую лекцию, посвященную теории индивидуации Юнга.  

Карл Густав Юнг, создатель аналитической (глубинной) психологии, считал, что в течение всей жизни человек осуществляет процесс, который он назвал «индивидуация». Смысл индивидуации невозможно понять вне контекста теории архетипов, разработанной Юнгом. Понятие «архетип» он заимствует у религиозного мыслителя Филона Александрийского и обозначает им специфический комплекс явлений, само признание существования которых кладет начало реактулизации сакрального знания в парадигме позитивистской науки (Вслед за Юнгом эту линию продолжит Мирча Элиаде). Если аутентичное содержание понятия обладало теологическим смыслом и означало «прообразы сотворенных вещей, находящихся в Божественном Разуме», то у Юнга оно приобретает совершенно иное значение, а именно –  врожденных универсальных психических форм,  которые предрасполагают людей переживать и реагировать на происходящие события определенным образом. Архетипы, по Юнгу, это первичные модели, обуславливающие способ восприятия мира. Юнг выделяет 5 базовых архетипов, осознание и раскрытие которых составляет собственно процесс индивидуации: Персона, Тень, Анима, Анимус, Самость.

 

Персона – это совокупность социальных масок, которые человек использует для представления себя другим людям. Персона необходима для сокрытия истинной сущности человека с целью его приятия со стороны общества. Реализация этого архетипа первична в процессе индивидуации, поскольку человек по своей природе животное социальное. Персона играет ключевую роль в адаптации человека внутри социума, являясь способом регулирования отношений с другими людьми в повседневной жизни. Тем не менее застревание на этом архетипе, чрезмерное преувеличение его значимости может привести к тому, что человек на всю жизнь останется исключительно поверхностным существом, не имеющим никакого внутреннего измерения.

Тень является архетипом противоположным Персоне. Она включает в себя социально неприемлемые стороны личности, ее низменные негативные аспекты, импульсы и побуждения недопустимые с точки зрения морали. Реализация этого архетипа стоит на втором месте, так как для достижения гармонического целого, человеку необходимо интегрировать все части своей личности, в том числе отрицательные.

Если пара Персона/Тень характеризуют Культурное/Природное начала в человеке, то Анима/Анимус обозначают его психическую двуполость. Эти архетипы отражают половую целостность личности (андрогинность). Анима – это женственность, как энергетическое начало, в структуре психики мужчины. Анимус – это мужественность в структуре психики женщины. Наличие реализованной Анимы превращает самца в мужчину, в то время как наличие реализованного Анимуса превращает самку в женщину. Как и во всех остальных случаях раскрытия архетипов – здесь важна мера. Ее нарушение чревато появлением женоподобных мужчин и мужеподобных женщин.

Самость представляет собой вершину индивидуации личности, конечный результат всех находящихся в оппозиции архетипов. В самости их противостояние снимается и образует гармоничное единство. Поэтому Самость – это архетип целостности. Образно говоря – центр личности, вокруг которого организуются все остальные ее аспекты. Самость – это подлинное Я человека, его истинная сущность. Достижение Самости – конечная цель индивидуации и соответственно смысл человеческой жизни по Юнгу. Понятно, что прохождение всех ступеней реализации архетипов на практике – дело куда более сложное, чем теоретическое описание. Гармонизация всех составляющих личности – это не однократный акт наподобие добегания до финишной черты. Это длящаяся во времени стабильная балансировка, удерживание собранных аспектов души в состоянии целостности. Поэтому реалист Юнг считал, что подлинного равновесия достичь почти невозможно. А если возможно – то не раньше среднего возраста, поскольку интеграция архетипов требует большого жизненного опыта.

Итак, согласно Юнгу, на протяжении всей своей жизни человек проходит индивидуацию. Индивидуация в теории Юнга – это процесс развития человека как существа отличного от остальных набором своих неповторимых личностных качеств, то есть, как индивидуальности. И поскольку норма индивидуальности, как правило, идет вразрез с нормами коллектива, процесс индивидуации предполагает известную долю отчуждения человека, вставшего на путь саморазвития. В то же время, индивидуация вовсе не означает изоляции. Это переход на качественно иной уровень бытия, где человеческая жизнедеятельность осуществляется по другим законам.

В конечном счете, индивидуация – это сформулированное на языке аналитической психологии понятие, которое выражает традиционные для классических духовных практик представления о человеке не как данности, а как за-данности, чистой потенции быть тем, кем в наличный момент человек не является, но кем он при желании и должном усердии может стать.

Философ Мераб Мамардашвили говорил: «Человек есть не то, кто он есть. Человек есть то, кем он может быть». Заслуга Юнга состоит в том, что он подробно исследовал и определил конкретные этапы, механизмы и символы становления человека. 

Тень — это..

. Что такое Тень? – осознание индивидом в определенных условиях негативных черт своей личности, «та часть личности, которая имеет негативные черты и которую человек пытается спрятать и от других и от самого себя» (И. Кондаков, Психология. Иллюстрированный словарь).

Ср.:

Ни одной минуты не принимаю тебя за реальную правду… Ты ложь, ты болезнь моя, ты призрак. Я только не знаю, чем тебя истребить… Ты моя галлюцинация. Ты воплощение меня самого, только одной, впрочем, моей стороны… моих мыслей и чувств, только самых гадких и глупых (Ф. Достоевский, Братья Карамазовы).


* * *
(общеславянск., от тьма) – 1. термин К.Юнга, обозначает один из архетипов, а именно комплекс недифференцированных чувств, идей, желаний или «животных инстинктов», унаследованных человеком от далёких предков. Является в сновидениях спящего человека в виде тёмного человеческого силуэта обычно того же с ним пола. Вопреки сообщениям К.Юнга, персонажи сновидений в виде тени встречаются крайне редко Синоним: Альтер Эго, Негативная сторона личности; 2. отражение внутреннего состояния (беспокойства, печали и т.д.) на лице, в глазах человека; 3. малейший признак, малейшая доля чего-либо; 4. дух умершего или отсутствующего человека, являющийся, по суеверным представлениям, кому-либо. Например, тень отца Гамлета. Синонимы: Призрак, Привидение; 5. тёмное отражение на каком-то фоне, отбрасываемое предметом, освещённым с противоположной стороны. Согласно первобытным представлениям, тень человека способна влиять на него самого тем или иным образом. Например, убийства в некоторых племенах совершались вонзанием копья в тень человека: увидев это, жертва такого магического действия могла умереть и на самом деле, если не вмешается колдун.


* * *
– бессознательные проявления, темная сторона психики, отвергаемые человеком, но внутренне присущие ему и оказывающие воздействие на его мышление и поведение.

   Представления о Тени как «изнанки» человеческой души содержались в работах З. Фрейда. Классический психоанализ был нацелен в первую очередь на раскрытие тех бессознательных влечений и желаний человека, которые, с точки зрения культуры и общества, воспринимались как негативные, теневые, асоциальные, аморальные. Однако понятие Тени как таковое было введено К.Г. Юнгом (1875–1961). Оно играло важную роль в его аналитической психологии.

С точки зрения К.Г. Юнга, Тень – это темная половина личности, которая свойственна каждому человеку и без которой он не может обходиться в реальной жизни. Каждый индивид обладает собственной Тенью. Он несет в себе свое прошлое, сохраняет примитивные желания и агрессивные влечения. Однако теневая сторона личности, как правило, вытесняется, подавляется. Человек не замечает свои бессознательные негативные характеристики, не хочет их видеть и игнорирует их. Вместе с тем в его психике происходит развертывание темных сил, которые могут прорываться наружу, разрушать мораль, самоконтроль и захлестывать мир сознания.

   В работе «AION. Исследование феноменологии самости» (1951) К.Г. Юнг подчеркнул, что Тень составляют теневые характеристики человека, его изъяны, наделенные эмоциональной природой и обладающие автономией. Им присуще свойство навязчивости, властного овладения. При наличии проницательности и доброй воли Тень может быть частично ассимилирована сознательной частью личности. Однако опыт показывает, что в ней присутствуют такие черты, которые демонстрируют «упорное противодействие моральному контролю». Таким образом, можно сказать, что «Тень представляет собой моральную проблему, бросающую вызов личностному Я в целом, поскольку ни один человек не в состоянии осознать свою Тень, не приложив серьезных усилий морального характера».

   Негативные качества и характеристики человека могут обрести свою персонификацию в сновидениях или быть спроецированы на других людей. Смысл того и другого, как правило, ускользает из сознания. Так, проекции не осознаются самим индивидом и поэтому ему нелегко признать в них свою собственную Тень, отброшенную на объекты. По мнению К.Г. Юнга, человек не создает проекции, а сталкивается с ними. Результатом проекций является то, что человек оказывается изолированным от своего окружения. На место реальных отношений со своим окружением он ставит что-то иллюзорное. Надежда на то, что человек сам заметит свои проекции, крайне мала. «Необходимо убедить его, что он отбрасывает очень длинную Тень, прежде чем он согласится убрать свои эмоционально окрашенные проекции с их объекта».

