Зачем лет – Почему год назвали високосным и зачем нужен доп. день

Почему год назвали високосным и зачем нужен доп. день

Все мы знаем о том, что обычный год состоит из 365 дней, однако существует и високосный год, в который включено 366 дней. Он случается раз в четыре календарных года, и месяц февраль в таком году включает в себя на один день больше. Но почему такой год называется високосным, задумываются немногие, и сегодня мы расскажем вам о происхождении данного названия.

Почему год назвали високосным и зачем нужен дополнительный день раз в четыре года

Происхождение названия «Високосный» год

Как и в случае со многими другими известными сегодня наименованиями, происхождение «Високосного» года берет свое начало на латыни. Такой год издавна называется «Bis Sextus». Перевод с латыни данного названия означает «Второй шестой».

Стоит отметить, что введено такое исчисление времени было римлянами, и в римском календаре до нашей эры дни считались не в таком представлении, в котором это происходит сегодня. Римляне привыкли исчислять дни в виде количества суток, оставшихся до наступления следующего месяца. Римляне вставляли дополнительный день между 23 и 24 февраля. Само же 24 февраля называлось «сектус», что означало «шестой день до начала марта». В високосный год, когда между 23 и 24 февраля вставлялся дополнительный день, 24 февраля наступало дважды, что называлось «бис сектус», как мы уже отмечали – «Второй шестой» день.

Несложно понять, что «Бис сектус» в славянском понимании можно легко преобразовать в «високосный», ведь данные названия созвучны. Однако в современном григорианском календаре дополнительный день, как известно, вставляется не между 23 и 24 февраля, а после 28 февраля. Так, раз в четыре года, мы имеем возможность наблюдать на настенных календарях, календарях в наших компьютерах и смартфонах, день 29-го февраля.

Зачем нужен високосный год

Разобравшись с тем, почему високосный год так называется, необходимо также провести небольшой экскурс и о том, почему вообще существует такой год, зачем он был введен.

Все мы знаем о том, что обычный год состоит из 365 дней, мы к этому привыкли, и ни на секунду не сомневаемся в данном утверждении. Однако в действительности оно является не совсем верным, поскольку каждый год равен 365,4 дням, то есть 365 дням и 6 часам. Разумеется, такое исчисление времени является весьма неудобным, и оно непременно приводит к определенным смещениям в восприятии потока времени людьми. Именно поэтому учеными астрономами и было принято решение исчислять каждый кратный четырем год в объеме 366 дней (используя 4 отрывка по 6 часов от других годов), а все остальные – по 365 дней ровно.

 

Понравился материал? Поставь оценку и поделись в соцсетях чтобы и друзья были в курсе.Остались вопросы? Задайте их в комментариях.

Почему год назвали високосным и зачем нужен дополнительный день раз в четыре года
Загрузка…

voprosy-pochemu.ru

Почему год называется високосным?

Мы привыкли считать, что календарный год состоит из 365 дней. Однако существует год, который длится на один день больше, чем три предыдущих. Его мы называем високосным. Он включает в себя 366 дней, а февраль – 29 дней.

Название пришло из латинского языка и означало оно «Второй шестой». Стоит заметить, что римляне ввели особое исчисление времени. Они считали дни в виде количества суток, оставшихся до начала следующего месяца. Римский календарь начинался мартом, а заканчивался декабрем, позже были добавлены январь и февраль.

Согласно науке, астрономический год длится на 6 часов больше, и за 4 года появляются «лишние сутки». В связи с этим, Юлий Цезарь решил создать более точный календарь, поместив «дополнительный день» после 23 февраля, после праздника, символизирующего окончание религиозного года. 24 февраля принято было считать, шестым днем до начало марта. Поэтому между 23 и 24 февраля они вставили еще один день: «второй шестой день до начало марта». «Лишний» день звучал «бис сектус». В результате развития языка латинское звучание прошло множество преобразований, и превратилось в привычное название «високосный год».

Високосный год бывает раз в 4 года. Солнце делает круг возле Земли за 365 дней и 6 часов. Для расчета эта цифра не очень удобна. Поэтому ученые астронавты приняли решение, раз в четыре года исчислять год в объеме 366 дней (используя 4 отрывка по 6 часов от предыдущих годов), а все остальные по 365 дней.

