Родительский авторитет зачем он нужен: Родительский авторитет. Зачем он нужен?

Содержание

Родительский авторитет. Зачем он нужен?

 «Родительский авторитет. Зачем он нужен?»

Родители, главные воспитатели своих детей. А воспитатель без авторитета не может быть таковым.

В «Толковом словаре» русского языка  С.И. Ожегова дается два значения авторитета:

  1. Общепринятое значение, влияние, общее уважение;
  2. Лицо, пользующееся влиянием, признанием.

Таким образом, авторитет родителей – это признание ребенком несомненного достоинства старшего.

Некоторые  родители строят свои отношения на ложных авторитетах.

           Для одних главной целью является послушание любой ценой. Здесь на первое место ставится не воспитание детей, а спокойствие самих родителей. Конечно, с беспрекословно послушным ребенком удобно жить, но не всё, что комфортно, полезно. Вариантов в таком воспитании обычно два: ребенок вырастает либо слабым, «задавленным» человеком, либо «бунтарем», который и разумно сказанное родителями слова слушать не будет.

       Другие родители впадают в противоположную крайность: им легко быть добрыми, но трудно быть твердыми.  В данном случае применима пословица: доброта хуже воровства. Мы действительно при такой  позиции обкрадываем своего ребенка, ухудшая его взаимоотношения с внешним миром, вседозволенность растит в наших детях эгоистов, которые привыкли брать от жизни всё, не считаясь с другими. Они не несут ответственности за свои поступки, не жертвуют своими желаниями ради другого человека. Такая «порочная», неприручаемая к необходимым навыкам жизнь,  приводит к тому, что ребенок начинает ощущать себя особенным, нежели другие, что соответственно отдаляет его от окружающих. Он управляет своими родителями и избегает ответственности.

      Но в наш современный век с размытой моралью, когда сами родители росли на очень сомнительных, нечетких, а частенько и многоликих «ценностях» очень распространен третий тип ложного авторитета: воспитательская неуверенность родителей, которая толкает их —  то на излишнюю доброту, то на излишнюю строгость. Такие мамы и папы сегодня позволяют своему чаду «по потолку ходить», а завтра всё подряд неразумно запрещают. В основе такого ложного авторитета лежит моральная слабость родителей, которые сами толком не знают: что можно, а чего нельзя, какие моральные ценности необходимо привить ребенку. Какие методы воспитания наиболее успешны. Эти родители склонны больше слушать других и не доверять себе. Их методы воспитания резко меняются под воздействием того, кто и что им скажет по поводу ребенка.

          Таким образом, не излишняя доброта без строгости, ни строгость без доброты не могут быть полезными для наших детей.

А теперь поговорим, как же нам завоевать в глазах ребенка  истинный авторитет родителей:

  • Стержнем истинного авторитета является личный пример родителей: их жизнь, работа, поведение, гражданское лицо. Если Вы кричите на ребенка, чтобы он не смел сквернословить, в то же время, как сами себе в этом не отказываете, то в глазах ребенка ваши требования не имеют под собой никаких оснований. Личный пример должен быть искренним, а не показным. Дети чувствуют ложь и никогда не поверят в безгрешность своих родителей, которую они настойчиво в пример ставят своим детям.

Вот как описывают диалог папы с семилетним сыном Елизавета Михайличенко и Юрий Несис в повести «Большие безобразия маленького папы»:

« — Откуда ты взялся на мою голову!.. Что за наказание!  У всех дети, как дети, а тут сплошное враньё! Мой сын лгун! Воришка! В 7 лет пишет любовные письма! Потешается над родным отцом вместе со всем двором! Но почему именно у меня? Разве я был таким? Мои родители ходили в школу как на именины. Я ничего от них не скрывал! И чтоб я залез в портфель к отцу?!

— Й й-а-а-а   н-н-не   ла-а-азил, — выдавил Сын между рыданиями.

— И я не перебивал старших! – Папа перевел дух и потребовал: — Не реви! Я в детстве никогда не ревел.

— Бр-е-е-е-шешь! – размазывая слёзы, зло заявил сын…»

Этот отрывок из книги показывает, как наши  лицемерие и ложь снижают градус доверия детей к нам, а, следовательно, и авторитет родителей рассыпается на глазах.

Конечно, совсем не значит, что мы должны теперь на показ выставлять свои недостатки перед детьми, всё время настойчиво говорить ребенку и окружающим: «И я таким был». Во всём хороша мера. В каком-то случае уместно сказать: «У меня тоже есть такая особенность. Я с ней борюсь вот таким образом…. Может тебе мой совет поможет» или «В школе у меня тоже были проблемы по русскому языку.  Я стал больше читать книг, учить правила и по диктантам появились четвёрки».

  • В семье необходимы правила, которые регулируют уважение ко всем членам семьи. Например, никому в семье недозволенно кричать друг на друга, «возводить напраслину», обзывать, брать без разрешения личные вещи, перебивать.… Если правило нарушил (как взрослые, так и дети), необходимо попросить прощение. Просить прощение – не значит оправдываться или закрывать глаза на проступок ребёнка. Накричали на ребёнка, скажите просто: «Извини, что я не сдержался, накричал.  В этом я был неправ. Но лишил тебя прогулки по делу:  ты не выполнил домашнее задание».
  • Принимать ребенка таким, какой он есть, понять его неповторимую индивидуальность.  Ребенок не станет лидером в угоду Вам, если он застенчив от природы.
  • Проявляйте интерес к увлечениям своего ребенка. Мы не можем уже тотально влиять на подростков: что им смотреть и читать, а вот посмотреть вместе с ним передачу  и обсудить (обсудить, а не прочитать мораль!), что некрасиво, безнравственно, а что полезно вполне возможно.

        Некоторые матери часто говорят, что они много времени уделяют своему ребенку. Но потом выясняется, что мама находится в одной квартире с ребенком, а не рядом с ним. Конечно, нереально, да, и нет необходимости, всё время посвящать детям, но, хотя бы  двадцать  минут  должны всецело принадлежать вашим чадам.  С маленькими детьми  поиграть, совместно порисовать, почитать сказку, с подростками – обсудить интересные события, проблемы, увлечения…

  • При безусловной любви к детям, уважении к их личности  необходимо помнить, что панибратские отношения между взрослыми  и детьми недопустимы. Нам, родителям,  в воспитании детей определена руководящая роль, мы учим своих детей сформировать  такой характер, который сделает их жизнь надежной, радостной, порядочной.

Вопреки взглядам ряда педагогов и психологов о «воспитании без наказаний» в детской системе ценностей решительность и сила в сочетании с любовью и справедливостью очень почитаются. Так, лет восемь назад среди двухсот школьников проводился опросник: «Могут ли и должны ли родители наказывать детей?». И практически все опрошенные сошлись во мнении: детей можно и нужно наказывать, если они себя плохо ведут.

Конечно, в воспитании необходимо использовать разные методы: помощь, стимулирование самостоятельности, беседа, безмолвное вразумление, наказание…Но всегда нужно помнить: с какой целью вы это делаете? Руководит ли Вами любовь к своему ребенку? Желание научить его брать ответственность, делать правильный выбор? Или в основе ваших действий страхи, привычки, жажда власти и удобства?

Наказание означает дать наказ, научить. Но не в угоду  родительским установкам, а для того, чтобы наказание помогло остановиться, задуматься и раскаяться в плохом поступке. Здесь необходимы твердость, верность своему слову, последовательность, спокойствие, обсуждение поступка, а не навешивание ярлыков.  Если родители терпят «выходки» ребенка, потом, не выдерживая, выплескивают на него весь гнев, это не наказание, а эмоциональная реакция родителей, которая не  позволяет осознать детям, в чём их вина.  Если взрослые, наказывая ребенка, говорят: «Ты же знаешь, я здесь главный, как скажу, так и будет» – это тоже сомнительный путь, так как здесь наказание осуществляется не для пользы ребенка, а ради удовлетворения тщеславия родителей («Я наказываю, чтобы доказать свою значимость, а не чтобы научить тебя чему-то важному»).

         Часто бывают и такие случаи: родители наказывают за нечаянные проступки, вместо того, чтобы позволить всё исправить. Ребенок разлил чай – ставят в угол или отправляют в свою комнату, а не дают тряпку в руки для уборки за собой.

Если родители шли на поводу у ребенка, но потом «взялись за ум» и начали ставить «рамки» в поведении своего чада, не нужно думать, что он воспримет это с радостью. Он будет сопротивляться, капризничать, проявлять различные манипулятивные приемы. Это не должно Вас пугать. Практически никто из людей не воспринимает наказание с радостью. Тем более дети.

Обобщая сказанное о наказаниях, можно выделить следующие правила:

  1. Наказывать только за осознанное нарушение правил поведения;
  2. вначале  установить границы, потом требовать. Хорошо, когда удается предупреждением предотвратить наказание;
  3. всегда помнить цель наказания: помочь своему ребенку стать дисциплинированным и ответственным;
  4. наказывать нужно стараться без злобы, сохраняя решительность и уверенность, спокойствие и самообладание;
  5. когда конфликт себя исчерпал, нужно утешить своего ребенка, сказать, что любите его и объяснить, за что наказали;
  6. не требовать невозможного:  наказывать, если уверены, что ребенок в состоянии выполнить ваши требования. Нельзя наказывать за отметки в школе, если ребенку не дается учеба в силу объективных причин, за мокрую постель (энурез) и т.д.

Помните, что каждый возраст ставит свои задачи в воспитании:

От рождения до года. В этот период малыш всецело привязан к матери, у него формируется доверие к окружающему миру. Матери необходимо оберегать и кормить своего ребенка, удовлетворять его потребность в ласке и любви. В конце года, когда ребенок начинает ползать по всей квартире, стоит ставить первые ограничения: мягкие и осторожные. Годовалого ребенка легко отвлечь и занять чем-то другим.

От года до трех лет. Период, когда ребенок должен научиться понимать слово «нет» и осознавать плоды своего непослушания. Детям в этом возрасте свойственно непосредственное, неконтролируемое поведение, капризы. Но в тоже время такие малыши, как губки, впитывают то, чему их учат взрослые. Они быстро понимают: послушание – хорошо, непослушание – плохо. Там где можно,  поощряйте самостоятельность детей, но устанавливайте согласованные, четкие, разумные ограничения («Нет, к печке подходить нельзя»). В этот период важно правильно организовать пространство детей (закрыть розетки, поднять высоко от детей бьющиеся предметы, спрятать опасные предметы, сделать безопасными уголки мебели специальными приспособлениями и т.д.). Если ребенок закатывает истерику (обычно, это возраст после одного года восьми месяцев), не нужно его уговаривать, необходимо переждать, пока малыш успокоится, но не уступать в том, что вы ему не разрешаете. После запрета можно постараться отвлечь ребенка на другое действие, но это далеко не всегда срабатывает.

От трех до шести лет. Возраст, когда дети уже понимают, почему нужно быть ответственными и что такое последствия. Они учатся доброму отношению к друзьям, играть с ними, не допускать неуважительного отношения к себе, выполнять домашние дела по силам. В этом возрасте спокойно можно устанавливать штрафы за неправильное поведение (последствия): не купить игрушку, запретить смотреть телевизор, запретить идти гулять, только наказание должно быть реальным: сможете ли Вы его выполнить. Не надо запрещать смотреть телевизор на неделю, если завтра Вы уже под натиском ребенка разрешите. Достаточно запретить на один вечер.

От семи до одиннадцати лет. В этом возрасте дети учатся трудолюбию вне семьи. Необходимо ребенка учить рационально использовать время дома, в кругу друзей, регулировать выполнение домашних обязанностей и школьных заданий, умение правильно распределять время и деньги. В этот период ограничения направлены на запрет проводить время с друзьями, ограничение личной свободы, сокращение количества привилегий.

От  одиннадцати  до восемнадцати лет. Возраст, когда формируется собственная индивидуальность ребенка, его жизненные ценности, выявляются профессиональные наклонности, способности. Родителям в этот период необходимо проявить максимум мудрости, так как мы больше не можем выполнять функции руководителей, а лишь можем оказывать некоторое влияние на своих детей. В этот период важно сохранить с ними доверительные отношения.  Родители становятся советчиками и помогают детям в формировании индивидуальности, жизненных ценностей и целей. В этот период подойдут естественные ограничения (например, ограничение количества карманных денег, четкий контроль траты денег, поддерживание ограничений, которые установила школа).  Пример. Начало апреля. Моя дочь Арина собирается в школу: лосины надела, а стопы оставила без носков. Между нами разворачивается такой диалог:

— Надень носки, — говорю ей.

— Не надену, — слышу в ответ.

— Надень, а то не пущу в школу.

— Вот классно, школу пропущу, отдохну.

-А я позвоню классному руководителю и скажу, что ты прогуливаешь.