   Осознание тени предполагает признание реального присутствия темной стороны человека. Поскольку в Тени собрано прежде всего личное бессознательное, то ее содержимое все-таки поддается осознанию. Во всяком случае, Тень можно разглядеть при условии некоторой самокритичности человека. Однако, когда Тень предстает в качестве архетипа, связанного с коллективным бессознательным, ее познание оказывается делом непростым. Словом, человек способен признать относительное зло своей природы, но, как отмечал К.Г. Юнг, «попытка заглянуть в лицо абсолютного зла оказывается редким и потрясающим по воздействию опытом».

   При аналитическом лечении происходит очная ставка с темной половиной личности, с Тенью. «Встреча с самим собой означает прежде всего встречу с собственной Тенью. Это теснина, узкий вход, и тот, кто погружается в глубокий источник, не может оставаться в этой болезненной узости». Интеграция Тени, то есть осознание личного бессознательного знаменует собой первый этап аналитического процесса.

   Тень – это не только изнанка психики, содержащая исключительно темные аспекты личности. В ней присутствуют также такие влечения и желания, которые не исчерпываются чем-то скверным, морально неприемлемым. По убеждению К.Г. Юнга, Тень включает в себя и все то, что представляет собой примитивное, инфантильное, неприспособленное, которое не получило своего зрелого, позитивного развития. Поэтому задача аналитической терапии состоит не в исключении Тени из жизни пациента, а в осознании им ее наличия, в обретении способности интегрировать ее в Я и сосуществовать с ней, не прибегая к мучительному подавлению и соскальзыванию в лоно невротического заболевания.

   

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Тень как ресурс

песочная терапия юнга:
тень как ресурс личности

тень-психологическая структура, укоренённая в бессознательном, которая аккумулирует всё, что приносит дискомфорт и неудобство эго. Человек не принимает в себе свою тень, её проявления рационализируются, вытесняются или бессознательно забываются. В отношении тени существует позиция: это-не я, это случайность, меня вынудили так себя проявить. Внезапные вспышки ярости. Зависть, ревность, ненависть, острое неконтролируемое сексуальное желание, психологический и физический садизм, желание посплетничать, мстительность – да мало ли их, проявлений тени. Тень не согласуется с нашими моральными принципами, с нашими ценностями, что не мешает ей быть в нас, и с ухмылкой проявлять себя в самые неподобающие моменты, шокируя и приводя в ужас наших близких и нас самих.
как писал юнг, с тенью легко встретиться, достаточно обратить внимание на то, что так не нравится нам в других людях, то есть на то. Что мы бессознательно проецируем на других людей, не желая признавать это своим.
менее очевидный путь – признания близких. уж кому, как ни им, знать гримасы и каверзы нашей тени. Но этот путь, согласитесь, требует известного мужества.
мы не рождаемся с тенью, хотя архетипы коллективной тени: дьявол, чудовища, монстры, убийцы и прочая нечисть – присутствуют в нашем коллективном бессознательном от рождения. индивидуальная тень формируется сначала ближайшим окружением, всё, что вызывает у наших родителей отторжение и осуждение мы в себе отвергаем. иначе и быть не может, ведь плата высока, родители не будут нас любить с нашей тенью, с нашей агрессивностью, сексуальностью или излишней, по их мнению, свободой. затем тень дополняется новым и новым материалом, всем тем, что не принимается в данной среде, в конкретном социуме. у взрослого человека тень большая и мощная, хотя и вынуждена скрываться в тёмных глубинах подсознания. Но при любом удобном случае тень вырывается на свободу, пугая собственное эго и окружающих.  
нечто плохое, отвергаемое и осуждаемое, отвратительное и кошмарное – таков вердикт социума относительно тени. но мало кто догадывается, что под чёрным плащом тень прячет небывалые наши сокровища: нашу страстность, талант, сексуальность, энергию, нашу свободу, дикость природное естество, мощные инстинкты и импульсы. 
будьте осторожны с тенью, предупреждал юнг. Не стоит подходить к ней слишком близко и контактировать слишком тесно. тень сильна и опасна. но как же добыть то ценное, важнейшие части себя, которые стережёт тень, те волшебные ценности, без которых мы не будем собой, не станем полнокровными и яркими личностями? как договориться с тенью так, чтобы вместо лица смерти она открыла неиссякаемые ресурсы?
этому и посвящён тренинг. мы отправимся в царство тени за самым дорогим-самим собой.

 

Автор:
Источник: innova-project.ru

Теория архетипов К.Г.Юнга и ее значение для понимания механизмов восприятия предметного мира


Автор: Ветрова Ю. А. гр.ГО-35041(УПИ)

Преподователь: Быстрова Т.Ю.

 

  1. Ведение

  2. Самость — важнейший архетип

  3. Работа жизни с «тенью» и «персоной

  4. «Дитятя и мудрый старец

  5. Родовые архетипы

  6. Разделение архетипов по системе «Героя и бунтаря»

  7. Анализ продукта дизайна с использованием архетипов

  8. Список используемой литературы

 

Введение

Разум — лишь одна из психических функций. Абсолютное доминирование сознания свидетельствует не о зрелости души, а об односторонности развития. Что же касается социальной адаптации, то Юнг утверждает, что она способствует взрослению лишь тогда, когда помогает «собрать личность воедино», гармонизовать её внутренний мир.

Чтобы обозначить в психике сохраняющееся коллективное бессознательное по его основной характерной форме, Юнг выбрал понятие «архетип». Он дает ему следующее определение: Архетип в значительной мере представляет собой бессознательное содержание, которое изменяется через сознание и восприятие — и именно в духе того индивидуального сознанания, в котором оно проявляется. Сам по себе архетип — это гипотетический нечувственный образец, подобный в известной биологии «модели поведения». Следовательно, из этого можно было бы сделать вывод: остающиеся чисто формальными архетипы вызывают «архетипический представления», которые достигают области человеческого восприятия. Архетипы являются некой предпосылкой этого чувственного воплощения. Согласно Юнгу, «Архетипы» — это факторы и мотивы, которые организуют психические элементы в некие образы, и при том так, что они могут распознаваться лишь по произведенному эффекту или действию.

В настоящее время современное общество все больше и больше становится потребительским. Я соглошусь с этим поскольку действительно, в обиход современного человека ПОКУПКА стала плотно вживаться, это скорее даже является неотъемлемой частью повседневного дня потребителя. Каждый потребитель очень ценится на конкурентном предпринимательском рынке,и поэтому люди стали задумываться не только о внешнем виде того или иного продукта,но и о его внутреннем психологическом влиянии на человека. В этом, по моему мнению, во многом сыграли важную роль именно юнговские архетипы, которые также подразумевают под собой и скрытое мотивирование человеком.

Самость — важнейший архетип

Из потока индивидуального и коллективного бессознательного выступает «Эго». Как часть психики оно является центром сознания, и прежде всего — его субъектом. Когда Юнг говорит о комплексе «Эго», он понимает под этим также комплекс представлений, связанных с центром сознания.

От Эго отличается Самость, которая включает в себя всю психику, тоесть сознание и подсознательное, объединенные в одно целое. Самость включает все психические феномены человека. Она выражает всю целостность и единство личности. Самость охватывает познаваемое и непознаваемое, или еще не познанное. Юнг показывает нам, что эта Самость имеет архитипический характер и в сновидениях, мифах, сказках, может принимать образы вождей, героев, спасителей, или выявляться в целостных символах, как круг, квадрат, крест. Самость представляет собой не только центр, но и тот объем, который включает в себя сознание и бессознательное, она является центром этой целостности подобно тому, как «Я» является центром сознания. Тем самым Самость — величина, которая подчиняется сознательному «Эго».

Самость — важнейший архетип. Он отличен от внешних масок, ролевых идентификаций, способен примирить и согласовать разнонаправленные психические силы и, наконец, стать точкой соприкосновения с Трансцендентным началом, с Богом, перед лицом которого индивидуальная судьба только и обретает смысл.

Интуиция, фантазия, спонтанно возникающие образы сновидений и мифы — помогают понять нам путь жизни и сориентировать себя в направлении самости, найти себя в обширной области бессознательного. Путем «амплификации», то есть уточнения, прояснения, рационализации спонтанных образов сновидений и фантазий человек способен принимать правильные решения и избегать неврозов.

В реальной действительности лишь редко и в силу случайных обстоятельств возникают ситуации, когда человеку открывается путь к самому себе и когда он достигает самости. Вечные образы мировой литературы имеют столь долгую жизнь и популярность вероятно потому, что символизируют такие пути и ситуации, на которых, вопреки всем препятствиям, сходятся и гармонизуются главные душевные силы личности. При этом каждый раз оказывается, что такая редкая возможность быть самим собой должна быть дорого оплачена.