Кстати, 29 февраля считается днем, когда женщина может сделать мужчине предложение руки и сердца. Появилось это еще в 5-м веке в Ирландии, когда Святая Бригитта пожаловалась Святому Патрику о том, что женщины долго ждут предложения от возлюбленных. Он предоставил смелым представительницам женского пола последний день самого короткого месяца в году. Согласно легенде Бригитта тут же встала на колени и сделала предложение Патрику, но он отказался, поцеловав ее в щеку, и предложил ей шелковое платье, чтобы смягчить отказ. С тех пор, появилась традиция при отказе что-то дарить женщине, тем самым заглаживать свою вину.

labuda.blog

зачем её правили — Альтернативный взгляд Salik.biz

В современной России «Повесть временных лет» считается одним из главных исторических документов, по которому изучается история нашей страны на заре ее существования. Между тем, у ряда историков, возникают сомнения, что мы читаем именно то произведение, которое составил монах Нестор. Обретение летописи произошло лишь в Петровские времена. При этом, как известно, на современный русский язык «Повесть временных лет» перевел В.Н. Татищев, работавший при дворе Петра I. Самое интересное, что всей своей карьерой известный историк был обязан масону, слывшему колдуном, сподвижнику Петра I — Якову Брюсу. В юности В.Н. Татищев окончил инженерную школу, руководимую Яковом Брюсом. За границу в Берлин, Бреславль, Дрезден, Данциг В.Н. Татищев также отправлялся под началом Якова Брюса. Наконец по его именному предложению Петр I поручил В.Н. Татищеву написать подробную «Русскую историю». Зная, как Петр I относился к русской старине не сложно предположить, что в перевод летописей сделанных В.Н. Татищевым были внесены существенные дополнения и поправки.

Средневековые «комиксы»

В России XVIII века считалось, что Яков Брюс имеет на Петра I такое же гипнотическое влияние, какое позднее Григорий Распутин оказывал на Николая II. Возникает вопрос, зачем шотландскому принцу, основателю русского масонства, давать поручение по созданию «Русской истории». Вопрос, ответа на который – нет. Примечательно, что «для затравки» всего дела Яков Брюс лично передал В.Н. Татищеву список «Радзивиловской летописи» из своего именного книгохранилища. О том, как она туда попала и насколько была достоверной, история умалчивает. При этом хорошо известно, что «Летопись временных лет» являлась составной частью «Радзивиловской летописи» и имела необычное содержание. Она обладала 618 рисунками и выглядела как «комиксы на историческую тему». Древнейшая история Руси на ее страницах была отражена в многочисленных иллюстрациях при минимуме текста. При этом на гравюрах летописи русские люди почему-то были изображены в одежде средневековых жителей Европы. Откуда на Руси готические крыши зданий, западноевропейские одежды рыцарей и многие другие не стыковки, логически объяснить не возможно.

Рекламное видео:

Посылка из Варшавы

Не менее странным выглядит тот факт, что после своего создания «Радзивиловская летопись» исчезла. Один из ее списков был найден лишь в 1606 году у Станислава Зеновича, польского лесничего. От него документ перешел во владение к Виленскому воеводе Янушу Радзивилу. После смерти отца, сын воеводы передал бесценную рукопись на хранение в Кенигсбергскую библиотеку, где ее в 1711 году и обнаружил Яков Брюс. Лишь спустя 50 лет летопись оказалась в Российской академии наук. Причем существуют исторические финансовые документы, согласно которых Яков Брюс из казенных денег оплачивал перепись «Радзивиловской летописи». В то же время интересно отметить, что, только взявшись за работу, В.Н. Татищев лично обнаружил автора «Летописи Временных лет» Нестора черноризца Феодосиева монастыря Печорского в ней же самой. Вскоре он лично добавил к летописи дополнительные списки: Раскольничьий, Голицынский и Иосифовский. В общем, подошел к делу творчески. При нем летопись значительно увеличилась. Разумеется, без дописок не обошлось. В то же время, место, куда пропал оригинал 11-12 веков до сих пор не известно. Доверять же переданному Яковом Брюсом В.Н. Татищеву списку, который историк творчески переработал, доверять можно с известной долей скепсиса. Очевидно, изменяя жизнь нашего государства, Петру Iбыла необходима правильная с его точки зрения история страны. Ее для него создали Яков Брюс и В.Н. Татищев при помощи «вовремя обнаруженной» в Польше «Радзивиловской летописи», включавшей в себя «Повесть временных лет». Очевидно, в этом документе оказались переплетены реальные события с вымышленными. О том же, как все происходило на самом деле, можно будет узнать при обнаружении подлинника летописи XI – XII веков.