-У-у-у-у-у, — воинствующий оптимизм Арины сразу улетучивается, и она надевает носки.

Смысл этого периода в том, что инфантильный подросток не может получать  ту свободу, которая характерна для его возраста (не научился правильно тратить деньги – получи только на обед в школе; проблемы в выполнении домашних заданий —  вначале уроки, потом прогулки).

Таким образом, все наши  рекомендации  направлены на формирование  истинного родительского авторитета: неподдельные любовь и уважение к своему ребенку,  как к личности; постепенное усиление самодисциплины, а, следовательно, и ответственности; установление разумных границ в его поведении; уверенное и четкое поведение родителей, их нравственный облик, справедливая система поощрений и наказаний, когда это требуется в воспитательных целях.

 

Родительское собрание «О родительском авторитете»

 Истинный авторитет есть не что иное, как

 истина, изысканная силой разума.

Иоанн С. Эриугена.  

 

 Задачи собрания:

 1. Познакомить родителей с методами воспитания детей в семье.

2.  Формировать у родителей значимость данной проблемы в жизни семьи. Форма проведения собрания: лекция.

Вопросы для обсуждения:

1. Крайности воспитательных систем. Из истории вопроса.

 2. Методы воспитания детей в семье.

Ход собрания

Уважаемые папы и мамы!

 Наше родительское собрание мы посвятим сегодня родительскому авторитету. Авторитет с латинского – власть, влияние.

Авторитет – это свидетельство или мнение известного человека в деле науки, принимаемое слепо, на веру без проверки и рассуждений. (В.И. Даль) (понятие, что такое авторитет из словаря, спросить у родителей их точку зрения, что такое авторитет, сценка)

Важным условием воспитания является родительский авторитет — влияние отца и матери на детей, основанное на знаниях, нравственных достоинствах, воспитывающее уважение к родителям. Анализируя опыт семейного воспитания, можно прийти к такому выводу: далеко не все родители понимают значение собственного авторитета в воспитании детей. Существует много ложных оснований авторитета Авторитет подавления.

Сегодня им страдают как отцы, так и матери. По каждому поводу родители раздражаются, сердятся, повышают голос, прибегая подчас и к физическим методам воздействия. Таким родителям совершенно не интересно, какие проблемы испытывает их ребенок. При таком терроре ребенок вырастает безвольным, забитым, запуганным или, наоборот, самодуром, мстящим за подавленное детство. Такие родители разговаривают со своим ребенком тоном, не терпящим возражений, слушают и слышат в разговоре только себя, упиваются страхом и волнением в глазах и поведении своего ребенка. Авторитет родительского положения

 Некоторые родители, занимающие высокие посты, демонстрируют свое положение и заслуги на каждом шагу: соседям, знакомым и в школе, где учится их ребенок. Если в семье это поощряется, дети очень быстро начинают пользоваться родительскими заслугами, но, не умея критически взглянуть на себя со стороны, становятся хвастливыми и высокомерными. Однако часто можно наблюдать в семьях такого типа, как дети стыдятся проявления их родителями своего положения, стесняются собственных отцов и матерей, пытаются как можно меньше бывать с родителями вместе. Авторитет педантизма

 Родители, не считаясь с мнением ребенка, отдают приказы и требуют точного и беспрекословного их выполнения. Дети из таких семей либо подчиняются, и тогда страдают от отсутствия самостоятельности, либо сопротивляются требованиям взрослых. Авторитет назидания В такой семье ребенка мучают бесконечными поучениями и назидательными разговорами. В качестве примера приводится собственный опыт, который не всегда является положительным. Дети озлобляются против нравоучений, привыкают к ним и перестают на них реагировать, отказываются слушать и слышать своих родителей. Авторитет любви

Это показная демонстрация родительской любви, заласкивание ребенка, выполнение его желаний в ответ на проявление нежности к родителям. В этих семьях чаще всего вырастают циники, расчетливые дельцы, жестокие и агрессивные люди. Авторитет доброты

Послушание детей приобретается родительской добротой, мягкостью, уступчивостью, беспринципностью. Родители боятся конфликтов и уходят от них, принося себя в жертву. Дети в такой семье капризны, требовательны, командуют родителями. Авторитет подкупа

 Хорошее поведение ребенка покупается подарками или обещаниями каких-либо благ. Особенно тяжелы последствия такого авторитета в семье, где нет согласия между отцом и матерью, где каждый пытается привлечь ребенка на свою сторону. В таких условиях дети, исходя из личной выгоды, лавируют, приспосабливаются. Каждой матери и каждому отцу хочется, чтобы ребенок был хорошим, чтобы он вырос счастливым, наделенным всевозможными талантами, душевным и физическим совершенством. На практике, к сожалению, не всегда так получается. Проблема состоит в3 том, что существует большая разница между тем, что родители хотят от своих детей и что они реально для этого делают.

 Идеальный вариант родительского авторитета определить сложно.

Родители по степени выраженности своего авторитета делятся на несколько групп. Родители-автократы — властная своевольная личность. Примером проявления авторитета такой личности может быть ситуация, рассказанная мне недавно. Молодые люди поженились и решили жить самостоятельно. Отец молодой женщины сказал, что жить молодая семья должна только с родителями жены. В противном случае молодые должны забыть родительский дом. Вскоре молодожены расстались. Авторитет властности и эгоизма сделал свое дело. В такой семье отношения с детьми строятся на тотальном контроле и ограничениях. Дети в таких семьях реагируют на ситуацию двумя способами: борьбой или бегством. Борьба может выражаться по-разному: в одних случаях открыто, в других — скрыто. Открытая борьба ведется уже подросшими детьми. В таких случаях гнев выливается наружу, дети пускают в ход угрозы и даже шантаж. Если дети малы, они ведут скрытую борьбу: уходят в себя, внешне проявляют покладистость, но в душе у них все кипит, они ищут повод, чтобы включиться в борьбу. Другая крайность — вседозволенность. В таких семьях родители напоминают дорожные знаки: они безучастно смотрят на то, как растет их ребенок, лишь созерцая, что он творит. Такие родители считают, что ребенок подрастет и поумнеет, но зачастую паспортное взросление в таких семьях радости не приносит, а огорчения родителей становятся все масштабнее.

Авторитет родителей — важная составляющая успешности воспитания детей в семье. Приобретение авторитета в глазах собственного ребенка — кропотливый труд отца и матери. Мнение родителей о родных и близких, окружающих людях, коллегах, поведение родителей в кругу семьи и вне его, поступки родителей, их отношение к работе и к посторонним людям в обыденной жизни, отношение родителей друг к другу — все это слагаемые родительского авторитета. Родительская авторитетность не должна зависеть от определенных ситуаций, которые могут повлиять на взаимоотношения с детьми. К примеру, у отца неприятности на работе, и он компенсирует нервные издержки, контролируя дневник своего чада, распекая его при этом точно так, как его самого распекали на работе. Авторитета и уважения со стороны ребенка этот факт ему не прибавит, а недоверие, неприязнь, обиду оставит надолго. Авторитетность родителей в глазах ребенка — это прежде всего желание ребенка говорить родителям правду, какой бы горькой для отца и матери она ни была. Так будут дети поступать в том случае, если родители им объяснили, что прожить жизнь, не совершая ошибок, невозможно. Авторитетные родители не ставят перед собой задачу наказать ребенка, для них важным является осознание ребенком степени тяжести совершенного проступка по отношению к другим людям и самому себе. Авторитетность родителей состоит не в том, чтобы повысить голос, взять в руки ремень, кричать так, что не выдерживают барабанные перепонки, а в том, чтобы спокойно, без ненужных истерик проанализировать ситуацию и предъявить ребенку требования так, чтобы он понял: об этом говорят ему раз и навсегда. Авторитет родителей во многом зависит оттого, насколько они сами умеют прощать и просить прощение. Консультируя родителей школьников, я часто задаю вопрос: допускаете ли вы возможность попросить прощение у собственного ребенка? Лишь несколько семейных пар ответили утвердительно. В нескольких семьях утвердительно ответили мамы. Папы были застигнуты врасплох. Такие вопросы им не4 приходили в голову. Ребенок никогда не будет просить прощения, если он не наблюдал подобного опыта в собственной семье, если у членов его семьи не выработана такая привычка. Еще одно немаловажное качество родителей, которые хотят иметь авторитет в глазах своих детей, — это отсутствие боязни критики со стороны своих детей. Меняется мир, дети 21-го века имеют иные информационные возможности, много умеют из того, чего не умеют их родители. Родители, которые хотят сохранить авторитет в глазах своих детей, должны тоже учиться у них. Какая музыка интересна ребенку, какие музыканты и группы стали его кумирами, какие книги он читает и почему они ему интересны, какие речевые обороты он использует и что они означают, — это и многое другое должно интересовать родителей, претендующих на роль авторитетного лица для собственного ребенка. Авторитет не приобретается автоматически с «приобретением» ребенка. Он нарабатывается годами самоотверженного родительского труда, который сродни труду шахтера. Каждодневный труд, часто приносящий тяготы и страдания, может быть вознагражден редко, но тем сладостнее для отца и матери маленькие победы, достигнутые в результате этого родительского подвижничества. Признание собственного ребенка, принятие его, любовь к нему, авторитет родителей в его глазах, проявление ответственности, доступность родителей собственному ребенку — понятия обратно пропорциональные. Авторитет родителей — это баланс между любовью к детям и ограничениями. Если для того, чтобы привлечь к себе внимание родителей, ребенок должен совершить проступок, что может быть безобразнее и страшнее? Авторитет настоящий — это авторитет, исключающий авторитаризм, вседозволенность и безразличие родителей к своему ребенку. Наверное, родители должны помнить одну простую вещь: ребенок вовсе не должен вести себя хорошо всегда, ибо так он никогда не приобретет опыт понимания, что хорошо, а что плохо. Значение родительского авторитета состоит в том, чтобы ребенок понял в результате совершенного проступка, как можно поступать и как поступать нельзя. Для этого нужен авторитет контакта и принятия. Родителям необходимо уйти от установки: «я говорю — ты делаешь». Всеми своими действиями они обязаны научить ребенка понимать, что он должен выбирать путь, по которому проживет свою жизнь. Авторитет родителей заключается лишь в том, чтобы разъяснить трудности выбранного пути и его последствия. Пусть эти законы родительской истины помогут вам состояться в качестве родителей, постарайтесь следовать им в самых трудных жизненных ситуациях, любите своего ребенка и дорожите его любовью к вам! (слайды, музыка, проговариваю вслух)

Закон 1

 Дорожите любовью своего ребенка. Помните, от любви до ненависти только один шаг, не делайте необдуманных шагов!

Закон 2

 Не унижайте своего ребенка. Унижая его самого, вы формируете у него умение и навык унижения, который он сможет использовать по отношению к другим людям. Не исключено, что ими будете вы.

Закон 3

 Не угрожайте своему ребенку. Угрозы взрослого порождают ложь ребенка, приводят к боязни и ненависти.

Закон 4

 Не налагайте запретов. В природе ребенка — дух бунтарства. То, что категорически запрещено, очень хочется попробовать, не забывайте об этом.

Закон 5

 Не опекайте своего ребенка там, где можно обойтись без опеки; дайте возможность маленькому человеку самостоятельно стать большим.

Закон 6

 Не идите на поводу у своего ребенка, умейте соблюдать меру своей любви и меру своей родительской ответственности.

Закон 7

 Развивайте в себе чувство юмора. Учитесь смеяться над своими слабостями, разрешайте своему ребенку смеяться вместе с вами. УЧИТЕ СВОЕГО РЕБЕНКА СМЕЯТЬСЯ НАД СОБОЙ! Это лучше, чем если над ним будут смеяться другие люди.

Закон 8

Не читайте своему ребенку бесконечные нотации, он их просто не слышит! Закон 9

 Будьте всегда последовательны в своих требованиях. Хорошо ориентируйтесь в своих «да» и «нет».

Закон 10

 Не лишайте своего ребенка права быть ребенком. Дайте ему возможность побыть озорником и непоседой, бунтарем и шалуном. Период детства весьма скоротечен, а так много нужно успеть попробовать, прежде чем станешь взрослым. Дайте возможность своему ребенку быть им во время детства, иначе период детства будет продолжаться и в его взрослой жизни. Это может обернуться серьезными последствиями и для вашего ребенка, и для вас, родители!

 Помните, что самое большое родительское счастье — видеть состоявшихся, умных и благодарных детей! Мы желаем вам успехов!