Путь Дон Кихота, Дон Жуана, Фауста и Гамлета «прорвавшихся» к истине личного бытия через любовь, через знание или право принимать решение, ведет, как оказывается, к гибели или безумию. Судьба архитипических героев (вспомним, к примеру, судьбу Сократа, Наполеона, Пушкина) оказывается трагической.

Работа жизни с «тенью» и «персоной»

Через всю жизнь проходит работа с «тенью», архетипом, собирающим в себе установки, чувства, отвергаемые сознательным «эго». Каждый человек имеет свою тень, которая состоит отчасти из животных родовых влечений, вытесненных культурой, а отчасти возникает в результате индивидуальных вытеснений. Третья часть тени развивается на основе вытесняемого материала, подобно живой фантазии. Соблазнительные и искушающие компоненты тени расцветают, как бы сами собой, подобно отрицательным персонажам художественных произведений, которые бывают более живыми и интересными, чем добродетельные герои.

Чем меньше осознается тень, тем она темнее и гуще. Мощные сопротивления, исходящие из тени, приводят к выработке коллективных образов «врага», «падшего человека», «фашиста», «коммуниста», «безбожника», которые переносятся на других людей — вместе со всей грязью и мерзостью, которых массовый человек не хочет признать в себе самом.

Часто сознание отвергает всякую критику в свой адрес и во всех несчастьях ищет виновника «на стороне», но не в собственной душе. Это означает, что человек боится своей тени, не хочет отдавать себе отчета даже в нелепых, с его точки зрения, своих поступках. Он недоволен жизнью, но сопротивляется всему, что может её изменить. Хочет оправдать свою жизнь, выстраивая в сознании сложный образ враждебной действительности, отказываясь видеть свою жизнь такой, какова она есть.

Если бы тень была только злом, то не возникло бы особых проблем. Но тень не есть то, что целиком скверно. Тень — это нечто неприспособленное, то, что мы не смогли ввести в свой культурный обиход. В состав тени входят, по мнению Юнга, и ценные качества, например, детскость, непосредственность, которые могли бы обновить и украсить жизнь.

Тень всегда желает выйти на свет под любым предлогом. Но тени мешает маска («персона») — компенсаторный архетип, который, учитывая требования общества и желая скрыть недостатки личности, создает защитные сооружения для борьбы с тенью и всеми, кто хотел бы указать на нее. Персона развивается в автономный образ в социальной роли — учителя, мужа, президента, полицейского. Социальная роль подчитывается иногда и лучшими побуждениями личности, но может расти и автоматически, за счет внешних требований и ожиданий, распространяя профессиональные и рациональные установки на все сферы жизни.

Персона, как и другие архетипы, содержит множество потенций. Она переживается как социальная идентичность — когда человек отождествляет себя с половозрастной когортой, профессией, политической партией; как индивидуальность, когда человек желает подчеркнуть свое отличие от других, самостоятельность, вкус, который он утверждает как всеобщий, «научный» разум, которому все должны следовать.

Юнг отмечает, что в «персоне» присутствуют как личностные, аутеичные, так и безличные компоненты.

Вырождение личности в маску, в роль, задаваемую обществом, происходит часто. Чем больше давление социума, чем выше ранг, ответственнее должность, тем неотвратимее личность трансформируется в маску, которая лишь инсценирует индивидуальность. К примеру, врачу-психиатору, учителю, генералу, президенту, миллиардеру бывает трудно сохранить себя в качестве личности. Эти люди принуждаются окружением играть определенную роль и делают это исходя из соображений психического комфорта, поскольку стандартно — ролевое поведение позволяет выполнять наибольшую сумму обязательств с минимальной затратой сил.

Ролевая маска есть образец профессионала или лидера. Она интегрирует социальные умения, ролевые позиции, фразеологию, жесты, мимику. Все это может вылиться в яркий, привлекательный образ и стать массовым идеалом. Маска особенно выражена у политических вождей, крупных профессионалов, любимцев публики. Она важна и для «среднего человека». Сословно — классовая или половая роли также навязываются с большой силой.

Персона служит психологической основой отчужденных, преемственно сохраняемых культурой форм жизни, как легальных, так и криминальных. Человек уже надевает готовую маску, освобождая себе время для хобби или расширения своего могущества.

Если персона недоразвита, личность оказывается в уязвимом положении. Человек из одной публичной неловкости попадает в другую. Такие люди похожи на детей, они не ведают, что творят. Их безответственность может наделать много зла, а сами они рискуют быть вытолкнутыми на дно общества.

Тень и персона находятся в компенсаторной взаимосвязи. Их конфронтация не должна приводить к антагонизму и неврозу. Приручение тени и ограничение притязаний маски — это вопрос мудрости и такта. Нужно уметь признавать свою тень, свои недостатки. Юмор по отношению к социальной роли помогает поддерживать чувство здоровой самоидентичности.

Тень может быть сдерживаема в определенных границах, но полное изгнание тени — невозможно. Человек, стремящийся к святости, только сильней ощущает свою греховность, ведь святость предполагает принятие на себя и чужих грехов.

Тень — часть нашей личности и имеет право на некоторую долю наших успехов и радостей. неё должна быть своя сфера свободы в виде компенсаторной активности — игры, спорта, писания детективных романов, коллекционирования. Если найти тени подходящее занятие, она может стать помощником сознательной личности.

«Дитятя и мудрый старец«

«Вечное дитятя», по Юнгу, вневременно. Это архетип молодости, живущий в душе каждого, независимо от возраста. В десять лет человек может чувствовать себя старцем, а в семьдесят — оставаться младенцем. Зевса — бородатого мужа — называли «великим мальчиком», и Христа изображают как младенца. Символ вечного дитяти в фантазиях и сновидениях выражает стремление к свободе. Дитятя раздражается поп поводу любых ограничений, презирает мир взрослых и стремиться обойти любые преграды на своем пути. Неоднократно отмечалось, что творческие люди хранят в себе детское начало. Вытеснение детства в тень символизируется во снах и фантазиях решетками, запертыми дверями. Восприятие жизни пропитывается при этом «привкусом тюрьмы».

Архетип «дитяти» действует в связке с архетипом «мудрого старца». Своему старцу Юнг дал даже собственное имя — Филемон. Старец («сенекс») персонифицирует черты пожилых людей, самоконтроль, ответственность, систематичность, мудрость, консерватизм. Мифология представляет сенекса в образе бога Аполлона, уравновешенного и гармоничного, тогда как дитя ассоциируется у греков с Дионисом — капризным, возбужденным и опьяненным.

Старец — мудрец появляется в снах и сказках в образах учителя — гуру, волшебника, доктора, священника, дедушки. Он дает добрый совет и помогает обрести уверенность в трудные минуты жизни.

Родовые архетипы

Освоение коллективного бессознательного сталкивает человека с двумя важнейшими родовыми архетипами, соответствующими душевным сущностям женщины и мужчины («анима» и «анимус»). Индетефикация с одним из них определяет половую или гендерную принадлежность. Анима и анимус — это общечеловеческие архетипы. Анима находится в тени у мужчины, анимус в тени у женщины. Правда, стремление к андрогинизму, то есть объединению обеих гендерных начал в одном существе, как это доказывается в диалоге Платона «Пир», по-видимому, изначально присуще человеку. К тому же в современной либеральной культуре роли мужчин и женщин стираются. Феминистки требуют полного равенства мужских и женских прав во всех сферах жизни. Эти обстоятельства имеют тот факт, что чистых мужчин и чистых женщин реально не существует. Но гендерные архетипы от этого не теряют специфичности. В мифах и религиях анима символизирует Эрос, Жизнь, а анимус — Логос, Дух. Оба архетипа очень богаты оттенками и легко соединяются с символами других архетипов.

В массовом сознании подчеркиваются рациональность, властность, инструментальность, активность мужчин и эмоциональность, подчиненность, экспрессивность, пассивность женщин. В китайской символике имеется подробная характеристика «инь» и «ян» — женского и мужского архетипов. Буквально все без исключения психические качества. Обнаруживаемые у женщин, присутствуют также у мужчин. В европейской культуре женственность понимается как эмоциональность, переменчивость настроений, а мужественность — как рациональность, верность выбранной цели. До сих пор распространено представление, что мужчина по природе — лидер, а женщина должна быть ведома. Однако социальные роли мужчин и женщин зависят от деятельности, от культуры.

Анима олицетворяется в четырех архетипических образах: Евы, Елены, Марии и Софии. Каждый из них амбивалентен, включает в себя положительные и отрицательные черты, может вызывать восхищение и неприязнь, притягивать и отталкивать.