— Salik.biz

Дмитрий Соколов

salik.biz

«Повесть преходящих лет»: зачем её правили

«Повесть преходящих лет»: зачем её правили

По сложившейся традиции, каждый новый правитель, взошедший на престол, переписывает историю своей страны по-новому. Россия не исключение. По суждению, современных историков даже знаменитая «Повесть временных лет» была исправлена в средние века под диктовку знаменитого масона и волшебника Якова Брюса.

Зачем шельмовать историю?

В современной России «Повесть временных лет» считается одним из главных исторических документов, по какому изучается история нашей страны на заре ее существования. Между тем, у ряда историков, возникают сомнения, что мы читаем именно то создание, которое составил монах Нестор. Обретение летописи произошло лишь в Петровские времена. При этом, как известно, на современный русский стиль «Повесть временных лет» перевел В.Н. Татищев, работавший при дворе Петра I. Самое интересное, что всей своей карьерой известный историк был должен масону, слывшему колдуном, сподвижнику Петра I – Якову Брюсу. В юности В.Н. Татищев окончил инженерную школу, руководимую Яковом Брюсом. За рубеж в Берлин, Бреславль, Дрезден, Данциг В.Н. Татищев также отправлялся под началом Якова Брюса. Наконец по его именному предложению Петр I возложил В.Н. Татищеву написать подробную «Русскую историю». Зная, как Петр I относился к русской старине не сложно предположить, что в перевод летописей сделанных В.Н. Татищевым бывальщины внесены существенные дополнения и поправки.

Средневековые «комиксы»

В России XVIII века считалось, что Яков Брюс имеет на Петра I такое же гипнотическое воздействие, какое позднее Григорий Распутин оказывал на Николая II. Возникает вопрос, зачем шотландскому принцу, основателю русского масонства, подавать поручение по созданию «Русской истории». Вопрос, ответа на который – нет. Примечательно, что «для затравки» всего дела Яков Брюс собственно передал В.Н. Татищеву список «Радзивиловской летописи» из своего именного книгохранилища. О том, как она туда попала и насколько была достоверной, история умалчивает. При этом неплохо известно, что «Летопись временных лет» являлась составной частью «Радзивиловской летописи» и имела необычное содержание. Она обладала 618 рисунками и выглядела как «комиксы на историческую тему». Древнейшая история Руси на ее страницах была отбита в многочисленных иллюстрациях при минимуме текста. При этом на гравюрах летописи русские люди почему-то были изображены в одежде средневековых обитателей Европы. Откуда на Руси готические крыши зданий, западноевропейские одежды рыцарей и многие другие не стыковки, логически разъяснить не возможно.

Посылка из Варшавы

Не менее странным выглядит тот факт, что после своего создания «Радзивиловская летопись» исчезла. Одинешенек из ее списков был найден лишь в 1606 году у Станислава Зеновича, польского лесничего. От него документ перешел во владение к Виленскому воеводе Янушу Радзивилу. После кончины отца, сын воеводы передал бесценную рукопись на хранение в Кенигсбергскую библиотеку, где ее в 1711 году и обнаружил Яков Брюс. Лишь спустя 50 лет летопись очутилась в Российской академии наук. Причем существуют исторические финансовые документы, согласно которых Яков Брюс из казенных денежек оплачивал перепись «Радзивиловской летописи». В то же время интересно отметить, что, только взявшись за работу, В.Н. Татищев лично обнаружил автора «Летописи Преходящих лет» Нестора черноризца Феодосиева монастыря Печорского в ней же самой. Вскоре он лично добавил к летописи дополнительные списки: Раскольничьий, Голицынский и Иосифовский. В всеобщем, подошел к делу творчески. При нем летопись значительно увеличилась. Разумеется, без дописок не обошлось. В то же время, место, куда пропал оригинал 11-12 столетий до сих пор не известно. Доверять же переданному Яковом Брюсом В.Н. Татищеву списку, который историк творчески переработал, доверять можно с популярной долей скепсиса. Очевидно, изменяя жизнь нашего государства, Петру Iбыла необходима правильная с его точки зрения история края. Ее для него создали Яков Брюс и В.Н. Татищев при помощи «вовремя обнаруженной» в Польше «Радзивиловской летописи», включавшей в себя «Повесть преходящих лет». Очевидно, в этом документе оказались переплетены реальные события с вымышленными. О том же, как все происходило на самом деле, можно будет разузнать при обнаружении подлинника летописи XI – XII веков.

imperhans.ru

Лето 7527 от сотворения мира: зачем ввели новое летоисчисление?

Лето 7527 от сотворения мира — не вымышленная дата. Этот год закончился 31 декабря 2018 года. Исторические игры со временем привели к тому, что из летоисчисления выпали почти пять тысяч лет.