 Народная мудрость гласит. Чем больше времени родители проведут со своим ребенком в его детстве и юности, тем больше шансов у престарелых родителей видеть взрослых детей в отцовском доме. Чем меньше родители будут использовать в общении с собственным ребенком угрозы и наказания, тем больше вероятность принятия взрослыми детьми права на спокойную старость их родителей. Чем чаще родители используют в воспитании собственных детей упреки и напоминания о детских неблаговидных поступках, тем больше вероятность того, что любая немощь престарелого родителя будет замечена и подчеркнуто продемонстрирована взрослым ребенком. Чем раньше родители научатся проявлять терпение и терпимость по отно- шению к ребенку в детстве, тем больше шансов у состарившихся родителей почувствовать по отношению к себе проявление терпения и терпимости от собственных взрослых детей. (стихотворение) Хамство и грубость детства практически всегда возвращаются неуютной и обиженной старостью, очень грустной и очень тоскливой. Родители, которые хотят иметь детей, должны не только ставить себе вопрос: какого ребенка я хочу вырастить, но и какую старость я хочу иметь и буду ли я ее иметь вообще?

 Обсуждение с родителями проблемных вопросов по теме собрания. Ситуация № 1

 Ира и Яна дружили, но дружили только в школе. Мама запрещала Яне приводить Иру домой, встречаться с ней. Мама считала, что Ира развита не по возрасту, часто бывает в компании со взрослыми мальчиками. Одним словом, может научить лишь плохому. Яне же нравилась Ира. Да, она модно одевалась, да, у нос были друзья среди мальчиков, — Яна тоже втайне мечтала об этом Ира говорила и рассуждала как взрослая. А самое главное, она могла ответить на любой вопрос, ответить понятно, доступно, даже на те, которые маме стыдно задать.

 Задание:

1) Оцените поступки девочек и мамы

 2) Ваш выход из этой ситуации

 

 Ситуация № 2

 Яна очень хотела иметь друга. Но как подойти, предложить дружбу — она не знала. Решила поговорить с мамой, так как близких подруг, с кем можно было бы этим поделиться, у нее не было. Мама, услышав робкие вопросы дочери, рассердилась. «Рановато, дочка, мальчиками интересуешься, лучше бы побольше времени урокам уделяла», — сказала она. Вечером мама по секрету рассказала отцу о вопросах дочери. Отец был категоричен. «Ишь, невеста», — бросил он дочери. Родители запретили Яне после девяти вечера выходить на улицу

. Задание:

 1) Дайте оценку поведения всех членов семьи.

 2) Как бы вы поступили на месте каждого члена семьи?

 Ситуация № 3

Каждый вечер мы докладываем о своих школьных делах, вернее, даже не просто докладываем, а в полном смысле отчитываемся. Я и младший брат садимся против него за стол и показываем свои дневники. Если нет никаких отметок, папа ведет с нами беседу, почти всегда на одну и ту же тему: каким он был прилежным в детстве и как хорошо учился. Отец не терпит возражений, поэтому разговаривать, возражать и перебивать его мы не решаемся. Мы подолгу сидим и слушаем.

Вопрос: Хотелось бы услышать ваше мнение. Можно по этому расскажу дочери судить об отце? Что? Какой это человек? Что бы вы пожелали этому человеку? (Заслушиваются ответы.)

 Любовь к ребенку должна быть основана на уважении личности ребенка, знании его интересов, стремлений, умении вовремя оказать помощь, дать дружеский совет. Дети очень чутко реагируют на любовь и ласку, остро переживают ее дефицит. Родительская любовь, по словам Макаренко, «самое великое чувство, которое вообще творит чудеса, которое творит новых людей, создаст величайшие человеческие ценности». Но она может стать и одной из причин неудачного воспитания детей, если к ним не предъявляются разумные требования. Такую родительскую любовь в народе называют «слепой». Она нередко способствует развитию эгоизма, ведет к разрыву между детьми и родителями.

Итог собрания

Что такое родительский авторитет и как построить его без угроз и наказаний

При этом понимание и согласие между капитанами (родителями) и командой (детьми) достигаются с помощью личного примера капитанов, четких договоренностей, распределения обязанностей и мотивирования команды на плодотворное сотрудничество.  И все это вместо шантажа, угроз, подкупов и наказаний, которые, как мы знаем, приводят не к сотрудничеству,  а к вражде между капитанами и командой.

Почему я привела в пример все эти ужасные вещи: подкуп, шантаж и прочее? Да потому что мы с вами, дорогие родители, используем все эти техники каждый день и не по одному разу (это не критика, это факт).  «Если ты сейчас пойдешь со мной, я куплю тебе конфету», «Если вы будете продолжать ТАК себя вести – неделю без планшета», «Что ты натворил! Иди сейчас же в свою комнату и подумай о своем поведении!» Узнаете? Ну что же, нас можно понять.  Мы хотим, чтобы все было хорошо, чтобы они слушались, чтобы было тихо (хоть иногда). Но мы не всегда знаем, как этого добиться.  И потому часто автоматически используем тот арсенал, который получили от своих взрослых – родителей, дедушек-бабушек, учителей в школе, тренеров и прочих.  Но все эти приемы уже не работают, жизнь не стоит на месте – нам нужны новые воспитательные модели.  Так вот, гибкий родительский авторитет – это и есть новая модель.  Она непроста в использовании, требует много внимания, сосредоточенности и последовательности, но результат гарантирован.

Три кита, на которых держится корабль родительского авторитета:

 Родители понимают, что ответственные взрослые – это они

Это значит, что взрослые с детьми не спорят (спор может быть между капитанами или между членами команды, но не между капитаном и кем-то из команды).  Безусловно, это не означает,  что между детьми и родителями не может быть диалога, наоборот, он обязателен – но диалог это не спор.

Также мы на них не обижаемся. Когда взрослый обижается на ребенка, он становится не капитаном, а обиженным юнгой, которого заставили дежурить в неурочное время.  Диалог в таком состоянии невозможен. Если мы обижены, то мы захотим ответить обидчику, отомстить ему или просто надуться и пойти поплакать, даже если это наш собственный ребенок (да, когда мы обижаемся, мы эмоционально возвращаемся в свое детское состояние и не можем реагировать соответственно своему нынешнему возрасту, статусу и опыту).

 Родители понимают и учитывают потребности ребенка

Потребности – это не «я хочу / не хочу»,  а то, что ребенку необходимо.  Мы довольно неплохо знаем, что им нужно есть, когда спать, что надеть. При этом в их эмоциональных потребностях мы разбираемся не очень-то (и понятно, почему — в детстве нас самих не научили разговаривать о чувствах).  Для того чтобы их понимать, есть две возможные стратегии: или вспомнить себя ребенком и попытаться влезть в их шкуру в конкретной ситуации, или представить себе себя в аналогичной, но уже взрослой ситуации.

Вариант один: вспомнить себя в детстве.  Вот приходит к ребенку в гости друг и хочет играть во все его игрушки. А ваш (жадина) делиться не желает. Он не знает, чего ожидать от гостя – тот ведь может забрать любимую игрушку домой или, чего доброго, сломать! И вообще, чего он здесь все трогает – это же моя территория. Кстати, это очень важно для ребенка – уметь отстаивать свои личные границы. Так что мы ему спокойно говорим: «Солнышко, я понимаю, что тебе трудно делиться своими игрушками и ты боишься. Во-первых, друг обязательно вернет тебе твою машинку после того, как поиграет с ней немного. И давай попросим его быть с ней аккуратным и не бросать на пол. И знаешь, когда приходят гости, мы же их угощаем чаем?  Так вот, ты как будто немного угощаешь гостя  твоими игрушками». Чувствуете разницу?

Вариант два:  Перед тем, как сказать ему «отдай игрушку, надо делиться», вы пытаетесь представить себе своего приятеля, который пришел в гости и просит покататься на вашей новой машине несколько дней. Представили свою реакцию? Захотите, чтобы вам кто-то сказал «ну чего ты жадничаешь, надо же делиться»?

 Родители принимают (ну ладно, стараются принять) своего ребенка таким, как он есть

Мы не можем никого изменить, но мы можем изменить свою реакцию.  Когда мы думаем о плохом поведении нашего ребенка, мы тут же решаем, что мы – плохие родители. То есть, когда ребенок ведет себя как-то не так, мы сразу чувствуем, что и мы какие-то не такие.  Это время от времени чувствует буквально каждый родитель, и это нормально. Мы не можем избавиться от этих чувств, но мы можем обратить на них внимание, признать факт их существования и постараться не позволять им управлять своими отношениями с ребенком.

Ребенок приходит к нам с врожденными качествами, темпераментом, проблемами. Потом еще набирается всякого от нас.  И не все это нам нравится.  Но наша любовь к ребенку не должна зависеть от его качеств – ему нужно, чтобы мы любили его таким, какой он есть, только потому, что он существует.  Дети, кстати, именно так нас и любят  – совершенно бескорыстно, просто потому, что мы есть.  Поэтому мы можем сказать ребенку, что нас не устраивает его поведение. Более того, мы даже можем запретить ему вести себя определенным образом. Но мы должны стараться никогда не разочаровываться в ребенке, не думать, что он «какой-то не такой».  Вы ведь не готовы его променять ни на какого другого ребенка, правда? Поэтому, никогда не стоит говорить: «вот посмотри, как Машенька хорошо себя ведет, почему же ты так не можешь?».

А теперь немного о правилах:

Если мы хотим, чтобы ребенок действовал по общим домашним правилам, то эти правила  должны быть ему известны заранее. Например, распорядок дня должен быть изображен в картинках и повешен на видном месте.  Поведение также должно быть регламентировано. Например: «У нас дома все разговаривают друг с другом тихо и вежливо. Тот, кто нарушает это правило, кричит и сердится, должен прервать все занятия и идти успокаиваться в специально выделенное для этого место».

Таких правил должно быть несколько (4-5), вместе с распорядком дня они помогают ребенку обозначить важные для него границы поведения. Каждое правило должно включать в себя логичное и выгодное для ребенка последствие его выполнения. Например: «Утром мы собираемся быстро. И, если успеваем сделать все необходимое, у нас остается время почитать книжку / посмотреть мультик перед выходом из дома».

Желательно, чтобы правила были сформулированы в позитивном тоне, вместо слов НЕТ, НЕЛЬЗЯ, которые всегда вызывают сопротивление, используем ДА, НУЖНО, СТОИТ. То есть у ребенка всегда должна быть выгодная альтернатива нежелательному для нас поведению. Тогда получается, что мы всегда предоставляем ему выбрать сценарий – вести себя в соответствии с ожиданиями родителей (и за этим последует выгодный для ребенка результат) или сопротивляться (и тогда результат будет невыгодным для него).

Важно, чтобы ребенок понимал, что эти правила созданы для того, чтобы всем дома (и ему в том числе) было лучше, спокойнее и приятней, а не воспринимал их как что-то, что придумали родители, чтобы им командовать.

Подумайте о том, какие правила поведения вы бы хотели завести у себя дома, организуйте распорядок дня, и вы увидите насколько удобнее станет договариваться с ребенком.

Родительский авторитет — зачем он нужен?

Родители как будто забывают, в какое они живут время.

Каждый должен понимать, что в семье он не полный бесконтрольный хозяин, а только старший ответственный член коллектива.

А.С. Макаренко

 

Семья считается одним из основных и влиятельных мотиваторов в воспитании любого ребенка. Семейные условия, включая социальное положение, род занятий, материальный уровень и уровень образования родителей предопределяют жизненный путь ребёнка. И, конечно, при этих факторах большую роль играет родительский авторитет. Что же такое «родительский авторитет»? Откуда он берётся?

Слово «авторитет» в переводе с латинского означает «власть», «влияние». Авторитет – это влияние отца и матери на детей, основанное на нравственных достоинствах, знаниях, воспитывающее уважение к родителям.

Родительский авторитет – это важная составляющая успешности воспитания детей в семье, он является одним из сильнейших воспитательных факторов.

Родительский авторитет не приходит сам по себе. Это достаточно большая и самоотверженная работа. Поведение родителей в семье и вне её, отношение родителей к семье, детям, родственникам, посторонним людям, поступки родителей – это лишь малая часть слагаемых родительского авторитета. Авторитетные родители точно знают потребности и интересы своих детей, во всём оказывают им помощь, внимательны к индивидуальным и возрастным особенностям ребёнка.

Родителям важно знать, что существует авторитет истинный и ложный. Приобретение истинного авторитета – кропотливый труд отца и матери.

Для предупреждения перегибов в воспитании хотелось бы обратить внимание на некоторые виды ложного авторитета.