Нужно подчеркнуть, что анима и анимус — это «проективные образы». Анима рождается в душе мужчины, но проецируется на женщину, а анимус творится женщиной и проецируется на мужчину.

Вызванный из мужской тени женский архетип способствует душевной близости и помогает установить надежные, устойчивые отношения. Если женщина — объект не соответствует архетипу, мужчина пытается её перевоспитать. На этой почве возникают склоки и дело часто кончается разрывом или установлением некоторой оптимальной психологической дистанции. В браке архетип часто проецируется на жену, а частично — на других женщин или же опускается «обратно в тень». Полного соответствия своему идеалу не находит никто.

Разделение архетипов по системе «Героя и бунтаря»

Немного отвлекемся от Юнга и пренесемся к другим авторам, чье внимание тоже коснулось архетипов.После Юнга теорию архетипов стали продолжать развивать Маргарет Марк и Кэрол С. Пирсон в своей книге «Герой и бунтарь»… В этой книге авторы предлагают некую типологию архетипов, упор которой основывается на мотивации человеком. Происходит разделение архетипов по особой специфике, способам выражения и неким смыслом. Выделяют такие группы архетипов: Мудрец и Искатель, Простодушный, Славный Малый, Любовник и Шут, Бунтарь, Маг, Герой, Правитель, Творец, Заботливый. Каждый из архетипов несет на себе определенную смысловую функцию. Человек, к примеру, способен к самосохранению, интеллектуальному продвижению и детской наивности. Все эти качества характеризуются 3 архетипами — Заботливый, Простодушный и Мудрец.

Если подвести предварительный итог, то можно сказать что….дизайнер, становиться своего рода психологом. Теперь это становиться привычным для дизайнера — использование архетипов, у него появляется уже определенный набор смысловых функций,которые он вправе вложить в свой проектируемый продукт,тем самым задать особый характер, который будет связывать человека с архетипическими образами. Именно эти образы позволяют человеку более коммуникативно и психологически воспринимать окружающий предметный мир. Хотя и не исключено, что подсознательно архетипы могут оказывать и отрицательный эффект на психологию человека, поэтому дизайнеру необходимо внимательно относиться к тому,что именно он вкладывает в психологическую структуру продукта.

Анализ продукта дизайна с использованием архетипов.

Возможно повторюсь, но хотелось бы рассмотреть продукт дизайна с использованием архетипов непосредственно связанных с брендом,под чьим ликом продукт выходит на всеобщее обозрение. И действительно, это обосновано тем, что физическое и смысловое наполнение вещи должно соответствовать тем ценностям и смыслам, которые весь бренд целиком проецирует на мир. То есть вся коммуникация бренда должна идти в одном русле, только в этом случае она будет эффективной, как с точки зрения коммерческого успеха, так и с точки зрения адекватности восприятия.

Ярким примером использования архетипов служит всемирный бренд «Нэсквик». Здесь проявляется образ всеобщего любимца, героя и победителя, а именно кролика Квики. С одной стороны это пушистый любимчик среди детишек, в чьих глазах кролик выглядит еще и как защитник (вспомним рекламный лозунг самого кролика: «Воздушные шоколадные шарики Нэсквик, теперь в них еще больше шоколада и витаминов!»), тоесть кролик беспокоится о здоровье детей, о их жизненной энергии, а с другой стороны доверие родителей к образу кролика растет. Так как дизайнеры воплотили в этом образе 3 архетипа — прежде всего это Герой, затем Заботливый и Простодушный. Образ героя очень ярок и довольно таки прост, поскольку потребителями Нэсквик является 60% детей, то им довольно таки легко привыкнуть к яркому, веселому и добродушному образу кролика. Можно сказать, что архетип Героя — кролика распростронился не только на детские завтраки, но и на кондитерскую продукцию…. Расширенный кругозор в создании бренда характеризует еще один архетип — Мудреца. Производство продукции не зацикливается только на одном шоколаде и завтраках, образ заботливого и простодушного героя охватывает уже иные инновации, как молочные коктейли,различные развивающие игры и мягкие игрушки… все идет к усовершенствованию и добавлению различных новшеств.

В итоге можно сказать, что человек может воспринимать не только ту информацию, которая лежит на поверхности продукта, но также он может воспринимать и глубокий смысл заложенный архетипами. Благодаря этим смыслам (архетипам) человек может и неосознанно, но делает некие выводы для себя, которые в дальнейшем играют роль при выборе товара.

Заключение.

Проведя анализ продукта дизайна с использованием архетипов, хотелось бы сказать, что анализируя тот или иной объект теперь мы смотрим не только на «оболочку» продукта, но так же пытаемся понять истинный смысл вещи. Люди во все времена вкладывали некий смысл в вещи, от чего вещь несла в себе нечто большее, чем просто функции. Сегодня именно дизайнеры наполняют вещи определенным смыслом, базирующемся на архетипах, которые способны побудить человека на покупку той или иной вещи, заинтересовать его или привлечь его внимание.

Можно сделать вывод, что роль архетипов в понимании восприятия предметного мира очень велика. Возможно в чем-то архетипические образы облегчают трудовую деятельность дизайнера, помогая ему задать правильное направление, в котором образ продукта начнет свое формирование

Список используемой литературы:

 

  1. Э.В. Соколов «Введение в психоанализ», С-П., 1998 г., Академия Культуры.

  2. К.Г. Юнг «Психологические типы», М., 1996 г., Университетская книга, АСТ

  3. Сайт: www.referat.ru

  4. Сайт: www.LIB.HSGM.ru

  5. К.Г.Юнг. Архетип и символ.,М., 1991 г.

 

 

Тень. Базовый курс аналитической психологии, или Юнгианский бревиарий

Тень

Использование образов материального мира для описания психических фактов часто оказывается неизбежным и необходимым в работе психолога. Ведь объект его исследования всегда будет оставаться нематериальным, психическим, виртуальным, выходящим за рамки омертвелой, косной, «вещной» материи. В случае тени эта метафорическая необходимость оказывается преимущественной, ибо лучше всего понять юнговское представление о тени можно, если принять физическую метафору вполне буквально.

Точно так же, как яркий свет всегда отбрасывает куда-то прочь темноту, сознательная яркость Эго всегда отбрасывает в сторону тень той или иной личности.

Аналогично персоне, расположенной между Эго и внешним миром, психическая структура, называемая тенью, находит свое место между Эго и внутренним миром бессознательного. Тень представляет собой сплав личностных характеристик и психических потенций, о которых индивид не имеет никакого представления, которые попросту не осознает. Обычно тень (на что указывает и сама этимология этого слова) содержит непривлекательные, негативные стороны психики, которые уважающее себя Эго не позволяет идентифицировать в самом себе.

Все неприятные нам и безнравственные аспекты нашего Я, которые мы предпочли бы рассматривать как не существующие в нас или не имеющие влияния на нашу жизнь, — наши «неполноценности», неприемлемые импульсы, постыдные желания и поступки — эту теневую сторону нашей личности трудно и болезненно впускать в нашу жизнь. Это противоречит тому, какими бы мы хотели видеть самих себя, какими хотели бы выглядеть в глазах других. Наше вполне сознательное ощущение самости, наша автономия, наши честность и справедливость, чувство собственного достоинства подвергаются испытанию этой тенью и ощущают ее близость как угрозу, как близкого родственника, неотступно следующего за нами по пятам, неуклюжего, вызывающего раздражение, сеющего беспокойство и стыд.

По этой причине, отмечает Юнг, тень со всеми ее качествами часто проваливается в бессознательное или активно и безжалостно вытесняется, чтобы поддержать ханжескую благопристойность нашего иллюзорного совершенства. Бессознательное, однако, не лишает тень ее возможности существовать, порой весьма успешной. И, конечно, Юнг видел, как эта психическая тень, будучи вытесняемой или отрицаемой, продолжает работать «за сценой», вызывая всевозможные виды невротического и навязчивого поведения. Он также отмечал, что вместо вытеснения или отрицания тени мы проецируем ее на других людей, приписывая им те ужасные, сомнительные и неприятные качества, которые столь усердно отрицаем в самих себе. Проекция тени может, таким образом, развиться в паранойю, подозрительность и утрату близости — качества, которые способны поражать индивидов, группы и целые народы. Далекая от разрешения той или иной проблемы, проекция тени способствует только обострению кризиса в этой темной стороне нашей души, поскольку «впрыскивает» нечто вроде яда в межличностные отношения на пути самооправдания все отрицающего и искажающего восприятия.