Современное летоисчисление ведётся от Рождества Христова. Причём его одинаково тщательно ведут и католики, и православные. Система летоисчисления неоднократно менялась и модернизировалась. Не потеряло ли человечество несколько десятков или сотен лет точно так же, как большевики потеряли 13 календарных дней?

Летоисчисление

Время глазами древних

Египетский календарьЕгипетский календарь, основанный на разливах Нила

Первый вопрос, который возникает в голове, когда слышишь о седьмом тысячелетии: а почему именно седьмое? Как люди установили, что мир был «сотворён» именно 7527 лет назад? Нужно отметить, что древние люди вообще не мыслили современными категориями.

Для первобытных племён время представлялось хаосом. То есть жизнь разбивалась на неравные отрезки, границами которых служили природные явления. Год мог заканчиваться с первым снегом или первым ударом молнии. Египтяне, греки и ассирийцы сопоставляли время с правлением царей. Кроме того, древним и античным людям время представлялось зацикленной спиралью.

У каждой цивилизации был свой календарь. Римляне, например, первый календарь составили в 7 веке до н.э. Сначала месяцев, которые высчитывали по движению луны, было семь. Астроном Нума Помпилий пересчитал количество дней и добавил ещё два месяца.

Как считали христиане?

Первая крупная календарная реформа была проведена при Юлии Цезаре. Началом отсчёта он объявил 46 год до н.э. В IV веке все христиане покорно приняли юлианский счёт лет. Однако спустя век года снова пересчитали.

Сделал это монах Дионисий Малый по указу папы Иоанна I. Аббат, который занимался составлением пасхальных таблиц, примерно рассчитал дату рождения Иисуса Христа. Основываясь на информации, которая содержится в Евангелии от Луки, он назвал папе точную дату.

Историки убеждены, что Дионисий допустил ошибку в вычислениях. В результате его календарь «спешил» на несколько лет.

Окончательная реформа Петра I

Летоисчисление, разработанное Дионисием, начало применяться только через два века. В IX веке в европейских королевских документах уже использовалось новое летоисчисление.

В это сложно поверить, но Россия следовала за византийскими календарями до XVII века. Летоисчисление велось не от рождения Христа, а от сотворения мира. Таким образом, 1699 год в России был 7208 годом. Пётр I, следовавший за Европой, решил для удобства и календарь модернизировать на западный манер.

После 7208 года в России наступил 1700. Наступил, кстати, не в сентябре, как было принято раньше. Начало года перенесли на январь. Возможно, Пётр I последовал за римскими традициями. При Юлии Цезаре год начался в январе («январь» — юлиус), так как именно в этом месяце избирались новые политики и государственные деятели.

Календарь цивилизации МайяКалендарь цивилизации Майя

Календари древних славян

Петровская реформа была воспринята славянами прохладно. Староверы любили говорить, что Пётр «украл» у людей пять тысяч лет. Однако в 1700 году все старославянские календари были запрещены.

Интересно, что у славян было не двенадцать месяцев, а девять. И месяцы длились дольше — 40 и 41 день. Времён года тоже было другое количество: у древних славян не было лета. Пётр стремился упростить взаимодействие с европейскими странами, но некоторые древние славяне остались при своём, традиционном летоисчислении.

Современное видение истории — время до нашей эры и после неё, 21 век — в прошлом было иным. Так, в России никогда не было, скажем, XV века, а историческая хронология упорядочивалась постфактум.

Читайте также: Почему Пётр I перенёс Новый год на 1 января и как это восприняли россияне

www.factroom.ru

Зачем нам лето | GQ Russia

Десятый класс. Середина мая. Где-то совсем завтра или послезавтра — день первого экзамена, а именно сегодня утро началось почти бы уже летним теплом, если б не нежный мятный, все-таки весенний еще ветерок в лицо, и день таков, что невозможно никак думать об экзаменах, а получается — только о том, каким будет это лето.

Каким оно будет, когда ты сдашь все экзамены, когда ты его заслужишь, когда прорвешь этот толстый бычий пузырь, пыльный изнутри душной меловой пылью от школьной доски, пузырь, в котором ты заточен до выяснения последней своей экзаменационной оценки, сквозь мутные стенки которого ты всматриваешься вожделенно в яркую, только недавно вылупившуюся листву на тополях, в головокружительные девичьи коленки, в поздние теплые закаты — во все, что обещает свободу и приключение. Май и есть обещание лета, май — это со сведенными зубами страстное ожидание наконец-лета.