Авторитет подавления. Чаще всего этим авторитетом страдают отцы. Это проявляется в постоянном ворчании, раздражении взрослого, наказанием ребёнка за любую провинность. Родительский террор держит в страхе всю семью. Не нужно доказывать, как вреден такой авторитет. Он никого не воспитывает, а только приучает детей держаться дальше от гневных родителей, вызывает детскую ложь, человеческую трусость, развивает жестокость. Из забитых и безвольных детей выходят слякотные, никчёмные люди, самодуры, которые всю свою жизнь мстят за подавленное детство. Авторитет педантизма. В этом случае родители наполняют жизнь ребёнка бесконечными поучениями и назидательными разговорами. Они уверены, что в поучениях заключается главная педагогическая мудрость. В таких семьях мало радости и улыбок. Родители изо всех сил стараются быть добродетельными, в глазах своих детей они хотят быть непогрешимыми, но забывают, что у детей своя жизнь и нужно эту жизнь уважать. Ребёнок живёт более эмоционально, более страстно, он не склонен к рассуждениям. Привычка мыслить приходит позже, а постоянные разглагольствования, зудение и болтливость родителей проходят бесследно в сознании ребёнка.

Авторитет любви. Это один из самых распространённых видов ложного авторитета. Многие родители убеждены: чтобы дети слушались, нужно, чтобы они любили родителей, а чтобы заслужить любовь ребёнка, необходимо постоянно показывать свою родительскую любовь. Нежные слова, бесконечные лобзания, ласки, признания сыплются на детей в совершенно избыточном количестве. Родители ревниво следят за выражением детских глаз и требуют нежности и любви. Такая семья настолько погружается в море сентиментальности и нежных чувств, что ничего другого уже не замечает. Мимо внимания родителей проходят важные мелочи семейного воспитания, т.к. считается, что ребёнок всё должен делать из любви к родителям. Авторитет любви таит много опасностей. Здесь формируется семейный эгоизм. Ребёнок устает, очень скоро он замечает, что папу и маму можно обмануть, только нужно это делать с нежным выражением лица. Родителей можно даже запугать, стоит только надуться и показать, что любовь начинает проходить. С малых лет ребёнок начинает понимать, что людьми можно манипулировать. Он не может сильно любить других людей, поэтому подыгрывается к ним без всякой любви, с холодным и циничным расчётом. Это очень опасный вид авторитета. Он выращивает неискренних и лживых эгоистов. Часто первыми жертвами такого эгоизма становятся сами родители.

Авторитет доброты. Здесь детское послушание тоже организуется через детскую любовь, оно вызывается уступчивостью, мягкостью, добротой родителей. Папа или мама выступают в образе доброго ангела. Они всё разрешают, им ничего не жаль для ребёнка, они боятся всяких конфликтов, предпочитают семейный мир и готовы пожертвовать чем угодно ради семейного благополучия. Очень скоро в такой семье дети начинают командовать родителями, родительское непротивление открывает самый широкий простор для детских желаний, капризов и требований. Иногда родители позволяют небольшое сопротивление, но поздно, в семье уже образовался вредный опыт.

Авторитет чванства. Родители в такой семье чрезмерно кичатся своими достижениями, подчёркивают их окружающим. В подобных семьях гордятся не тем, что «умеют», а тем что «имеют». В этих семьях царит культ денег и связей, перепутаны истинные и ложные ценности. В обстановке постоянного подчеркивания своих преимуществ, выражения пренебрежения к окружающим, не имеющим того, что является для этих семей главным, взрослые формируют у детей психологию потребителей. Дети в таких семьях вырастают хвастунами, белоручками, расчетливыми дельцами и бездельниками.

Авторитет подкупа – самый безнравственный вид авторитета, когда послушание покупается подарками и обещаниями. Бесспорно, в семье возможно некоторое поощрение, нечто похожее на премирование, но нельзя премировать детей за послушание, за хорошее отношение к родителям. В некоторых случаях допускается премирование ребёнка за хорошую учёбу, выполнение трудной работы, но заранее объявлять ставку и подстёгивать соблазнительными обещаниями не стоит.

Бывает, что родители вообще не задумываются ни о каком авторитете. Они мечутся из стороны в сторону. Сегодня родитель за пустяк наказал ребёнка, завтра признался ему в любви, послезавтра что-нибудь пообещал в порядке подкупа, а на следующий день снова наказал, да ещё и упрекнул за все свои добрые дела.

Иногда можно наблюдать, что папа и мама в воспитании детей используют разные виды авторитета, Тогда ребенок учится быть дипломатом и знает когда в какой ситуации подходить к папе, а в какой к маме. Семья — это большое и очень ответственное дело. Если родители всё делают честно, разумно, если перед ними поставлены правильные цели, если они отдают полный отчёт в своих действиях и поступках, это значит, что у родителей в семье есть авторитет.

Чтобы в каждой семье были хорошие отношения родителей с детьми, тогда родителям необходимо:

  • правильно выстраивать отношения со своими детьми;
  • преодолевать отрицательное отношение к своим детям;
  • уметь слушать своих детей;
  • не провоцировать конфликты.

От отношения к ребенку как к высшей ценности зависит психологическая атмосфера в семье.

 

 

Людмила Горяная, педагог-психолог ОГБУ ДО «Центр «МОСТ»

с использованием Интернет-ресурсов

Как стать авторитетом для своего ребенка

Многие родители задаются вопросом, как сделать так, чтобы ребенок уважал их, был послушным и покладистым, выполнял просьбы с первого раза и никогда не перечил. Мы привыкли думать, что воспитать такое поведение у ребенка возможно, если родитель будет являться для него авторитетом. Однако, согласно теории привязанности, каждый родитель является таковым изначально, поэтому авторитет не нужно специально завоевывать, но нужно уметь не утратить его. Тем более что с возрастом авторитетность родителя в глазах ребенка уменьшается, точнее видоизменяется. И этот механизм мудро создан природой, ведь боготворящий родителей и полностью зависящий от них человек не сможет жить самостоятельной успешной жизнью. «Я Родитель» решил разобраться в том, что такое родительский авторитет и нужно ли его воспитывать у детей.

На самом деле, в нормальной семье, где вопросам воспитания уделяют достаточно внимания, большую часть времени ребенок слушается мам и пап. Моменты неповиновения носят временный характер или же являются следствием различных глубоких причин. Одной из таких причин могут быть допущенные в общении с ребенком ошибки.

Принято выделять несколько видов ошибочного поведения родителей, которое, как им кажется, позволяет добиться от ребенка желаемого, но на самом деле имеет противоположный эффект.

Авторитет подавления является наиболее распространенным ошибочным стереотипом родительского представления о воспитании. Боясь показаться ребенку слабым и безвольным, родитель (чаще отец) перегибает палку в противоположную сторону: ужесточает наказания даже за мелкие проступки, нередко применяет физическое или психологическое насилие. Такой стиль воспитания внушает ребенку страх перед отцом или матерью, но никак не уважение к ним. Кроме того, подобное поведение родителей демонстрирует малышу, что главное в жизни – сила, и кто сильнее, тот и прав.

Авторитет педантизма в чем-то схож с предыдущим стилем воспитания. Родители требуют от ребенка беспрекословного повиновения, выполнения их распоряжений. Мнение сына или дочери обычно игнорируется, так как взгляды родителя считаются единственно верными. Это обычно приводит к тому, что ребенок с годами так и не учится формулировать собственное мнение, свою позицию, привыкает выполнять чужие требования, ждет распоряжений вместо того, чтобы проявлять собственную инициативу.

Более мягким, но не менее негативным является авторитет назидания. Используя его, родители стараются предотвратить ошибочное поведение ребенка с помощью поучений, длинных объяснений и назидательных разговоров, повторяющихся неоднократно. При этом они не учитывают, что дошкольник физически не способен выслушивать длинные речи, а подросток уже столько раз их слышал, что перестает слушать вообще любые слова родителей, ожидая очередных нравоучений.

Достаточно распространенным считается ложный авторитет любви. В семьях с таким подходом к воспитанию приняты чрезмерная демонстрация окружающим (а не ребенку) своей любви, неискреннее захваливание и любование. Родители, проявляя себя таким образом, рассчитывают на ответную «любовь». Но ребенок чувствует неискренность, особенно когда поведение родителей «на людях» и наедине с ним резко отличается. Он может совсем закрыться или начать протестовать, проявлять агрессию. С возрастом для него может стать нормой то, что любовь – это предмет «товарно-денежных» отношений.

При использовании ложного авторитета доброты родители потакают любым прихотям детей, поощряют вседозволенность и безнаказанность. Таким образом, желая выглядеть в глазах ребенка добрыми или избежать любого конфликта, родители лишают сына или дочь важного опыта установления границ. Детям необходимы ограничения, чтобы чувствовать опору, ориентироваться в окружающем мире. В отсутствие этого опыта они страдают, что и проявляется как резко негативное или агрессивное поведение.

Другой разновидностью ложного авторитета является авторитет подкупа. Хорошее поведение обменивается на подарки, игрушки или сладости, в более старшем возрасте – хорошая учеба предполагает покупку гаджетов, то есть стоимость «игрушек» увеличивается. Такой способ повлиять на поведение или успеваемость ребенка усваивается им достаточно быстро, что приводит к появлению маленького манипулятора в семье. Существует опасность, что материальная мотивация станет единственной для ребенка, то есть он будет вести себя хорошо, учиться и, впоследствии, строить отношения с людьми, только если будет получать от этого материальную выгоду.

Люди, добившиеся больших высот в карьере, могут злоупотреблять авторитетом родительского положения. Часто ставя себя ребенку в пример, такие родители могут вызвать не стремление к подражанию, а страх не соответствовать завышенным ожиданиям папы или мамы и неверие в свои силы («Мне никогда не добиться таких результатов»). С возрастом этот страх может перерасти в неуверенность в себе, в ощущение собственной неполноценности. При этом отношения с родителем, который использует этот вид ложного авторитета, приобретают характер тихого противостояния – подросток может осознанно или подсознательно вызывать его гнев своими постоянными неудачами или отказом от учебы, например.

В своих крайних проявлениях все эти способы воздействия на ребенка могут привести к полному подавлению его самостоятельности или, наоборот, к абсолютной неуправляемости. Но и в том и в другом случае уважение собственного чада родители теряют.

Главное – вовремя заметить собственное ошибочное поведение, признаться себе в нем и начать его исправлять. Конечно, это трудно сделать сразу, и не нужно требовать от себя немедленного изменения поведения.

Однако, мы можем постепенно учиться тому, как подтверждать поступками свою роль авторитетного родителя и учитывать при этом этапы взросления нашего чада. Важно помнить следующее:

  1. Ребенок учится проявлять уважение, если видит, как вы сами проявляете его – к нему самому, к супругу, к окружающим людям. И чтобы ваш авторитет базировался на уважении, оно должно быть взаимным. В связи с этим необходимо полностью исключить из воспитания физические и психологические наказания, унижающие достоинство ребенка. Утверждение «боится – значит, уважает» в корне неверно.

  2. Принимайте как позитивные, так и негативные эмоции ребенка: тот, кто тебя понимает и принимает таким, какой ты есть, вызывает уважение и доверие.

  3. Доверие также невозможно без взаимной честности. Будьте честны с ребенком, обещайте только то, что выполните, пусть ваши слова соответствуют действиям. Не обманывайте даже по мелочам, так как некоторые «мелочи» могут быть важными вещами в глазах вашего сына или дочери, а дети интуитивно чувствуют ложь.

  4. Признавайте свои ошибки и просите прощения. Не бойтесь выглядеть слабым или глупым в глазах ребенка, если совершили ошибку. Если Вы не правы, но все равно стоите на своем, это больше вредит вашему авторитету, чем достойное признание и исправление ситуации. К тому же, таким образом вы научите ребенка не бояться собственных ошибок в будущем.

  5. Устанавливайте границы и предоставляйте ребенку свободу внутри этих границ. Вместе со школьником формулируйте семейные правила, чтобы он чувствовал, что его мнение учитывается.
  6. Требуйте от детей только то, что сами выполняете. В противном случае ребенок будет интуитивно чувствовать несправедливость и обиду, а впоследствии будет действовать по вашему образцу. Подросток же может начать бунтовать в такой ситуации, и его бунт будет вполне оправдан.

  7. Чем старше ребенок, тем важнее принять тот факт, что он – отдельная от вас личность, у которой могут быть отличные от ваших взгляды или мнение. И вы, конечно, можете на них влиять, высказывая свою точку зрения, но принуждать дитя думать по-вашему не стоит. Поэтому, если вы формулируете вопрос: «Что мне делать, чтобы ребенок беспрекословно слушался и смотрел на мир так же, как я?» — то психологи в этом вам помочь не смогут (и, надеюсь, не станут помогать), а ваши старания могут привести к совершенно непредсказуемым последствиям. В любом случае, счастливым ребенка это точно не сделает.

  8. В любом возрасте не забывайте проявлять свою любовь к ребенку, конечно, учитывая возрастные особенности. Если дошкольника можно обнимать и целовать, и он будет этому только рад, подросток, скорее всего, воспримет это как нарушение его личных границ. Необходимо проявить всю свою тактичность и чуткость, чтобы показать, как вы любите своего взрослеющего ребенка. Но, преуспев в этом, вы станете для него настоящим авторитетом.