Юнг одобрял — в психологическом и психотерапевтическом плане — необходимость распознавания внутренней тени, поскольку, несмотря на шокирующее или загоняющее в стресс признание собственных неблаговидных качеств и агрессивного поведения, это приводит к примирению со своей бедой и волнением и поскольку в конечном счете выясняется, что источник этих треволнений и бед мы сами, и никто другой. Его психотерапевтические отчеты показывают, что процесс индивидуации почти всегда начинается с этой уничижительной интеграции тени в сознательное ощущение себя — первой и наиболее важной задачи на пути к психическому оздоровлению. Приведение тени в сознание депотенциирует ее, как говорил Юнг, лишает ее силы, так как подъем сознания тащит все затаившиеся импульсы и фантазии тени в область морального выбора, и человек сталкивается лицом к лицу с зачастую трудными этическими решениями и неприятной самодисциплиной, которой иногда удается избежать с помощью невроза.

В сновидениях тень может быть представлена фигурами-персонажами преступников, бродяг, нарушителей супружеской верности и т. п. Зрительно тень совпадает по половому признаку с полом сновидца.

Юнг рассматривал и теневой аспект коллективного бессознательного, так как всякое Эго, включая и коллективное, отбрасывает соответствующую тень в рамках психического. Хотя близкие отношения тени с Эго и могут облегчать ее вхождение в сознание, истинное знание тени — задача, которую невозможно полностью осуществить. В качестве архетипической фигуры тень не столько проблема, которая требует разрешения, сколько внутренняя сущность, требующая своего изучения, постижения и признания частью нашей психической и коллективной жизни.

Другой смысл тени, раскрытый в юнговских работах, особенно в его рассуждениях на тему религии и христианства, связан с тенью индивидуального психического, но выходит далеко за его пределы к тому, что лучше всего назвать объективной тенью — тенью как архетипом самой темноты, тьмы — абсолютного зла, которое, как полагает Юнг, должно существовать в коллективном бессознательном как единственная логическая противоположность яркому свету абсолютного добра. Эта объективная тень, темнота, и является тем, что, как считает Юнг, отвергается, вытесняется и проецируется христианской теологией. Юнг неустанно повторяет этот аргумент о догматическом исключении объективной тени христианством в ряде своих работ. Его возражение по поводу того, что дьявол воспринимается как реальность, его видение, что только присутствие темной (дьявольской) ипостаси может на самом деле обеспечить целостность, упущенную в христианской Троице добра в трех лицах, его интерес ко многим неканоническим работам, посвященным месту объективной тени зла в универсуме, — все это закрепило за Юнгом репутацию мыслителя, следующего гностической традиции, для которой двойственность добра и зла кажется более удачным представлением действительного психического состояния человечества, чем в христианских понятиях о жизни и душе. Эта тень как архетип в себе, архетип как таковой есть другая важная и, возможно, более революционная идея Юнга о тени, основа, на которой зиждется индивидуальная тень, «темная сторона Силы», которую мы встречаем вновь и вновь на мировой сцене на протяжении всего двадцатого века.

Неспособность увидеть и признать свою тень является причиной очень многих наших невзгод и страданий. Ведь все то, что человек не в силах распознать в себе самом, в соответствии с неумолимым аналитическим законом он вынужден увидеть в других. Таким образом, тень является к нам спроецированной, то есть зафиксированной наподобие маски на лице родственника, друга, политического деятеля или национального врага. Это означает, что внача-ле происходит отреагирование* бессознательного качества самого себя на внешних объектах.

Обнаружение тени как личностного содержания, особенно если оно было слишком негативным, вначале может вызвать замешательство и депрессию. Это особенно характерно для тех случаев, когда предшествующая установка Эго была чрезмерно амбициозной. К примеру, ситуация, когда фанатичный коммунист, ругавший империализм, внезапно получает наследство на Западе.

Тень оказывается первичным уровнем бессознательного, с которым встречаешься в психологическом анализе. Но далеко не всегда тень заведомо несет в себе негативное содержание. Зачастую и положительные бессознательные потенции личности находятся в тени. В таких случаях говорят о положительной тени. К тому же злое деструктивное начало тени часто проявляется в результате особых обстоятельств, а не вследствие собственной отрицательной сущности.

Скажем, мы замечаем, что животные делаются агрессивными во время голода, аналогично и люди в сложных для выживания условиях становятся в массе более возбужденными и склонными к негативному поведению. Однако человеческие недостатки можно превратить в достоинства, создав соответствующие условия, тогда и сама тень потеряет многое из своего отрицательного аспекта. Другими словами, получив сознательное внимание и поддержку со стороны общества, можно свои недостатки превратить в достоинства.

Отреагирование (actingout) — психоаналитический термин, обозначающий невербальную манифестацию, зачастую эмоционально окрашенную, спроецированную вовне; индивид может с нетерпимостью относиться к тем качествам, которые он видит в других. Тем самым поддерживается собственное чувство правоты. Показательным примером коллективной тени может служить ситуация межнациональных конфликтов: армяне — азербайджанцы, чеченцы — русские, грузины — абхазы и т. д. Именно подобная вражда вспыхивает между представителями разных национальностей, когда миллионы людей соглашаются вместе проецировать свою тень на других, отрицая ее наличие в себе.

Понятие тени и ее проекции равным образом применимо и к явлениям общественной психологии. Показательным примером того, до какой степени может дойти проекция коллективной тени, служит преследование евреев нацистами или диссидентов в СССР.

Предлагаемая ниже литература раскрывает большинство перечисленных аспектов тени, начиная с ее психологического определения и ее места в бессознательной жизни индивида. Кроме того, приводятся работы о месте тени в ужасах Второй мировой войны и в контексте христианства. Так как фигура трикстера в рамках психического часто действует как переносчик тени, указывается и статья Юнга о трикстере. Работы Гуггенбюля-Крейга и Марии-Луизы фон Франц являют собой блестящие примеры того, как последователи Юнга применяют понятие тени в аналитической психологии. В соответствии с юнговской теорией психологических типов носителем тени часто оказывается индивидуальная подчиненная функция. Об этом, а также о нашем понимании тени в повседневной жизни можно узнать из работы фон Франц «Подчиненная функция».

Литература

Гуггенбюлъ-Крейг А. Власть архетипа в психотерапии и медицине.—

СПб., 1996. С. 79–89.

ОдайникВ. Психология политики. — СПб., 1996. Приложение 2. Франц М.-Л. фон. Подчиненная функция // Франц М.-Л. фон, Хилл-

манДж. Лекции по юнговской типологии. — СПб., 1998. С. 77–98. ХоллДж. Юнгианское толкование сновидений. — СПб., 1996. С. 18–19. Юнг К. Г. AION.-M.; Киев, 1997. Гл. 2. § 13–19. Юнг К. Г. Архетипы коллективного бессознательного // Юнг К. Г.

Структура психики и процесс индивидуации.—М., 1996. С. 139–154. Юнг К. Г. О психологии фигуры Трикстера // Юнг К. Г. Душа и миф.—

М.; Киев, 1996. С. 338–356. Юнг К. Г. Проблемы современной психотерапии // Юнг К. Г.

Практикапсихотерапии. — М., 1998. § 114–174. Brington-Perera S. The Scapegoat Complex: Toward a Mythology of Shadow

and Guilt.- Toronto, 1986.

Franz M.-L. von. Shadow and Evil in Fairy-Tales. — Spring Publications, 1974.Jung СG.After Catastrophe // JungC. G. Collected Works. — Princeton

University Press, 1970.Vol. 10.Par. 400–443. SanfordJ. A. Evil: The Shadow Side of Reality.- NewYork, 1987.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

RVCA | Баланс противоположностей

RVCA | Баланс противоположностей — программа Artist Network

{«pageTitle»: «Store Front», «pageType»: «StoreFront»}

В вашем браузере отключена функция Javascript. Пожалуйста, включите его, чтобы вы могли в полной мере использовать возможности этого сайта.

Ваш браузер в настоящее время не настроен на прием файлов cookie.Включите его или проверьте, настроена ли у вас другая программа для блокировки файлов cookie.

  • Скидка 30% на эксклюзивные материалы для избранных сайтов

В творчестве Мэтта чувствуется влияние герметических наук на Халка Хогана и Харальда Хардрада на Хе-Мен.Он рисует картины, изображающие культуру и конфликты фантастического мира, населенного усатыми людьми, дикими зверями и живой архитектурой. Лайнс представляет себя инсайдером в мире посторонних, где он выступает как создатель и рассказчик. Подчеркнутые детализация линий говорит о примитивной, но, несомненно, современной эстетике.

Купить сейчас

Everlast и RVCA, два традиционных американских бренда, отмеченные чемпионами мира, объединились для создания боксерских перчаток RVCA x Everlast.Сотрудничество подчеркивает два традиционных бренда, разделяющих убеждения в подлинности и новаторстве.

Купить сейчас

Купить все боевые виды спорта

В тренде этого праздника

Давай сильнее.Бежать быстрее. Оставьте все на бетоне. Это твоя тренировка. Здесь происходит изменение. Легко перемещайтесь из тренажерного зала на улицу в спортивной коллекции RVCA для мужчин и женщин, в которой представлены спортивные шорты, леггинсы, футболки и спортивные худи премиум-класса, которые сохранят свежесть и помогут вам достичь максимальной производительности.