И вот каждый с тех пор май, примерно в его середине, когда ветер начинает дышать мятой, когда вечер становится нежен и длится, а утро спешит, но еще отдает апрельской прохладой, когда листва сохраняет пока невинность, я вспоминаю свой десятый класс. Вспоминаю, как тогда жаждал поскорее-бы-лета. Как царапал изнутри бычий пузырь — и, прорвав, захлебывался от свежего воздуха, который получалось еще полной грудью вдыхать, и жмурился от яркости и настоящести мира.

Начало июня: какое-то раннее утро, когда накануне узнал последнюю оценку и понял: пересдавать не надо, все. Свобода. Еще свежее утро, еще молодые родители на кухне смеются, с улицы гудки через распахнутую форточку, все только начинается. Что сейчас будет впереди? Сладкое безделье в жарком городе, в раскаленных шестнадцатиэтажках, месяц где-нибудь у еще живой бабушки, у черта на куличках — купание с деревенскими на лесной речке, ситцевые платья через голову, окурки-светлячки курятся сладким дымом запретным, обратно на мопедах в темноте по шоссе, ветер в лицо, грузовики гудят навстречу, а потом еще и две бесконечные недели на синем море, цикады-звезды-полынь-мазанки-кипарисы-черешня в газете-кто первый прыгнет с утеса.

И вот каждый июнь я стараюсь это вспомнить, это почувствовать: как тогда у меня получалось, как все было? Как я верил в волшебство и как его ждал? Планирую отпуск: обязательно нужно поехать куда-то, где море и цикады-полынь-звезды; обязательно мчаться сквозь ветер, и кто-первый-прыгнет, и окурки-светлячки в фиолетовой ночи.

И мы все так — ждем этого лета, как дембеля, как УДО, как искупления. Набираем мечту в кредит и целый год живем фантазией о месяце отпуска, а месяц этот стараемся впрок запастись соленой водой, и песком, и стуком колес, и ревом двигателя, и ракушки какие-то домой тащим бесполезные море слушать, и фотографии в айфоне плоские крохотные — себе потом доказывать, что лето у нас действительно было.

Детей своих везем по местам своего детства, или по тем местам, куда сами мечтали в детстве попасть, пичкаем их скорей-скорей впечатлениями, чтобы они получили все, чего мы недополучили, и из них, бедолаг, тоже счастливые моменты на камеру выжимаем. Закатываем свои обгорелые «сма-а-а-айл!» в стекло, консервируем счастье на нескончаемую стылую среднерусскую зиму.

А августовский маскарад курортных романов, к которому, как к Венецианскому карнавалу, маски и костюмы готовятся весь год? А сумбурные союзы, а невозможные с научной точки зрения соединения, а праздник притворства, забвения и всепрощения? А жадность, с которой мы поглощаем других, и жертвенность, с которой отдаем другим себя? Нежелание ничего знать о семье, об обязательствах, о приличиях. А желание — за две недели успеть почувствовать все, что за год не успели, что за молодость промелькнувшую не успели, что за всю жизнь не смогли. И такая отчаянная, ожесточенная страсть, животная звериная любовь такая, какая бывает, когда вокруг чума или когда комета вот-вот сметет своим ядовитым хвостом все живое с Земли, и не надо больше думать о том, что дозволено и чего не дозволено, а можно просто рваться друг в друга, царапаться друг в друга до полного затмения, всласть. Может, потому что грядущий сентябрь и есть апокалипсис, и есть конец этой короткой выдуманной жизни? И до него, до сентября, очень важно все успеть!

Но эту жажду неправильно на звериную неудовлетворенность списывать или на сенсорное голодание. Дело не в том, что надо просто физиологический зуд успокоить. Не в чесотке. Мне кажется, мы о другом мечтаем.

В маскараде приморских отельных пляжных вечерних танцевальных коктейльных отношений важен не предсказуемый их результат, не схватка на простынях под ледяным сквозняком из кондиционеров, а именно возможность примерить маску — коричневую, лоснящуюся, улыбающуюся маску счастливого, какого-то другого воображаемого человека. Перестать быть на две хотя бы недели опостылевшим собой — бледным, загнанным, отцом-матерью-подчиненным-тираном, да кем угодно — и поиграть. И пусть другие, с кем мы там склеимся на этих дурацких ежевечерних диско, тоже носят маски и тоже привирают, мы их великодушно простим, и поверим им охотно, и не станем расследовать, кем они там являются в действительности, потому что лето — это антоним действительности, это самоволка в фантазию.