Одним словом, авторитетная позиция родителя строится не на страхе или принуждении. Основой для нее служат взаимное доверие, уважение и любовь. И ваш ребенок будет следовать за вами, если вы способны оправдать доверие малыша, уважать мнение школьника и любить подростка настолько, что можете позволить ему искать для себя другие авторитеты.

Анастасия Вялых,
Психолог портала «Я Родитель»

Мы составили для вас тест, определяющий преобладающий тип воспитания в Вашей семье, а так же разработали некоторые рекомендации по итогам тестирования для того, чтобы Ваш ребёнок развивался наиболее гармонично.

Пройти тест

Официальный сайт ГБОУ НКК ПФО имени Маргелова В. Ф.

Как сохранить родительский авторитет?

Авторитет родителей одно из важнейших условий воспитания детей, и все родители стремятся привить детям уважение к себе. Пока ребёнок маленький, это нетрудно, но когда ребёнок начинает взрослеть, сохранить авторитет бывает нелегко. В стремлении любыми силами сохранить свой авторитет родители часто допускают серьёзные педагогические просчёты, которые больше вредят, чем помогают в такой ситуации. Хочу заметить, что взрослые не замечают главной ошибки – подмены истинного уважения ребёнка ложным авторитетом.

Предлагаем вам рассмотреть некоторые из видов ложных авторитетов.

Авторитет подавления.Метод воспитания, основанный на запугивании, часто используется нашими родителями, в тех случаях если «ребёнок отбился от рук». Таких родителей не интересуют проблемы, которые возникают у ребенка: при любом неповиновении они позволяют себе раздражаться, повышать голос, сердиться и даже могут отшлёпать непослушное чадо. Мы, учителя, часто наблюдаем  картину: родители разговаривают с детьми тоном, не терпящим возражений, в беседе с ребёнком слушают и слышат только себя и радуются, если их « воспитание» вызывает у детей волнение и страх. В результате такого домашнего террора часто вырастают безвольные, забитые, лживые и жестокие дети, которые могут всю жизнь пытаться отомстить окружающим за своё подавленное детство.

Авторитет педантизма.Некоторые родители, стараясь проявлять строгость в воспитании, отдают ребёнку приказы и требуют их беспрекословного выполнения,  не считаясь мнениями или интересами самих детей. Такое поведение родителей может быть продиктовано самыми добрыми намерениями: опасениями, что их чадо примет неверное решение, стремлением решить за ребёнка все его проблемы. Хочется предостеречь таких родителей, что такой подход формирует у ребёнка навыки безвольного и бездумного подчинения. Такие дети растут несамостоятельными и инфантильными, но со временем всё равно начинают сопротивляться требованиям взрослых просто из чувства противоречия. А если они встречают того, кто кажется и более авторитетным, то вопреки желаниям родителей начинают подчиняться тому человеку, независимо от моральных качеств.

Авторитет расстояния.Многие наши папы и мамы предпочитают заниматься своими делами, оставляя детей на попечение бабушек, нянь, домработниц. Такая ситуация может сложиться в неполных семьях, где, чаще всего, родитель работает с утра до ночи. В этом случае ребёнку приходится слышать от бабушки: «Мама велела, мама сказала», но маме завоевать родительский авторитет таким способом бывает практически невозможно. Также трудно бывает добиться подлинного отцовского авторитета и в том случае, если отца почти никогда не бывает дома, а ребёнка воспитывает главным образом неработающая мать.

Авторитет родительского положения.Чаще всего такой авторитет встречается в семьях, где кто – то из родителей занимает высокий пост, владеет серьёзным бизнесом. Если родители дома постоянно подчёркивают своё высокое положение, хвастаются своим достижениями и высокомерно относятся к окружающим, то дети поначалу хвастаются перед своими родителями, но со временем запросы растут, их перестаёт удовлетворять положение родителей, каким бы высоким оно не было, и в долгосрочной перспективе сохранить такой родительский « авторитет» тоже бывает невозможно.

Авторитет назидания.Такой ложный авторитет создаётся, если родители мучают ребёнка бесконечными поучениями и назиданиями. Вместо того, чтобы сделать понятное замечание в несколько слов, родители при каждом удобном случае читают ребёнку длинные нравоучения, подчас повторив одно и то же по несколько раз, и в качестве поучительных примеров приводят свой собственный опыт, который может совершенно не соответствовать ситуации или даже быть негативным. В глазах детей родители стараются казаться добросовестными добродетельными и непогрешимыми, а достигают совершенно иного результата: дети очень быстро перестают реагировать на подобные нравоучения, озлобляются на родителей, перестают их уважать и считаться с их мнением.

Авторитет любви.Некоторые родители непрерывно лобзают и ласкают своё чадо, требуя проявлений ответной нежности. Избыточные ласки, похвалы, поцелуи и признания в любви сыплются из родителей, как из рога изобилия, и от ребёнка требуют, чтобы он всё делал из любви к родителям. Молодые папы и мамы часто спрашивают: «Ты почему это не сделал?», «Ты что маму не любишь?».Таким отношением добиться от ребёнка уважения нельзя: он очень быстро начинает чувствовать фальш и спекулировать на отношениях, «ты – мне», « а я – тебе».В результате дети растут расчётливыми, циничными, а иногда даже жестокими и агрессивными, и ни в грош не ставят родителей.

Авторитет доброты.Когда послушное поведение достигается мягкостью, беспринципностью и уступчивостью родителей, создаётся самый неподходящий вид родительского авторитета – авторитет доброты. Мама или папа разрешают ребёнку всё, бояться конфликтов и готовы пожертвовать чем угодно, чтобы доказать ему, какие они замечательные и добрые. Такое поведение представляет самую большую опасность для родительского авторитета: дети растут капризными, неуправляемыми и ни капли не уважают взрослых.

Авторитет подкупа. Когда хорошее поведение ребёнка «покупается» подарками или обещаниями каких – нибудь благ, то такой ложный авторитет называют авторитетом подкупа:»Будешь вести себя хорошо – куплю новый мобильник».

Дети начинают приспосабливаться и хитрить, выторговывая наиболее выгодные для себя условия. Если такое «воспитание» продолжается долго, дети осваивают приёмы шантажа, и однажды можно услышать от ребёнка: «Не купите скутер – уйду из дома!»

 

Завоевание авторитета у собственных детей это сложная задача, решать которую приходится ежедневно. Но если удаётся решить, то в выигрыше оказываются и родители, и дети.

Есть несколько важных правил, которые следует соблюдать родителям в воспитании детей.

Родительский авторитет определяют многие факторы: отношение в семье, мнение родителей о других людях, отношение родителей к друзьям детей, поступки родителей в разных житейских ситуациях. Если вы ждёте от ребёнка уважения, то проявите искреннее внимание к тому, что его волнует, к его проблемам, тревогам, увлечениям. Учитесь понимать детский сленг. Если вам что – то не нравится в увлечениях вашего ребёнка, не спешите их критиковать – возможно, вы их просто не понимаете, пусть ребёнок вам объяснит.

Не следует в присутствии ребёнка критиковать его учителей, друзей, одноклассников, даже если они вам совершенно не нравятся. Будьте честны с детьми, не давайте обещаний,  которые не можете выполнить. Не опекайте ребёнка слишком сильно – дайте ему возможность быть самостоятельным. Ребёнку нельзя угрожать, его нельзя унижать. Не налагайте на детей слишком строгие ограничения: запретный плод сладок!

Не требуйте от детей идеальности, дайте им право на ошибку. Не спешите наказывать за проступок, помогите осознать, в чём он неправ.Не стесняйтесь попросить прощения у ребёнка, если вы неправы – это не унизит ваш авторитет, а наоборот, поднимет его.

Привлекайте детей к обсуждению семейных вопросов: покупки крупных вещей, планов на выходные, меню праздничного стола. Тогда дети будут знать, что с их мнением считаются.

Формируйте у ребёнка уважение к труду как к таковому, а не к размеру заработной платы. Тогда ребёнок будет знать, что уважение измеряется не в рублях, его определяют другие – нравственные ценности.

 

Психолог Центра «Гелиос» рассказал — «Родительский авторитет. Зачем он нужен?»

Слово «авторитет» в переводе с латинского означает «влияние», «власть», но понятие «родительского авторитета» имеет более широкий смысл.  

Авторитет – прежде всего, это влияние отца и матери на детей, основанное на знаниях, нравственных достоинствах, воспитывающее уважение к родителям и, в конечном счете, к взрослым людям вообще.                                                                                 Откуда же берется родительский авторитет?

Самой важной задачей для родителей является воспитание детей. Каждый отец и мать должны хорошо понимать, какие качества они хотят воспитать в своем ребенке. Решающую роль в воспитании играет поведение родителей в социальной среде, как разговаривают родители друг с другом, с другими людьми и о других людях, как они радуются и печалятся, как одеваются. Все это имеет для ребенка большое значение. Контроль родителей за своим поведением, уважение к своей семье и окружающим — вот первый и самый главный метод воспитания. Истинная сущность воспитательного процесса, заключается в организации семьи, личной и общественной жизни, в организации жизни детей.

Принимая главенство взрослых в семейной системе, любой ребенок проверяет установленные родителями границы. Признание этих границ детьми, важность для детей слов, замечаний и просьб взрослых членов семьи, и является родительским авторитетом.

В основе родительского авторитета лежат три основных момента:

— Родители осознают, что они – ответственные взрослые люди;

— Родители учитывают и понимают потребности ребенка;

— Родители стараются принять своего ребенка таким, какой он есть.

Не все в детях нравится родителям, дети же любят нас такими, какие мы есть  со всеми недостатками и достоинствами. Поэтому надо проговаривать сыну или дочке, что нас не устраивает их поведение, запретить что-то, но не разочаровываться и всегда верить в них.

Родительские запреты – это некая граница, которую взрослые выстраивают для ребенка, чтобы сформировать его представление о том, что можно делать, а что нельзя, чтобы защитить и обезопасить своего малыша. Но нужно понимать, что запреты не должны противоречить здравому смыслу – нельзя говорить ребенку «не делай этого!», «делай так, потому что я так сказал!» не подкрепляя это аргументами, понятными ребенку. Ему необходимо объяснение всех запретов, иначе они будут восприниматься как посягательство на свободу и личность. Стремление родителей к доминированию и подавлению (родительский авторитаризм), в дальнейшем, по мере взросления ребенка, неизбежно приводит к отсутствию эмпатии, формированию низкой самооценки, зависимости ребенка от мнения взрослого, инфантилизму.

         Для того чтобы не потерять доверие с ребенком, не вызывать негативизм с ранних лет, нужно объяснять почему «нельзя» и к чему приводят неверные решения и поступки.

Авторитетные взрослые – это люди, которых нельзя не слушать и не уважать: это люди с огромным духовным, нравственным и практическим потенциалом. Стараться стать такими для своих детей – родительская задача.

Родитель может допускать ошибки, но должен уметь признать их, он может решить проблемы свои и проблемы ребенка, может защитить ребенка, если это необходимо, и остановить его, если тот неправ.

Родительский авторитет может исходить лишь от такого  взрослого человека, который берет на себя ответственность за себя, свою жизнь, жизнь своей семьи и своих детей. К такому родителю всегда хочется обратиться, если не знаешь, как поступить, а если знаешь – поделиться результатом, будучи уверенным в искреннем участии, сочувствии и взаимоуважении.

ГБУ ЦСПСиД «Гелиос»

Откуда берутся родительские полномочия

Часто можно услышать, как родители сетуют на то, что их подростки больше не признают и не уважают их авторитет. Но что такое родительский авторитет и почему он важен?

Проще говоря, родительский авторитет относится к правам и обязанностям родителей, которые позволяют им принимать решения за своих детей с момента их рождения до 18 лет. Ваш родительский авторитет признан законом, и поэтому вы можете принимать решения. решения, которые влияют на благополучие вашего ребенка.Вы принимаете родительскую власть над своим ребенком с момента его рождения (или усыновления), пока он не станет взрослым. Таким образом, можно сказать, что эта власть является неотъемлемым правом родителей, признанным обществом и законом.

Как родитель, вы обязаны заботиться о своих детях, обеспечивать их здоровье, безопасность и образование, а также обеспечивать физическую и психологическую защиту. Кроме того, этот авторитет дает родителям возможность обучать своих детей тому, чему, по их мнению, они должны научиться, а также руководящие полномочия, позволяющие направлять своих детей делать то, что хотят родители.Эта последняя часть — источник многих проблем для подростков и их родителей.

Почему важна родительская власть?


Родительский авторитет жизненно важен в жизни ребенка, так как он дает ему структуру и направление . Ваш ребенок полагается на то, что вы говорите ему, что правильно, а что неправильно, а также что он должен или не должен делать. Эта инструкция дает детям прочную, безопасную и здоровую основу, на которой они могут расти и исследовать мир. Это также дает им возможность принимать собственные решения в будущем.