Мужское женское

Магазин последних новинок спортивного отдыха от RVCA.

Покупайте новейшие вязаные вещи, топы и майки из новинок этого праздника.

{ «Покупатель» : { «Списки желаний»: [{«продукты»: [], «мастера»: [], «имя»: «Ваш список желаний», «ID»: «пустой список»}] } }

Тяжелая мысленная тень маленького мальчика Опера о жителях его дневника

Кат. Номер Художник Название (формат) Этикетка Кат. Номер Страна Год
IOMCD 180, IOMACD 2090 Абидос Тяжелая мысленная тень маленького мальчика Опера о жителях его дневника (CD, альбом, промо) Продать эту версию
HEL0416 Абидос Тяжелая мысленная тень маленького мальчика Опера о жителях его дневника (CD, альбом) Продать эту версию
IOMCD 180, IOMACD 2090, 6 93723 60912 6 Абидос Тяжелая мысленная тень маленького мальчика Опера о жителях его дневника (CD, альбом) Продать эту версию
IOMCD 180, IOMACD 2090, 6 93723 60912 6 Абидос Тяжелая мысленная тень маленького мальчика Опера о жителях его дневника (CD, Альбом, Sli) Продать эту версию
МММЖ 2117 Абидос Тяжелая мысленная тень маленького мальчика Опера о жителях его дневника (CD, альбом) Продать эту версию

Тень | Астро Бой вики

Тень

Японское имя

シ ャ ド ー

Английский VA

Дориан Хэрвуд

Shadow — ученый-робот, созданный и спроектированный доктором Дж.Tenma. Первоначально он планировался как помощник Тенмы и продолжающийся проект, но вскоре Тень развил свою личность и мысли. Его имя указывает на это, поскольку Тень должна была быть тенью Тенмы.

Тень создает собственных роботов для борьбы с Астро. Как и доктор Тенма, Шэдоу верит, что Астро может развиваться с помощью боя и стать самым мощным роботом в мире.

Внешний вид

Shadow всегда носит однотонные мантии, похожие на классические пьеро.Его туника и капюшон разделены по цвету посередине асимметрично, с ярким желтым глазом на капюшоне. У Тени также есть развевающийся плащ, прикрепленный к его толстым наплечникам.

Он очень редко снимает капюшон. Изначально его лицо было обычным, без мебели, лицом робота, похожим на лицо А-106. Однако позже он изменяет свою внешность после того, как доктор Тенма приходит в Роботонию, создавая копию собственного лица Тенмы. После осады Роботонии неизвестно, сохранил ли Тень лицо Тенмы, поскольку он продолжает носить свой капюшон.

серии

2003 аниме

После сожжения здания Министерства науки доктор Уматаро Тенма исчез в результате добровольного изгнания. Он начал работать над роботами по заказу богатых клиентов, но вскоре понял, что ему нужна дополнительная помощь. Тенма решил создать робота-двойника самого себя; У Тени такой же рост, телосложение и голос, что и у доктора Тенмы. Всегда фанат иронии, Тенма перенес свои собственные воспоминания в Тень, чтобы гарантировать, что Тень будет владеть всеми его знаниями и навыками робота.Тенма объявляет Шэдоу «роботом, который создает роботов».

Тень сам по себе становится успешным робототехником. Хотя он призван быть «тенью» Тенмы, вскоре он разрабатывает свою собственную повестку дня, даже неоднократно заходя за спину Тенмы. Роботизированный навык Шэдоу особенно силен: Тенма был вдохновлен на создание Шэдоу после того, как осознал, что люди не учатся и развиваются так же быстро, как роботы ИИ. Следовательно, если бы робот мог разрабатывать и разрабатывать самостоятельно, он мог бы продвигать роботизированные технологии быстрее, чем когда-либо прежде.Тень постоянно приспосабливается и изучает робототехнику и, в конце концов, становится королем Роботонии.

В конце серии Тень покидает землю, забирая все Королевство Роботония. Синий Рыцарь сопровождает его в поисках мирного мира, в котором они могут жить.

Появления в эпизодах

  • 24: Марш Micro Bears
  • 27: Dawn of the Techno Revolution (только дубляж)
  • 32: Secret of the Blue Knight
  • 40: Escape from Volcano Island
  • 42 : Битва за Стальной остров
  • 47: Столкновение в Роботонии

Astro Boy: Омега-фактор

В игре Astro Boy: Omega Factor для Game Boy Advance Тень играет роль, аналогичную его роли в аниме 2003 года.Однако позже выясняется, что он был замаскированным Шараку.

Творения Тени

Джули: девочка с тенью мальчика

Софи Хейвуд

В этом сообщении в блоге рассматривается одна из самых известных антисексистских книжек с картинками, выпущенная во Франции: Histoire de Julie qui avait une ombre de garçon , написанная Кристианом Брюэлем и Анной Галланд, с иллюстрациями Анны Бозеллек (1976) . Фильм Julie , созданный после протестных движений 1968 года и подъема феминизма второй волны, представляет собой бесстрашно мрачное исследование эмоциональных последствий, испытанных маленькой девочкой, когда ее родители не могут принять ее такой, какая она есть.

Книга открывается на крышах города, где живет Джули, и переносит нас в ее спальню. Мы узнаем, что она беспорядочный ребенок, который любит бегать, кататься на роликах и придумывать сказки со своей кошкой, «но все же она хотела бы, чтобы ее поцеловали». Затем мы слушаем с ребенком, как ее мать отчаялась из-за нее, а ее отец выражает свое неодобрение ее мальчишескому поведению. Язык тела родителей на рисунках враждебен, поскольку они возвышаются над Джули. Джули — сорванец, и она подвела родителей.Они любят ее только тогда, когда она хорошая маленькая девочка. Французское слово «сорванец» — «garçon manqué», что буквально переводится как «мальчик-неудачник». Глагол «manquer» означает пропустить, потерпеть неудачу или чего-то не хватать. То, что ее называют «garçon manqué», осуждают вдвойне: Джули не просто ведет себя плохо, как девочка, подражая мальчикам, ей не хватает того, что нужно, чтобы быть мальчиком.

Эта неудача обретает физическую форму, когда Джули понимает, что ее тень — мальчик. Ее юношеское «Я» отвергает все, что Джули должна делать в детстве.На двухстраничной иллюстрации изображена серия изображений Джули и ее тени. Ее мальчишеская сторона берет верх, и она начинает пинать футбольный мяч, а они играют в шарики. Затем девочка Джули разумно играет с куклой, но ее мальчик-тень атакует ее; Джули приседает, чтобы пописать, как девочка, ее мальчик-тень писает стоя; Джули несет стопку тарелок, тень мальчика позволяет им упасть; Джули сидит за вязанием, мальчик-тень играет, распутывая клубки шерсти. Расстроенная тем, что она так разоблачена, она пытается избавиться от него, прыгая в лужах или запирая его дверью, но все безуспешно.Она не может потерять свою тень. В конце концов, Джули в своем уме решает выкопать яму, чтобы оказаться «там, где всегда темно и нет теней». В парке она знакомится с мальчиком. Они начинают разговаривать, и мальчик признается, что сожалеет о том, что над ним издеваются за то, что он слишком «девчачий». Разделяя боль, вызванную их неспособностью соответствовать своей гендерной идентичности, дети понимают, что они не одиноки. Джули приходит к выводу, что они имеют право быть такими, какие они есть, несмотря на то, что взрослые пытаются их поставить.Джули имеет право быть «Джули-шалунья, Джули-ярость, Джули-Жюли».