А потомство свое зачем мы возим туда, где сами бывали детьми, где сами ими были? Зачем принуждаем его воплощать наши собственные детские мечты за счет их собственных каникул? Может, потому что, глядя, как они чувствуют лето, мы тоже пытаемся почувствовать лето — снова, вместе с ними, прицепившись к ним, и так проскочить сквозь время назад?

В десятом классе, конечно, я ждал от лета любовных историй; такой уж это возраст, что ничего другого в голову не лезет. Но мечтал не об этом — а о той свободе, о той безответственности, какая у меня была только до отрочества — в волшебной дымкой подернутом нечетком детстве.

Только тогда мир был бескраен, а воображение — всесильно, любая игра становилась подлиннее реальности, а реальности, в общем, и не существовало вовсе. В десятом классе реальность была меловой пылью на внутренней поверхности бычьего пузыря, и нужно было прорвать его, чтобы оказаться в месте вседозволенности и независимости — в лете, в детстве.

Вот что: лето — это сон о детстве. Мимолетный калейдоскопический трип, поездка на американских горках, в очередь на которые надо простоять целый год. Возможность забыть про зрелую серьезную свою, размеренную чужими людьми за тебя, расписанную, предсказуемую и уже предсказанную и даже предписанную до самой гробовой доски твою жизнь и помочить ноги в теплом синем море тридцатилетней давности. Сыграть в игру с другими, тоже ищущими амнезии взрослыми, пусть и во взрослую уже игру. Детей в свое прошлое свозить — чтобы подсмотреть детское счастье и крошки от него подобрать, чтобы хоть на один зубок его попробовать снова.

И потому мы боимся сентября, что в лете — как в легком и слишком счастливом сне Обломова о детстве, где и маменька, и папенька еще живы и молоды, тенью холодной присутствует знание, что необходимо будет проснуться, — и мы стараемся начувствоваться, нагуляться, нажиться вдоволь до сентября, до возвращения в стекляшки офисные или куда там кто, потому что пробуждение неизбежно, пробуждение во взрослую пресную всякого волшебства лишенную жизнь, которой и край уж теперь заметно ближе стал, в несвободу, в скуку, в обязательства, в рутину, в ту роль, из которой до следующего лета уже не вылезти, как бы ни натирала она, и про которую ты уже не помнишь, что это тоже всего лишь роль.

Каждый май я напоминаю вот себе про давно прошедшие экзамены и принюхиваюсь к воздуху — не дунет ли мятой? — и даже тоскую, что меня больше не испытывают, что школа сто лет как кончилась и что вместо нее вовсе банк собираются строить. Пытаюсь вспомнить, как рвался бычий пузырь и как обрушивалось на меня со всех сторон лето запахами, голосами, гудками, теплыми дождями, обещаниями приключения, как ярко и трехмерно мне было, как подлинно и свежо. И как я мечтал тогда о лете, так я стараюсь о нем мечтать сейчас. Тру-тру, скребу-скребу изнутри бычий пузырь, а детства все равно не разглядеть; это уже не меловая пыль на нем, а сам он помутнел от возраста. И задубел — не прорвать.

И спешу все наступившее лето увидеть, испытать, побывать, совершить, а все равно остаюсь к осени, к пробуждению — неудовлетворенным, недопол­учившим, недоехавшим до того самого, до настоящего. Вроде бы на самом пороге уже остановившимся — и недоехавшим.

Обманка это ваше лето, злюсь я в подскочившем тут же сентябре. Пустышка. Фальшивка. Не буду больше в него верить. И осенью, зимой — ненавижу лето за то, что оно не справилось, не оправдало, не смогло. И старею еще на полгода. Но к весне забываюсь уже как-то. После стылой и нескончаемой нашей зимы очень уж хочется верить в чудеса.

И однажды в мае, примерно посередине, вдруг слышу в воздухе мятную прохладу.

Фото: иллюстрации: Алексей Курбатов

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

www.gq.ru

Зачем мы тратим жизнь на школу и вуз

Экология потребления. Люди: Выйдет человек на свободу и выкинет большую часть тех знаний, над которыми все это время страдал…

Учеба в разгаре: тысячи школьников и студентов мотают очередной год за партами. Сроки и нагрузки разные в зависимости от строгости режима.

Детям впаяли по 11 лет, после чего они под угрозой армии и родителей придут с повинной в универы, где проведут еще минимум четыре года.

Через 15 лет выйдет, наконец, человек на свободу и выкинет большую часть тех знаний, над которыми все это время страдал.