В подростковом возрасте подростки начинают сопротивляться и сомневаться в вашем авторитете. Там, где они когда-то были послушными и сговорчивыми, теперь они трудные и дерзкие. Теперь на ваши просьбы приходят заявления противодействия, такие как: «Ты не можешь меня заставить!» «Ты всегда мной командуешь!» «Почему я должен?»

Хотя это расстраивает, вы должны понимать, что это нормальное поведение подростков, поскольку они стремятся к большей свободе и независимости. Хотя ваш авторитет над подростком в лучшем случае может показаться незначительным, он все же остается важной частью их жизни.Хотя подростки по-прежнему нуждаются в защите и наставлении со стороны родителей, им также нужно пространство, чтобы исследовать свой индивидуализм и независимость. Возложение на них повышенной и контролируемой ответственности за свою жизнь позволяет им развить навыки и уверенность, необходимые для принятия мудрых решений и стать ответственными и независимыми взрослыми.

Если подумать, бунт вашего подростка против вашего авторитета — это на самом деле хорошо. Это означает, что они учатся думать и принимать решения самостоятельно.

Однако постоянный образец вызывающего, аргументированного поведения в сочетании с мстительностью по отношению к власти может указывать на более серьезную проблему. В таких случаях лучше обратиться за профессиональной помощью к подростку, прежде чем его поведение ухудшится. При правильном лечении и помощи они могут исправить свою жизнь.

Сохранение родительских прав | Строительные блоки Penfield

Воспитание детей — это, пожалуй, самый сложный опыт, который мы можем предпринять, став взрослыми.Не существует формулы или техники, которые подойдут для каждого ребенка, и мы часто тратим время, пытаясь выяснить, что работает с нашим конкретным ребенком. Хотя каждый ребенок индивидуален и у каждого ребенка разные потребности, желания и желания, каждый ребенок выигрывает от структуры и безопасности. Все дети хотят знать, что окружающие их взрослые, особенно их родители, заботятся о том, чтобы они были в безопасном и заботливом месте. Одна из самых важных вещей, которые мы можем сделать, чтобы обеспечить нашим детям это структурированное, безопасное и стабильное место, — это поддержать родительский авторитет.

Детям важно знать, кто отвечает за семью. Но как быть с родителем, который столкнулся с трудностями в поддержании власти? А что насчет родителя, который позволил своим детям жить с кем-то еще? Или как насчет родителя, который изо всех сил пытался сохранить контроль в семье? Как родитель, важно восстановить и сохранить доверие и уважение к главе семьи.

Примите свою роль родителя

Роль родителя заключается не только в том, чтобы устанавливать правила и выносить наказания.Роль родителей заключается в обеспечении структурированного, безопасного и стабильного места для роста детей. Примите необходимые меры, чтобы убедиться, что у вас есть четкое представление о ваших семейных ценностях, а затем установите семейные правила, которые помогут поддержать эти семейные ценности. Сядьте со своими детьми и поговорите о правилах для семьи. Если вы боретесь с этим, вы можете получить совет разными способами. В Интернете есть множество сайтов с советами и идеями для родителей, и в большинстве сообществ есть центры ресурсов для родителей.Вы можете пойти на занятия по воспитанию детей, где вы сможете научиться различным способам работы со своими детьми и почерпнуть идеи для определения своих семейных ценностей.

Будьте последовательны

Когда у вас есть четкое представление о ваших семейных ценностях и у вас есть семейные правила, придерживайтесь их. Даже если вы плохо себя чувствуете или ваш ребенок плохо провел день в школе, придерживайтесь своих семейных ценностей и следуйте правилам. Четко сформулируйте свои ожидания и установите ограничения.Говори, что думаешь, и думай, что говоришь. Дети добиваются лучших результатов, когда им дают четкий набор правил, по которым они могут жить своей повседневной жизнью. Твердость не означает, что вы не можете прислушиваться к их отзывам. Дети умны, а взрослые не всегда правы. Иногда дети могут придумывать решения разногласий, которые могут сделать всех счастливыми. Просто убедитесь, что вы выполняете свои решения и то, что обещаете делать.

Будьте готовы к испытаниям

Наконец, восстанавливая родительский авторитет, будьте готовы к нескольким ухабам на дороге.Дети любого возраста будут проверять вас и проверять ваш авторитет. Знайте, что это нормально, и это случается в каждой семье в тот или иной момент. Вот несколько советов, которые следует помнить, когда вы чувствуете, что испытываете трудности:

  • Сохраняйте спокойствие, собранность и все под контролем. Все наладится.
  • Когда последствия к действиям установлены, стойте твердо.
  • Дайте ребенку возможность следовать вашим правилам.
  • Используйте дисциплину, соответствующую проступку.
  • Знайте, что делать дальше, если ваши дети не следуют вашим указаниям.

Всегда помните, вашим детям нужен структурированный, безопасный и стабильный дом. Вы поступаете правильно, забирая себе родительский авторитет.

Какие тактики вы использовали для сохранения родительской власти?

Валери Вудс, мать троих детей, учится в аспирантуре Университета Маунт Мэри, изучает Консультации по вопросам сообщества. Вудс ведет уроки в рамках программы «Психическое здоровье Америки», включая «Управление гневом», «Воспитание родителей» и «Расширение прав и возможностей женщин».Узнайте больше о психическом здоровье в Америке, посетив сайт www.mhawisconsin.org.

Советы по родительскому контролю и полномочиям

×

Неуважение … неповиновение … обратная связь … отсутствие мотивации …

Расстроены и измучены поведением вашего ребенка?

Получите БЕСПЛАТНЫЙ личный план воспитания сегодня.

Начать опрос Спасибо, не надо

У вашего ребенка вспышек гнева , таких как истерики, бить, бить стены и бросать вещи?

Назад Следующий

Хотите узнать, как использовать последствия более эффективно?

Назад Следующий

Backtalk… жалобы … аргументы … отношение … просто игнорирование вас

Вы боретесь с неуважением или словесным оскорблением со стороны вашего ребенка?

Назад Следующий

Вашему ребенку был поставлен диагноз оппозиционно-вызывающее расстройство (ODD)?

Или ваш ребенок демонстрирует последовательную и суровую модель гнев, раздражительность, споры, неповиновение и мстительность по отношению к вам или другие авторитетные фигуры?

Назад Следующий

Запугивание… агрессия … физическое насилие и насилие

Вы обеспокоены тем, что ваш ребенок может причинить физический вред вам или другим людям?

Назад Следующий

Вы должны выбрать хотя бы одну категорию для создания личного плана воспитания детей:

Назад Следующий

Составление личного плана воспитания детей

3 Характеристики здорового родительского авторитета — Ширли Солис

Недавно я разговаривал с мамой, цель которой — быть здоровым авторитетом.Мы начали изучать понятие авторитета и его значение для нее как для родителей. Во время нашей коучинг-сессии я понял, что, хотя авторитет — это обычное слово в нашем обществе, для большинства его определение не очень ясное.

Существует так много типов авторитета, и по этой причине может сбивать с толку правильное определение авторитета.

Подумайте об этом…

Если мы говорим о государственной власти, это может выглядеть в одну сторону. Тогда как у полиции могло бы получиться иначе.И ни в одном из этих примеров определение авторитета не будет полностью подходящим для воспитания детей, потому что стратегии в каждом из этих примеров просто не будут работать в построении прочных отношений с нашими детьми. В идеальном мире все эти авторитетные деятели должны жить по одним и тем же принципам, но потребности и ценности нашего общества не допускают этого. В результате у нас есть все вышеперечисленное в качестве примеров, а также воспоминания о наших авторитетных родителях, которые могли или не могли хорошо поработать, давая четкое определение здорового родительского авторитета.

Следовательно, — это наша обязанность и ответственность — продолжить изучение этой темы, , не предполагая, что мы знаем, что это такое, или предполагая, что мы делаем хорошую работу.

Есть 3 важные характеристики, которые каждый родитель должен учитывать в отношении своего авторитета:

  1. Здоровый родительский авторитет — это привилегия. Наша власть дана нам Богом, и ее не следует воспринимать как должное или злоупотреблять ею, создавая отношения типа «мой путь или дорога».Если мы осознаем, как часто родители и власти в целом злоупотребляют этой властью, И РЕЗУЛЬТАТЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ, которые это вызвало у детей и в нашем обществе, вы будете более осторожны при использовании этой привилегии. Поймите, если у вас есть такая власть, это не значит, что ваши дети будут автоматически уважать вас. Вы должны заслужить от них право хотеть слушать вас из любви, а не только потому, что вы занимаетесь властью над их жизнью. Когда у ребенка есть здоровый родительский авторитет, ребенок охотно слушает и принимает отношения, которые у него / нее есть с родителем или авторитетным лицом.Мы не можем обмануть детей. Если мы злоупотребляем своей властью или минимизируем нашу ответственность, они либо скажут нам, либо будут действовать.
  2. Здоровый родительский авторитет означает безоговорочную любовь к своим детям. Одна из наших основных ролей как авторитетных лиц — создать безопасное пространство для наших детей, чтобы они могли быть самими собой, чтобы они знали, что их принимают. Родители часто контролируют ситуацию или манипулируют ею, часто из страха. Когда присутствует страх, это явный признак того, что мы любим своих детей условно и ограничивающие убеждения в наших отношениях.Было бы легко думать, что мы контролируем наших детей, чтобы получать хорошие оценки, потому что мы их любим, но в любви есть свобода, и величайшая любовь — дать другому человеку возможность управлять собой соответствующим образом. Прекрасный пример этого — Бог. Бог — идеальный авторитет в моей жизни, хотя так было не всегда. Изначально я видел в Боге авторитетную фигуру, которая будет наказывать меня за все мои плохие поступки и каждый раз следить за тем, чтобы я за них платил. Сегодня я моделирую свой родительский авторитет после моего нового опыта общения с Богом.Он очень открыт со мной и любит меня безоговорочно. Чтобы уравновесить свободу, которую Он предлагает, Бог устанавливает здоровые границы и естественные последствия для нас, чтобы мы могли процветать, без какого-либо контроля… и при всем этом Он не боится нашего поведения. Его главная роль — любить нас безоговорочно.
  3. Здоровый родительский авторитет ведет семью с сильным видением. Пожалуйста, считайте генерального директора растущей компании хорошим примером здорового родительского авторитета. Даже несмотря на то, что он / она находится на «вершине» компании, он / она не помешаны на контроле, пытаясь управлять всеми сотрудниками на микроуровне.В противном случае он / она не смог бы выполнять свою работу. Скорее, главная роль этого генерального директора состоит в том, чтобы быть провидцем, лидером, тем, кто наделит полномочиями тех, за кем он работает. Как родитель, вы должны быть такими дальновидными. Поощряйте своих детей и дайте им представление о том, что вы видите для своей семьи. Позвольте своим детям расти и развиваться как лидеры, всегда тренируя их, обучая и наставляя их для получения нового опыта.

Вот видео, где я больше делюсь своими мыслями о том, что такое здоровый родительский авторитет:

Ссылка на Youtube: Healthy Parental Authority

Вопрос: Кто являются авторитетными фигурами в вашей жизни и как вы относитесь к власти? Как вы думаете, какие еще черты присущи здоровому родительскому авторитету?

Подростковый возраст и родительская власть | Психология сегодня

Что такое родительский авторитет и почему он важен?

Власть родителей зиждется на двух основах: власть лидера, которая заставляет ребенка делать то, что хотят родители, и способность обучать ребенка тому, что, по их мнению, является разумным.

В обоих случаях родители стремятся повлиять на выбор, который делает ребенок. Они хотят иметь это влияние, чтобы поддержать огромную ответственность, которую они взяли на себя за ежедневный уход за ребенком и его здоровый рост.

Родительский авторитет легче установить в детстве их сына или дочери (примерно до 8-9 лет), чем в подростковом возрасте (начало 9-13).

В это время, в конце начальной или начальной средней школы, родители начинают слышать больше заявлений противодействия, таких как: «Почему я должен?» «Мне не нужно!» «Ты не можешь меня заставить!» И все больше жалоб типа: «Это моя жизнь, а не твоя!» «Все, что ты делаешь, это приказываешь мне!» «Ты не хозяин мира!»

Кроме того, есть нескончаемые аргументы: «Дайте мне вескую причину!» И настойчивая игра в задержку: «Я сделаю это позже!» Так что же случилось с кооперативным ребенком?

Подростки оспаривают правила и ограничения взрослых, потому что они хотят добиться большей независимости.Будучи преисполнены решимости действовать больше на своих условиях, они протестуют против навязывания требований и ограничений их свободы.