Джули была первой книгой, выпущенной коллективом, называющим себя «Pour un autre merveilleux» [«Для другой сказочной страны»]. [1] Это была группа исследователей, учителей, журналистов, психологов и художников, занимавшаяся анализом современных детских книг. «Мы были участниками боевых действий после мая 68-го», — вспоминает Кристиан Брюль, основавший коллектив. Детские книги и образование стали «вторым фронтом», с помощью которого они могли добиться радикальных социальных изменений там, где политические действия потерпели неудачу.[2] В первой брошюре коллектива их работы были помещены в контекст «нового ветра», который «дул в стране издательского дела для маленьких детей», в котором «начинают обсуждаться доселе табуированные темы, процветает экспериментальный книжный дизайн. , появляются серии в мягкой обложке »[3]

С выпуском Julie в 1976 году коллектив был преобразован в более постоянную издательскую структуру, получившую название «Le Sourire qui Mord» [«Улыбка, которая кусает»]. Эта крошечная пресса стремилась мобилизовать альтернативные схемы распространения, чтобы продвигать новые взгляды на книги для детей.[4] Каждая книга «Сурире-куи-Морд» сопровождалась манифестом. Листовка, прилагавшаяся к Julie , объясняла взрослым посредникам, что эта книга была об «империализме сердца», жестокости, когда говорилось кому-то «будь тем, кем я хочу, чтобы ты был, и я буду любить тебя». «Может ли ребенок противостоять такому давлению», — спрашивалось в листовке? [5]

Вдохновением для создания Julie послужила композиция Rose Bombonne (1975) итальянцев Аделы Турин и Нелла Босния, которая была частью новой волны несексистских книг для детей в середине семидесятых (см. предыдущая запись этого блога об американских феминистских детских книгах того периода).[6] Для Брюля это сыграло ключевую роль: «Я стала издателем благодаря этой книге», потому что «это была первая открытая феминистская детская книга, изданная во Франции» [7]. Он был впечатлен, но также критиковал счастливый конец Rose Bombonne , в котором девушки-слоны находят освобождение от ограничивающих гендерных ролей, становясь седыми, как их коллеги-мужчины. Турин и Босния открыли дискуссию, и с Histoire de Julie , написанной в сотрудничестве с художницей Анн Бозеллек и учителем начальной школы Анной Галланд, коллектив хотел пойти дальше, за пределы манихейства итальянской сказки.В манифесте для Джули утверждалось, что в обществе, где доминируют мужчины, простое превращение в сорванца мало что дает для эмансипации девочек, поскольку оно по-прежнему поддерживает идею о том, что быть женщиной — это что-то негативное. Для Джули было важно понять, что «быть Джулией» — это способ противостоять угнетению и обрести счастье. [8] Они также думали, что важно сделать главным героем девушку, а не слона или животное, чтобы ее можно было узнать и читатели могли с ней легко идентифицироваться.[9]

Книга преуспела, вопреки всем ожиданиям. За девять месяцев Julie было продано пять тысяч копий и было тепло встречено критиками. Продажи велись в основном через сети левых боевиков. Как позже заметил Брюль, это была эпоха, когда те, кто находился на обочине, могли выжить в публикации. [10] Он подозревает, что Julie пришла как раз в нужное время, с точки зрения идеологии, искусства и социологии. Это «казалось, отвечало на потребность в надежде, на какой-то выход».[11] Безусловно, книга совпала с ростом французского феминистского движения второй волны, и годом ранее министр здравоохранения Симона Вейл приняла закон, легализующий аборты (Loi Veil, 1975) при новом, более социально либеральном правительстве Валери Жискара. д’Эстен. [12]

Тем не менее, неоднозначная тематика книги не осталась незамеченной. Французское правительство осуществляет мониторинг детской издательской индустрии с тех пор, как в 1949 году был принят закон, регулирующий публикации для молодежи.[13] В июле 1976 года, еще до того, как Sourire qui Mord даже стал юридическим лицом, коллектив получил письмо с предупреждением от юридической комиссии 1949 года, в котором они обвинили книгу в «болезненности», «угнетении» и «порнографии». . [14] Затем их производство подлежало проверке Комиссией в течение следующего года в соответствии с положениями закона. Это создало небольшую проблему для прессы, настолько маленькой, что она выпускала только одну книгу в год. В любом случае, что, без сомнения, является признаком того, как изменилось отношение к детскому издательству с 1968 года, комиссия не предприняла никаких дальнейших действий, и Джули пошла в книжные магазины без цензуры.[15] Книга вызвала ожесточенные дебаты в школах, в частности, ее краткое упоминание о мастурбации. Посредники часто редактировали это предложение перед распространением текста [16]. Он также был удален из итальянского перевода книги [17]. Переводчик и издатель Адела Турин сказала Брюэлю, что ее отправят в тюрьму, если она напечатает такое явное упоминание о мастурбации, и поэтому он согласился с изменениями. [18] Между тем ни британских, ни американских изданий не последовало. «Они не выдержали , Джули, — ни один американский издатель не прикоснется к книге!»

За двадцать лет работы Le Sourire qui Mord было продано более 120 000 копий, было выпущено восемь переизданий и переведено на одиннадцать языков.[19] Если вам интересно узнать больше, в сентябре 2014 года в списке детских книжек с картинками Тьерри Манье было выпущено новое издание Julie .

[1] Историю этого коллектива и будущие издательские предприятия Кристиана Брюля и его сотрудников см. В Доминик Перрен и Анн-Мари Мерсье-Фаврие (редакторы) Кристиан Брюэль: автор-éditeur, une politique de l’album (Париж, Editions du cercle de la librairie, 2014). Я также хотел бы поблагодарить Кристиана Брюэля за согласие на интервью для проекта «Дети 68» и за его комментарии к более раннему черновику этого сообщения в блоге.

[2] См. Вступительное слово Брюля в его интервью с Натали Бо и Элиан Мейниаль, «Rencontre avec Christian Bruel», Revue des livres pour enfants , 212: 2003, стр. 66-70; Брюль более подробно излагает свои мысли о мае 68-го и его влиянии на детские книжки с картинками в статье «Sous les pavés l’album, des influences croisées d’une période et d’un genre littéraire», Revue des livres pour enfants , 244: 2008, стр. 89-97.

[3] Bulletin du collectif «Pour un autre merveilleux», июль 1976 г.Архивы Sourire qui Mord и последующего издательского предприятия Брюэля, Editions Etre, оба хранятся в специальных коллекциях Университета Клермон-Феррана, http://bibliotheque.clermont-universite.fr/fonds-christian-bruel. Документы Sourire qui Mord принадлежат BCU cote C10124.

[4] Об этих альтернативных схемах см. Брюль, «Sous les pavés l’album», стр. 96.

[5] Présentation de l’album Histoire de Julie qui avait une ombre de garçon (c. 1979/1980), BCU, cote C10124, f o 21.

[6] Первоначально опубликовано в Милане в 1975 году как Rosaconfetto Турином и боснийским издательством Edizione dalla parte delle bambine. Книга стала первой из серии антисексистских книг для девочек Аделы Турин. Эта серия была опубликована на французском языке издательством Editions des Femmes и на английском языке издательским объединением писателей и читателей.

[7] Интервью автора с Кристианом Брюэлем, 7 октября 2016 г.

[8] Презентация альбома Histoire de Julie.

[9] Интервью с Кристианом Брюлем, 7 октября 2016 г.

[10] Бо и Мейниаль, «Rencontre avec Christian Bruel», 2003 г., стр. 68.

[11] Интервью с Кристианом Брюлем, 7 октября 2016 г.

[12] Классическим текстом этого периода является книга Клэр Дюшен «Феминизм во Франции». С мая 1968 года по Миттеран (Лондон, Рутледж и Кеган Пол, 1986).

[13] См. Thierry Crépin и Thierry Groensteen (eds) On tue à chaque page! La loi de 1949 sur les публикации destinées à la jeunesse (Paris, éditions du temps, 1999).

[14] Бо и Мейниал, «Rencontre avec Christian Bruel», 2003 г., стр. 67.

[15] Жаклин де Гильеншмидт, президент юридической комиссии 1949 года в период с 1995 по 1999 год, предположила, что в 1970-х годах дух, в котором работала комиссия, «глубоко изменился», и она отошла от «морализаторского подхода» 1950-х годов. и 60-е гг. Цитируется в Crépin and Groensteen (eds) On tue à chaque page! с. 211.

[16] ‘Entretien avec Christian Bruel’, Revue des livres pour enfants, 242: 2008, стр.128-30.

[17] Chiara, la bambina che aveva un’ombra-ragazzo (Милан, Edizione dalla parte delle bambine, 1978).

[18] Интервью с Кристианом Брюлем, 7 октября 2016 г.

[19] Бо и Мейниал, «Rencontre avec Christian Bruel», 2003 г., стр. 68; см. также переводы, перечисленные в списке Clermont-Ferrand Fonds Bruel, который можно загрузить здесь: http://bibliotheque.clermont-universite.fr/fonds-christian-bruel.


ОБЗОР: «Причастие мальчика Кристофера» — это «бледная, бледная тень Мамет в его лучших проявлениях» | Арт-театр

ОБЗОР ТЕАТРА

What: «Причастие мальчика Кристофера» Дэвида Мэмета.Режиссер Джим Франджионе

С: Кевин О’Рурк, Кира Нотон, Дэвид Адкинс, Уилл ЛеБоу, Натан Хинтон, Дайан Пруша, Монах Шейн-Лайдон

Кто: Публичный театр Грейт-Баррингтон

Где: Театр Макконнелла, Центр искусств Дэниела, Бард-колледж в Саймонс-Рок, 84 Алфорд-роуд, Грейт-Баррингтон,

Когда: По воскресенье, 8 августа 19:30 Четверг-суббота; 3 вечера. Суббота и воскресенье

Продолжительность: 1 час 15 минут (без антракта)

Билеты: $ 20- $ 40

Бронирование и информация: 413-707-2901; Greatbarringtonpublictheater.org

ПРИМЕЧАНИЕ: Все лица должны постоянно носить маски в Центре искусств Дэниела

ВЕЛИКИЙ БАРРИНГТОН — Какова природа зла? Дьявол существует? Какое значение мы придаем нашим моральным принципам? Сколько в нашей душе, в нашем моральном компасе, мы готовы пойти на компромисс, действительно сдаться, чтобы получить то, что мы хотим? И если бы у нас действительно была возможность получить то, что мы хотели, использовали бы мы это и какой ценой?