«Отсидеть» 15 лет или Зачем мы тратим жизнь на школу и вуз

Оценки, которые еще недавно были едва ли не смыслом жизни, девальвируются, как рубль на фоне дешевеющей нефти.

И после всего этого он сам отправит детей сначала в школу, потом в отечественный университет. Дань традициям, цена которой — 15 лет жизни ребенка.

Спросите у любого взрослого, как часто он пользуется тем, чему его научили в школе или университете. Пусть посчитает логарифм, производную возьмет, умножит или поделит в столбик хотя бы — даже эти операции у большинства выпускников вызывают трудности. Но ведь учили, сдавали. Где оно все?

Научить ребенка читать, писать и считать — задача родителей, а не школы. Даже если этим занималась бы исключительно школа, процесс не должен занимать так много времени. Нам говорят, что изучение математики развивает абстрактное и логическое мышление. Если так, то гении точных наук должны быть мастерами ораторского искусства. Ведь чем умнее человек, тем более веские у него аргументы и тем больше у него слушателей и почитателей. Так и до депутатского мандата недалеко.

В реальном мире речь некоторых гигантов мысли, преподающих ту же математику, звучит бессвязно и невыразительно. А проходимцы, которые в науках не блистали, становятся первоклассными мастерами демагогии, чьи логические цепочки заморочат самого прокачанного технаря.

Почему именно точные науки, по мнению большинства, якобы развивают абстрактное мышление? А как же музыка, литература, рисование? Художник в режиме реального времени просчитывает массу параметров: пропорции, расстояния, тени, силу нажима карандаша, глубину цвета, при этом не упуская из виду мысленный рисунок. Музыкант должен одновременно видеть внутренним взором аккорды, ноты и паузы, контролировать силу нажима на инструмент, синхронизировать мелодию с текстом и выдерживать при этом стиль. Как думаете, а почему писатель так долго сочинял свой роман, при этом беспробудно пьянствуя?

Вот в чем разница между нами: ты тренируешься в гимнастике,

а я тренируюсь во всем.

— Сократ из фильма «Мирный воин»

«Отсидеть» 15 лет или Зачем мы тратим жизнь на школу и вуз

То же можно сказать не только о логике и абстрактном мышлении, но и в принципе об умении думать. Точные науки, бесспорно, заставляют котелок работать. Но не только они! В жизни есть масса проблем, требующих анализа и поиска решений, которые не относятся ни к физике, ни к математике. Тренироваться в гибкости ума можно, и не занимаясь вычислениями. И при этом добиться даже больших результатов.

Мы не ищем легких путей!

Допустим, вы захотели научиться отжиматься от пола 100 раз. Ваш друг, который это умеет, дает вам совет: «Вставай в семь утра. Ешь больше мяса и яиц, пей больше воды. Старайся бегать хотя бы через день. Купи гантели и занимайся по полчаса в день. Перед сном визуализируй отжимания». С тем же успехом можно посоветовать будущему переводчику английского сначала выучить китайский, а будущему автомобилисту — освоить мотоцикл. Данный феномен носит название гало-эффект. Нассим Талеб описывает его так:

Гало-эффект — это когда люди ошибочно полагают, что тот, кто здорово катается на лыжах, будет столь же здорово руководить гончарной мастерской или отделом банка, или что хороший шахматист и в жизни просчитывает все ходы наперед.

А вот что об этом говорит писатель Александр Никонов:

«Дурак — понятие функциональное. Иными словами, можно быть умницей в одном и полным дураком в другом».

Быть смелым в одном и трусом в другом. За партой быть в своей тарелке, но у доски сгорать от стыда. На ринге драться как прирожденный борец, а в клубе плясать неловко, как срамная курица. Недаром ведь говорят — если хочешь побороть страх, делай то, чего боишься. Никаких обходных путей.

Если хочешь чему-то научиться, делай это. Хочешь рисовать — рисуй. Играть на гитаре — играй! Говорить на испанском — за дело. С этой точки зрения хваленое абстрактное мышление и логика, которые якобы развивает школьная математика, годятся разве что для школьной математики. То есть мы решаем квадратные уравнения с параметрами для того, чтобы решать квадратные уравнения с параметрами — ни больше, ни меньше. Как Портос, который «дерется просто потому, что дерется».

«Отсидеть» 15 лет или Зачем мы тратим жизнь на школу и вуз

Стояние у школьной доски не подготовит к проведению презентации, решение задачи по алгебре не поможет посчитать KPI сотрудника, а задача про поезд, выезжающий из пункта А в пункт Б не особо поможет в логистике. К трудовой деятельности школа нас не готовит, зачем же мы в нее ходим?