Если ребенок жил в возрасте командования («Я должен делать то, что говорят мои родители, потому что я должен»), подростки вступили в возраст согласия («Мои родители не могут заставить меня или остановить меня, если я не согласен». )
С этого момента наблюдается более активное и пассивное противодействие родительской власти.

Таким образом, хотя это может показаться оскорбительным, в словах упрямого подростка своим родителям есть доля правды: «Привыкай!» В подростковом возрасте подчинение родительскому авторитету становится менее автоматическим.Вот почему легче воспитывать зависимого ребенка, чем независимого подростка. Последней идет более сложная «половина» воспитания.

Формула подчинения родительскому авторитету проста: приказ + согласие = подчинение. Родительские права не являются автоматическими или абсолютными. Дело не в том, что родители могут контролировать выбор подростков; это вопрос контроля над собственным выбором таким образом, чтобы он мог утвердить свое влияние. А это требует работы, работы ради согласия.

Согласие может быть обеспечено различными родительскими подходами — заявлением о вашей потребности в сотрудничестве, направлением серьезного и твердого запроса, привязкой последствий к соблюдению или несоблюдению требований, неоднократным настойчивым требованием продемонстрировать свои серьезные намерения, объяснением убедительных причин, заключением сделки с получить то, что хочешь.

Иногда я слышу, как родители жалуются на изменение отношения своего подростка.

«Проблема в том, что мой подросток больше не уважает мой авторитет!» Папа был зол.

«Как узнать?» Я спросил.

«Потому что она спорит со всем, что я ей говорю!» был его ответ.

«А после ссоры?» Я продолжил.

«Что ж, тогда она наконец делает то, что я хотел, в свое удобное время. Это утомительно! Понимаете, что я имею в виду? Никакого уважения!»

Но я не согласился. «Если она обратила внимание на то, что вы сказали, оспаривая это, а затем в конечном итоге сделала то, о чем вы просили, это означает, что она по-прежнему уважает ваш авторитет. Просто ей это нравится меньше.«

В подростковом возрасте подчинение авторитету часто сопровождается парой нежелательных компромиссов. Во-первых, дочь отца должна сказать свое слово, прежде чем отец добьется своего. Во-вторых, хотя он может заявить, чего хочет, когда это будет выполнено, зависит от нее. Получив достаточно «скажи» и достаточно «когда», она делает то, что он просит. Как аргумент, так и отсроченное подчинение родительскому авторитету демонстрируют уважение, просто уважение более неохотного характера. Неуважение проявляется в игнорировании и отказе.

В подростковом возрасте родители часто не получают именно того, чего хотят, именно так, как они хотят, именно тогда, когда они этого хотят, и это нормально. Чем старше становится подросток, тем сильнее он сопротивляется родительскому авторитету. И это противопоставление функциональное.

В конце концов, если молодой человек закончил подростковый возраст в начале или середине двадцатых годов и был доволен тем, что жил полностью на родительских условиях, то независимость никогда не была бы взята. Это обратная сторона чрезмерного родительского авторитета.Это может стимулировать зависимость двумя способами.

В каждом случае зависимости решения подростка «зависят» от того, что диктует родительский авторитет. Есть случай автоматического подчинения, когда жизненный выбор основан на желаниях родителей. «Я делаю то, что говорят мои родители, потому что они знают лучше всех, потому что я хочу доставить им удовольствие, потому что я не хочу их расстраивать из-за меня».

И есть случай автоматического противодействия, основанного на выборе родителей на том, чего не хотят родители. «Я отказываюсь жить так, как говорят мне родители, они не собираются контролировать мою жизнь на микроуровне, я иду против того, что говорят мои родители, потому что я не позволяю им указывать мне, что делать.»Консультируя старших подростков, я видел, как крайнее подчинение и противодействие могут быть врагами независимости. В обоих случаях авторитету взрослых позволяют управлять жизнью подростка.

В детстве преимущество родительского авторитета состоит в том, что он дает структуру и направление в жизни ребенка — родители заявляют, что делать, чего не делать, что правильно, что неправильно, что работает, что не работает. Это дает ребенку ориентир для принятия решений, который они могут усвоить и следовать без необходимости выяснять, как верить и вести себя полностью самостоятельно.Эта основа необходима ребенку для безопасного и здорового функционирования.

Хотя подростки по-прежнему нуждаются в подготовке и защите родительского авторитета, им также нужно больше опыта, чтобы стать самим авторитетом, если они когда-либо хотят стать функционально независимыми. Передача повышенного количества ответственности подростку — вот как осуществляется обучение тому, чтобы стать собственным авторитетом.

«Как я собираюсь контролировать свои расходы, если вы перестанете давать мне мои расходы на еженедельно и начнете давать мне их на месяц?» — спрашивает второкурсник.«Вам придется самому самому себе позаботиться о том, чтобы ваши деньги продолжались», — отвечают родители. «Вам придется сказать себе, что делать, а затем заставить себя сделать это».

Подросток обнаруживает, что, хотя он боролся с их авторитетом на многих фронтах, во многих отношениях признание их авторитета облегчило ему жизнь. Отказаться от родительского авторитета и установить независимый авторитет не так просто, как кажется, как подтвердят многие подростки последней стадии (18–23).

«Когда я учился в средней школе, я все время дрался с родителями.« Ты не можешь меня заставить! » Я бы сказал. Но поскольку я учусь в колледже, и их нет рядом, чтобы заставить меня или остановить меня, моя жалоба другая: «Я не могу заставить меня!» это проблема сейчас. Заставить себя делать то, что я знаю, что должен, стало такой битвой, которую я проигрываю чаще, чем побеждаю ».

Верно. Последняя битва за независимость в конце подросткового возраста ведется не против родительского авторитета, а против своего собственного.Это то, что карикатурист Уолт Келли описал много лет назад: «Мы встретили врага, и он — это мы». Или, как с грустью заключил один молодой человек во время консультации: «Проблема в моей жизни на самом деле не в других людях; проблема во мне».

Родители, которые, кажется, испытывают наибольшие трудности, когда начинается сопротивление подростков, — это те, кто связывает свой авторитет с чувством собственного достоинства — им нужно быть правыми, не подвергаться сомнению и брать на себя ответственность. Любая потеря авторитета может ощущаться как потеря лица, и поэтому недопустима.Это когда может возникнуть борьба за власть, когда родитель полон решимости пойти на все, использовать любые средства для победы, чтобы доказать, кто здесь главный. К сожалению, победа любой ценой обычно оказывается проигрышной, поскольку отношениям может быть нанесен значительный ущерб.

В конечном итоге исход битвы уже решен, потому что когда дело доходит до независимости, родители никогда не побеждают своего подростка. Подросток всегда заканчивает тем, что побеждает своих родителей.

И все же, наконец, освободившись от своей роли авторитета и от всей связанной с ней ответственности, родители на самом деле победили по-своему.Они наконец лишились работы. Теперь, добро и зло, их сын или дочь наконец-то во главе.

Подробнее о воспитании детей в подростковом возрасте см. В моей книге «ВЫЖИВАНИЕ ПОДРОСТКОВ ВАШЕГО РЕБЕНКА» (Wiley, 2013.) Информация на сайте: www.carlpickhardt.com

Запись на следующей неделе: Управление родителями в подростковом возрасте.

Родительские права, опека и право доступа Archieven

Родительские права относятся к ответственности за уход и воспитание несовершеннолетних детей: каждый имеет право и обязан воспитывать своих детей и заботиться о них.Таким образом, это отличается от права доступа или разделения (повседневной) заботы и воспитания. Например, два разведенных родителя могут иметь родительские права, но дети не могут находиться с обоими ровно половину времени. Хотя ежедневные задачи по уходу могут быть разделены неравномерно, это не влияет на авторитет — или, по крайней мере, не должно.

Родители, обладающие полномочиями решать все важные для ребенка вопросы, такие как выбор школы и основные медицинские процедуры. Кроме того, родители, обладающие полномочиями, несут ответственность за любой ущерб или долги, понесенные несовершеннолетним (в зависимости от его возраста).На практике это означает, что один из них является законным представителем ребенка и управляет его имуществом.

Дети всегда должны находиться под властью. Родители ребенка могут иметь совместную власть, или власть может принадлежать одному из родителей или даже ни одному из родителей. Родительские права прекращаются автоматически, когда ребенок достигает совершеннолетия, то есть ему исполняется восемнадцать лет.

Опека — это власть над ребенком, находящимся под опекой. Опекун не является родителем ребенка, но может быть родственником или молодежным учреждением.Когда опекун и их партнер имеют совместную власть над ребенком, это называется совместной опекой, например в случае приемных родителей.

Когда ребенок рождается во время или до брака, оба родителя имеют власть, и они сохраняют ее после развода. Когда дети рождаются вне брака, это не применяется. Мать, рожающая ребенка, получает полномочия в соответствии с положениями закона, а другой партнер может получить полномочия по запросу обоих партнеров путем (признания и / или) записи в реестре полномочий.Это не требует судебного разбирательства.

План воспитания детей

Все вопросы, касающиеся детей, изложены в плане воспитания детей. План воспитания является обязательным при подаче заявления о разводе или прекращении зарегистрированного партнерства через суд. Сожительствующие родители, которые разводятся, не обязаны заключать соглашения о детях в плане воспитания.

Споры между родителями разрешаются судом. Это может включать определение основного места жительства ребенка, изменение разделения ухода и воспитания или планы по перемещению внутри страны или за границу.Если сожительствующие родители, которые оба обладают родительскими правами, хотят запросить решение по аналогичным вопросам в суде, план воспитания также является обязательным.

Если невозможно представить план воспитания детей, то есть в случае острых конфликтов между родителями, адвокат может обосновать ходатайство о временном приостановлении выполнения этого требования или о решении суда, ограниченном только конкретными вопросами.

По запросу другого родителя суд может попросить изменить совместные родительские права на единоличные для запрашивающего родителя.Это происходит в случае острых конфликтов, которые вряд ли разрешатся в ближайшем будущем, и которые сказываются на ребенке. Такие запросы могут быть успешными только в случае серьезных проблем.

Право доступа и разделение ухода и воспитания

Право доступа — это взаимное право человека (родителя, бабушки и дедушки, отчима, третьего лица) и несовершеннолетнего поддерживать контакт. Для родителей, обладающих родительской властью, это также включает право и обязанность заботиться о ребенке и воспитывать его (разделение попечения и воспитания).

Когда родители, обладающие совместными полномочиями, расходятся после брака или совместного проживания, они должны указать, как они хотят разделить заботу и воспитание в плане воспитания, как упомянуто выше.

Согласно статье 8 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ), любой, кто поддерживает или поддерживает «семейную жизнь» (или «частную жизнь») с ребенком, имеет право доступа к ребенку. Это означает, что каждый, кто имел более или менее интенсивный контакт с ребенком, имеет право продолжить этот контакт.Для оценки может использоваться Международная конвенция о правах ребенка (CRC). Суд может принять иное решение, если продолжение контактов не в интересах ребенка, например, если доказано, что родитель не несет ответственности в отношениях с ребенком.

Выше уже говорилось, что полномочия — это не то же самое, что право доступа; уход и воспитание ребенка не могут распределяться равномерно, даже если родители имеют совместные полномочия. Доступ или ежедневный уход — это не то же самое, что совместное или равное воспитание.Родитель может иметь право доступа даже без совместных полномочий, а родители, обладающие совместными полномочиями, не обязательно имеют доступ к ребенку. В целом, однако, родитель, обладающий властью или поддерживающий «семейную жизнь» с ребенком, всегда будет иметь (право) доступ к ребенку. В 2013 году Верховный суд Нидерландов разработал для судей различные «инструменты» для облегчения (будущего) доступа, и эти инструменты следует применять в своих постановлениях. Соображения Верховного суда были следующими:

«(…) Если судья сочтет недостаточными основания, данные родителем, обладающим полномочиями, для отказа от сотрудничества с планом доступа или планом доступа, судья должен принять все соответствующие меры, чтобы мотивировать родителя, обладающего полномочиями, начать сотрудничество.Это обязательство со стороны национальных властей и, следовательно, со стороны судей, основано на ст. 8, из которого следует, что эти органы власти должны приложить все усилия для облегчения реализации семейной жизни между родителями и их детьми (см. Также ЕСПЧ, 17 апреля 2012 г., дело 805/09). Суд может направить стороны к медиации с их согласия. Без согласия сторон суд может назначить оценку третьей стороной, такой как Совет по защите детей, или экспертное заключение с применением медиации (a.к.а. судебная медиация). Другой вариант — отложить решение и ввести временную схему контактов. В этом случае будет проведено слушание о ходе работы, на котором обе стороны смогут выразить свое мнение о выполнении схемы и вопросах, связанных с доступом. Вероятность более активного участия судьи увеличивается, поскольку родитель, обладающий полномочиями, предоставляет недостаточные основания для мотивации их отказа от сотрудничества (…) »[1].