Сложные вопросы, всколыхнувшие предательский выход в новой пьесе Дэвида Мэмета «Причастие мальчика Кристофера», премьера которой началась на восточном побережье в минувшие выходные в необычно далекой постановке публичного театра Грейт-Баррингтон в Бард-колледже Дэниела Саймона Рока. Центр искусств.

Для зажиточной католической пары, Джоан (Кира Нотон в целом заслуживает похвалы, которая не всегда удерживает центр производства так, как следовало бы) и ее любезного мужа Алана (Дэвид Адкинс делает все, что в его силах, с неблагодарной ролью) , ставки высоки. Их сын-подросток Майкл находится в тюрьме за жестокое изнасилование, убийство и обнищание тела своей подруги-еврейки в Центральном парке.

Джоан, которая является столь же яростным антисемитом, как и искренней католичкой, хочет освободить своего сына любой ценой.

«Если я смогу, я уничтожу всякого, кто помешает мне помочь ему», — говорит она своему священнику, отцу Павлу, в самом ироничном заявлении этого безостановочного 75-минутного вечера.

На встрече с их еврейским адвокатом, мистером Стоуном (Уилл ЛеБоу в умном образе), Джоан совершенно ясно дает понять, чего она хочет от него: («Мы) платим вам за ложь. И запутать, и за любые уловки, которые вы умеете делать, мы вам платим именно за это ». Стоун противодействует, пытаясь убедить пару принять реальность; что их сын совершил чудовищное преступление, за которое он будет приговорен к тюремному заключению.Лучшее, что он может сделать как их адвокат, — это смягчить наказание. Этого недостаточно для Джоан, которая затем разрабатывает стратегию, чтобы очернить девушку; что ее сын, на самом деле, настоящая жертва.

Она пытается убедить их священника, отца Пола (заслуживающий доверия Натан Хинтон), нарушить его клятвы и моральные принципы, заставляя его ложно предположить на суде, что на исповеди Майкл сказал, что «его мучили от стыда. Что девушка его испортила. Не только наркотики: его дух. Она издевалась над ним, что она издевалась над нашей религией, она … побуждала его.Чтобы делать что-то … »

Потерпев неудачу с адвокатом и отцом Полем, последнее прибежище Джоан — таинственная женщина, миссис Чарльз (властная, тонкая Дайана Пруша), с которой Джоан заключает фаустовскую сделку, последствия которой проявляются в Финальная сцена — повторение ранней сцены, в которой мы знакомимся с Джоан и Аланом, только на этот раз с поворотом.

Монах Шейн Лайдон в роли Берка и Кевин О’Рурк в роли Холлиса в опере Дэвида Мэмета «Причастие мальчика-Кристофера».«

«Причастие мальчика-Кристофера» на самом деле начинается с длинной, очень разговорчивой сцены между двумя полицейскими — Холлисом (Кевин О’Рурк) и Бёрком (Монах Шейн-Лайдон), которые после этого сидят за столиком в баре и пьют. о самоубийстве друга и коллеги Джорджа, который наткнулся на убийство в парке во время его совершения, а затем, через несколько часов после того, как юношу увезли, приставил пистолет к его голове.

Холлис вспоминает «старые добрые времена», когда копы «бросились» на подозреваемых. «В старые времена Джордж принял бы сок и забил ребенка до смерти», — говорит Холлис. В эти новые дни подозреваемые, особенно со средствами, передаются в руки умных юристов, которые строят свою защиту таким образом, чтобы снять с клиента какую-либо ответственность; «Дьявол заставил меня сделать это», как называет это Холлис. Это длинное, долгое разговорчивое вступление предназначено для того, чтобы подготовить все, что будет дальше. По сути, это не более чем беспричинный дискурс.

Режиссер Джим Франджоне Производство продвигается довольно равномерно. В то же время его постановка не дает стабильного импульса, необходимого для доведения пьесы Мамета до кульминации.

Мамет определенно создал в «Причастии мальчика Христофора» притчу для этого века. Но даже с финалом, похожим на «Сумеречную зону», мелодия не задерживается. «Причастие мальчика-Кристофера» — это бледная, бледная тень Мамет в своих лучших проявлениях.

Джеффри Борак — театральный критик The Eagle.

GIF-изображения Shadow Boy | Tenor

Продукты

  • GIF Клавиатура
  • Android
  • Mac
  • Партнеры по контенту

Изучить

  • Реакционные GIF-файлы
  • Изучить GIF-файлы

Компания

  • О компании
  • Блог Пресса
  • Условия и конфиденциальность
  • Лицензии на веб-сайт
  • Свяжитесь с нами

API

  • Tenor GIF API
  • Документация по GIF API
  • Unity AR SDK
  • оттенок

  • 9379

    скрытие

все стикеры
  • #hug
  • #boy
  • #shadow
  • #wudm
  • # Kazuya-Amano
  • # Red-Wolf
  • #shadow
  • #sil Silhouette
          • # Shadow-Roleplay
          • #Skull
          • #who
          • #Sha des-On
          • # Серьезный
          • #stare

          GIF-изображения

          • # Shadow-Boy
          • # Sooraj-Psycho
          • # Tiktok-Star
          • #Sil Silhouette
          • # #Shadow
          • # Силуэт
          • # Рисунок
          • #Shadow
          • # Пение
          • # Силуэт
          • # Рисунок
          • #Shadow
          • # Поднимите руки
            #
                  мальчик
                • #shadow
                • #accompany
                • # Jesper-Fahey
                • # Stable-Boy
                • #roleplay
                • #realbbb
                • #badboybingus
                • #shadow

                  0

                  -Друг
                • # бойфренд
                • # гей
                • # Shadow-Fortnite-Clip-Yeah-Boy
                  • # Go-Boy-Go
                  • # Shadow-Boxing
                    9000 9 #bts
                  • #suga
                  • #shadow
                  • # Min-Yoongi
                  • #relaxation
                  • #peaceful
                  • #looking
                  • #Alec
                  • #Alexander
                  • 29 # Pretty-Boy
                  • # Homeward-Bound
                  • #Shadow
                  • #dog
                  • #boy
                  • #shadow
                  • #kiss
                  • # Boy-And-Girl
                  • # Shadow-Play
                  • #singing
                  • #shadow
                  • #silitud
                  • #alex
                  • #turner
                  • #miles
                  • #kane
                  • # Cat-Silhouette
                  • #shadow
                  • #trippy
                  # 29 Страшно
                • #Shadow
                • #creepy
                • # Yuya-Sakaki
                • #shadow
                • #face
                • # Yu-Gi-Oh
                • #sonic
                • # Sonic-The-Hedgehog
                • тень
                • #sonic
                • # Sonic-The-Hedgehog
                • # Sonic06
                • # Sady-The-Glitchy-Boy
                • # Shadow-Hunters
                • # Magnus-Bane

                  0

                        shadow
                      • #man
                      • #slime
                      • #smoke
                      • # Down-Boy
                      • #no
                      • #raid
                      • # Jesper-Fahey
                      • # Stable-Boy
                      • #kiss
                      • #Shady
                      • #dog
                      • #Shadow
                      • # My-Boy
                      • # Act-Without-Thinking
                      • # Min-Yoongi
                      • #Suga
                      • #Rapper
                      • # Bts-Suga
                      • #kid
                      • # Little-Boy
                      • #shadow
                      • # Boy-Bye
                      • # Girl-Bye
                      • # Eye-Shadow
                      • # Maryse-Lightwood
                      • # Shadow-Hunters
                      • #yugioh
                      • # The-Boyandthe-Beast
                      • # Shadow-Preorder
                      • #boxing
                      • # Baby-Boxing
                      • #sparring
                      • # Shadow-Play
                      • #singing
                      • # Eye- Shadow
                      • # Eye-Make-Up
                      • #diy
                      • #Ateez
                      • #Hongjoong
                      • #Seonghwa
                      • # Yunho
                      • #possess
                      • #sil Silhouette
                      • 29 #shadow 9 #shadow 9 #shadow 9 #shadow
                      • #shadow
                      • #monster
                      • #smoke
                      • #man
                      • #badass
                      • #boys
                      • #anime
                      • #dark
                      • #smile
                      • 29 #makeup
                      • # Drag-Queen
                      • #bts
                      • # Bangtan-Boys
                      .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.