Почему родители отдают ребенка в школу

В школе нас вроде бы учат решать задачи, которые будут на вступительных. Странно, что после этого все одинадцатиклассники поголовно записываются на подготовительные курсы. Но допустим, поступил ты в университет, отучился 4-6 лет, пошел устраиваться на работу. Опыта нет? Проваливай, каналья. При этом, по специальности идут работать редкие граждане. По-хорошему, надо бы со своими науками так в институте и остаться, продолжить их изучение (или начать преподавать), как и подобает научному сотруднику. Но мы ведь в офис хотим.

В результате даже выпускники факультетов информатики черпают большую часть знаний на стороне, начиная работать в IT не благодаря, а вопреки. Единственный плюс, который они получают — корочки технических вузов и самоуважение за то, что прошли этот ад.

Практически все, что может дать школа и универ — тесты-контрольные, зачеты-экзамены и абстрактные знания, не применимы в реальной жизни (кроме тех случаев, когда человек идет в науку).

«В школе/универе нас учат учиться» — популярная в народе глупость, которая служит для оправдания потраченных не пойми на что лет жизни. Никогда наши институты не брали на себя функцию «научить учиться». Научить студента думать? Может быть. Заставить учиться? Пожалуй. Дать знания? Допустим. Но не научить учиться. Иначе в школьном или вузовском курсе были бы дисциплины вроде «теория учебы» или «прикладная логика».

Хьюстон, у нас проблема

Школа и университет, хоть и являются значительным этапом жизни человека, выполняют совсем не те функции, которые заявлены на упаковке. Что можно ожидать от забитых системой детей и нищих учителей, которых регулярно драконят из районо, то заставляя проводить театр под названием «открытый урок», то устраивая никому не нужные срезы знаний и переаттестации педсостава? А сколько пролито слез и попорчено нервов из-за самостоятельных, контрольных, экзаменов, которые к реальной жизни не имеют никакого отношения. Или нервы на экзаменах научили вас не нервничать на работе?

«Отсидеть» 15 лет или Зачем мы тратим жизнь на школу и вуз

Наши школы и университеты не только проводят «уравниловку» по интересам детей, но и впустую расходуют человеческий потенциал. Насколько было бы интереснее ходить в школу, где решались бы задачи из реального мира!

Например:

  • Труд — подключить новую розетку, собрать стол на продажу, научиться сваривать трубы.
  • Математика — научиться считать в уме объемы фигур, проценты, сдачу в магазине.
  • Физика — построить экспериментальную модель самолета на радиоуправлении.
  • Литература — организовать выпуск школьного еженедельника.
  • Музыка — придумать композицию или написать кавер на песню любимой группы.
  • Право — придумать закон или петицию, который бы собрал >25 000 подписей.
  • Рисование — разработать фирменный стиль класса.

В университеты толпами идут те, кому стоило бы пойти в ПТУ или колледж. В итоге наши вузы — не пойми что. С одной стороны — готовят теоретиков с широким кругозором, с другой — эти теоретики на следующий же день после получения диплома все забывают и идут оббивать пороги компаний, где нужны люди с совсем иными знаниями и навыками. А сами компании потакают инерционному консерватизму, требуя диплом о высшем образовании.

В чем не хотят признаваться родители

Система образования в нашей стране — это повинность с выкачиванием денег. В вуз не сунешься без аттестата. Поэтому родители оказываются перед выбором — либо полностью встроить ребенка в эту систему, либо оставить его за бортом, сделав аутсайдером.

Школа и институт — это не только режимные объекты, где дают сомнительной свежести знания, заправленные бесконечными тестами ради тестов, но и способ сплавить ребенка из дому. Кинуть в мир — пусть варится в группе случайных людей и играет в «получи оценку» или «не стань изгоем», лишь бы по улицам не шлялся.

В итоге все участники процесса из Минобразования остаются при деле и получают свою пайку из бюджета. Учителя драконят учеников, нахлебники из районо драконят учителей. Дети же учатся приспосабливаться и заниматься нелюбимым делом.

Также интересно: Почему обучение «по старинке» больше не будет работать  

Анатолий Шперх: мне кажется, что школа превращается в растворимый напиток

Прозрение приходит лишь на первом собеседовании, где оказывается, что никому не интересны их оценки. Даже про специальность не спросят. Ради чего тогда весь этот цирк?опубликовано econet.ru

Автор: Юрий Паламарчук

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

econet.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о