[1] Верховный суд Нидерландов, 17 января 2014 г., ECLI: NL: HR: 2014: 91

границ | Стили воспитания и отношения между родителями и подростками: посредническая роль поведенческой автономии и родительского авторитета

Введение

Различия в стилях воспитания и качествах взаимоотношений между родителями и детьми — давние темы исследований в области психологии развития и семейной психологии.Предыдущие исследования показали, что стили воспитания являются критическими факторами семейного контекста, которые тесно связаны с отношениями между родителями и подростками (Shek, 2002). Несмотря на большое количество исследований связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, существующие исследования в основном сосредоточены на прямом влиянии стилей воспитания на отношения между родителями и подростками, в то время как основные механизмы, посредством которых стили воспитания связаны с отношениями родитель-подросток. отношения редко исследуются.В настоящем исследовании изучались возможные опосредствующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, на связь между различиями в стилях воспитания и вариабельностью конфликтов и сплоченности в отношениях на выборке молодежи из материкового Китая. Мы также проверили, различались ли прямые и опосредованные эффекты для девочек и мальчиков.

Стили воспитания и отношения между родителями и подростками

Стиль воспитания определяется как совокупность отношения и поведения родителей к детям и эмоционального климата, в котором проявляется поведение родителей (Дарлинг и Стейнберг, 1993).В области воспитания огромное влияние оказали типологический подход Маккоби и Мартина (1983) и Баумринда (1991) к концептуализации воспитания. Они классифицировали воспитание детей на четыре типа в зависимости от отзывчивости и требовательности (Maccoby, Martin, 1983; Baumrind, 1991). Авторитарный стиль воспитания отличается отзывчивостью и требовательностью. Авторитетные родители обеспечивают не только поддержку и тепло, но также четко определенные правила и последовательную дисциплину (Baumrind, 1991).Авторитарный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью, но высокой требовательностью. Родители этого стиля склонны произвольно использовать враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться согласия, но они редко дают объяснения или позволяют словесные компромиссы. Снисходительный стиль воспитания характеризуется низкой требовательностью, но высокой отзывчивостью. Снисходительные родители отзывчивы к своим детям и удовлетворяют их потребности, но им не удается установить надлежащую дисциплину, контролировать поведение или требовать зрелого поведения.Наконец, небрежный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью и требовательностью. Небрежные родители ориентированы на родителей и редко занимаются воспитанием детей. Они не заботятся о своих детях и не устанавливают правил.

Подростковый возраст — критический период развития, который требует от родителей и молодежи пересмотра своих отношений (Laursen and Collins, 2009). Существующие исследования показали, что различия в стилях воспитания связаны с различиями в особенностях взаимоотношений родителей и подростков.В целом, большинство исследований с западными выборками неизменно показывают, что авторитетный стиль воспитания связан с более высоким уровнем сплоченности родителей и подростков (Nelson et al., 2011) и более низким уровнем частоты конфликтов (Smetana, 1995), интенсивностью конфликта (Smetana, 1995). ) и тотальный конфликт (McKinney, Renk, 2011). Напротив, авторитарный стиль воспитания связан с более низкой сплоченностью (McKinney and Renk, 2011) и более высокой частотой конфликтов (Smetana, 1995; Sorkhabi and Middaugh, 2014), интенсивностью (Smetana, 1995) и полным конфликтом (McKinney and Renk, 2011).Например, на выборке американских подростков Сметана (1995) обнаружил, что более частые и интенсивные конфликты были предсказаны более авторитарным воспитанием и менее авторитарным воспитанием. Аналогичным образом Соркхаби и Миддо (2014) проанализировали данные американских подростков азиатского, латиноамериканского, арабского, европейского или другого этнического происхождения. Они обнаружили, что подростки авторитарных родителей сообщали о меньших конфликтах, чем подростки с авторитарными родителями.

Большинство предыдущих исследований связи между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков было сосредоточено на одном или другом (e.г., Сметана, 1995; Нельсон и др., 2011; Соркхаби и Миддо, 2014). Однако конфликт не является противоположностью сплоченности, и рост одного из них со временем не обязательно связан с ослаблением другого (Zhang et al., 2006). Чтобы всесторонне понять связь между стилями воспитания и этими двумя аспектами взаимоотношений родителей и подростков, необходимо изучить оба этих аспекта. Кроме того, в большинстве предыдущих исследований редко выделяли частоту и интенсивность конфликтов или не изучали их одновременно. Частота конфликта относится к тому, как часто происходит конфликт, тогда как интенсивность конфликта относится к величине эмоционального возбуждения, которое происходит во время конфликта.Предыдущие исследования этих двух аспектов конфликта дали неоднозначные результаты. Например, Сметана (1995) обнаружил, что связи стилей воспитания с частотой и интенсивностью конфликтов очень похожи. Напротив, Assadi et al. (2011) сообщили, что частота была ниже для авторитарных родителей и выше для авторитарных родителей, но только авторитетное воспитание было связано с интенсивностью. Таким образом, следует изучить как интенсивность, так и частоту конфликтов.

Еще один серьезный пробел в литературе заключается в том, что в некоторых предшествующих исследованиях рассматривались все четыре стиля воспитания.Нам известно только одно американское исследование (подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами), в котором изучались конфликты, сплоченность и все четыре стиля воспитания (Smith and Hall, 2008). На самом деле, также важно изучить взаимосвязь между снисходительным и небрежным стилем воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками. В частности, небрежный стиль воспитания, который характеризуется как отстранение от процесса воспитания детей, может быть разрушительным для отношений между родителями и подростками. Таким образом, в свете пробелов в литературе, указанных выше, нашей первой основной целью было изучить связи между всеми четырьмя стилями воспитания и конфликтом между родителями и подростками (частотой и интенсивностью) и сплоченностью.Основываясь на предварительных данных, мы предположили, что конфликт (частота и интенсивность) будет самым высоким, а сплоченность — самой низкой для молодежи с авторитарными родителями, а конфликт — самым низким, а сплоченность — самым высоким для подростков с авторитарными родителями.

Автономия подростков и представления о родительской власти

Несмотря на многочисленные предыдущие исследования связи между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений между родителями и подростками, на удивление немногие исследовали механизмы, которые могли бы объяснить эту связь.Мы также устранили этот пробел в текущем исследовании. Согласно интегративной модели Дарлинга и Стейнберга (1993), стили воспитания влияют на результаты подростков, изменяя степень, в которой подростки принимают попытки своих родителей социализировать их. Когда родители используют определенные стили для воспитания детей, подростки становятся не просто пассивными социальными существами, но и играют активную роль в формировании отношений между родителями и подростками и в интерпретации родительского поведения таким образом, чтобы это влияло на их собственные результаты.Особенно важным для этого психологического процесса является отношение подростков к поведенческой автономии и законности родительского авторитета (Darling et al., 2007).

Ожидания подростков относительно поведенческой автономии

Автономия, в отличие от принудительного поведения, отражает действия, которые возникают в результате действия самого себя, а не других (Chen et al., 2013). Вариации стиля воспитания связаны с индивидуальными различиями в убеждениях подростков о независимости. Было показано, что авторитетное воспитание является наиболее полезным для молодежи в плане содействия здоровому нормативному развитию автономии (Baumrind, 1991).Напротив, авторитарные родители обеспечивали слишком много строгости и надзора за своими детьми, в то время как снисходительные и пренебрежительные родители обеспечивали недостаточный контроль и руководство. Подростки с неавторитетными родителями с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, которая не удовлетворяется надлежащим образом (Bush and Peterson, 2013). Однако важно отметить, что не все исследования находят, что авторитетное воспитание является оптимальным для автономии молодежи — различия в выводах могут быть связаны с характеристиками выборки или используемыми показателями (например,г., Дарлинг и др., 2005; Чан и Чан, 2009).

Развитие автономии подростков, в свою очередь, может влиять на особенности взаимоотношений родителей и подростков. Родители и подростки ожидают увеличения автономии с возрастом, но подростки обычно требуют автономии раньше, чем их родители готовы ее предоставить (Jensen and Dost-Gözkan, 2015; Pérez et al., 2016). Стремление подростков к большей автономии, чем их родители хотят предоставить им, побуждает молодежь больше контролировать свои собственные дела и более критически относиться к контролируемому поведению своих родителей — модель, которая вызывает конфликт и снижает сплоченность (Fuligni, 1998; Zhang и Fuligni, 2006).

Убеждения подростков о родительской власти

В дополнение к изменениям в развитии автономии, подростковый возраст также является периодом изменения отношения молодежи к родительской власти — в частности, степени, в которой родительский контроль рассматривается как надлежащее расширение их роли (Darling et al., 2008). ). По сравнению с другими стилями воспитания у авторитетных родителей есть дети и подростки, которые с большей вероятностью подтверждают законность родительского авторитета (Smetana, 1995; Darling et al., 2005; Trinkner et al., 2012). Напротив, авторитарные родители склонны определять проблемы как слишком жестко подпадающие под родительскую юрисдикцию, а снисходительные и пренебрежительные родители определяют их слишком снисходительно (Smetana, 1995; Baumrind, 2005). В таких случаях подростки и родители могут быть лишены возможности обсуждать и согласовывать соответствующие границы, что, в свою очередь, может заставить молодежь сомневаться и сомневаться в законности родительского авторитета.

Отношение к легитимности власти также связано с особенностями взаимоотношений родителей и подростков.Подтверждение подростками родительского авторитета связано с большей сплоченностью и меньшим количеством конфликтов с родителями (Zhang et al., 2006; Jensen and Dost-Gözkan, 2015) — в одном исследовании эта закономерность обнаружена в Мексике, Китае, Филиппинах и Европе. семьи (Fuligni, 1998).

В целом, существуют четко установленные связи между стилем воспитания, убеждениями подростков (в частности, об автономии и родительском авторитете) и качествами отношений между родителями и подростками. Однако эти различные конструкции не были изучены все вместе в одном исследовании.Кроме того, хотя в предыдущих исследованиях изучались связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, не было исследований, которые бы проверяли, опосредуют ли эти ассоциации ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и поддержки родительского авторитета. Таким образом, наша вторая цель состояла в том, чтобы проверить гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и вера в законность родительского авторитета будут опосредовать связь между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками.

Роль подросткового пола

Третья и последняя цель настоящего исследования заключалась в изучении потенциальных гендерных различий в отношениях между стилями воспитания, конфликтом и сплоченностью родителей и подростков, ожиданиями подростков поведенческой автономии и одобрения родительского авторитета. Есть основания ожидать, что различия будут обнаружены, хотя результаты могут отличаться в зависимости от стилей воспитания и рассматриваемых особенностей родительско-подростковых отношений. Например, Шек (2002) сообщил о связи между родительским негативом и более серьезным конфликтом между родителями и подростками, только для девочек.Эти различия могут отражать различные цели социализации для мальчиков и девочек, при этом девочки ориентированы больше на семейные отношения и подчинение, а мальчики ориентированы на автономию и самостоятельность (Shek, 2002; Zhang et al., 2006). Основываясь на предыдущих исследованиях, мы ожидали найти более сильную связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений родителей и подростков у девочек по сравнению с мальчиками. Однако, учитывая отсутствие предшествующих исследований убеждений об автономии и родительской власти как посредниках, у нас не было гипотез относительно пола как модератора этих опосредующих эффектов.

Китайский культурный контекст

В заключение, еще одним обоснованием для текущего исследования было рассмотрение нехватки исследований семей материкового Китая, опубликованных в международной литературе. Существующие данные почти полностью основаны на исследованиях семей из западных промышленно развитых стран, хотя в материковом Китае проживает самое большое количество детей и подростков в мире — в 2016 году 13% или почти каждый восьмой из 0–14-летнего населения земного шара. летние (Всемирный банк, 2017).Нам известно только об одном актуальном опубликованном исследовании стилей воспитания и отношений между родителями и подростками, которое показало, что авторитетные матери демонстрируют самый высокий уровень, а авторитарные матери — самый низкий уровень сплоченности матери и подростка (Zhang et al., 2017). Добавление к литературной базе данных из незападных стран, таких как Китай, способствует расширению и углублению знаний о процессах взаимоотношений родителей и подростков.

Изучение семей материкового Китая также дает уникальную возможность изучить семейные процессы, потому что его культура сильно отличается от западных контекстов.Особо выделяются две особенности. Во-первых, Китай был уникальным в мире своей «политикой одного ребенка», проводившейся правительством с 1979 по 2016 год. Это привело к значительным изменениям в семье, которые часто называют семейной структурой «4-2-1» (четыре бабушка и дедушка, двое родителей и один ребенок). В этом контексте отношения между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью родителей и подростков в Китае могут отличаться от таковых в западных культурах. Во-вторых, китайская культура уходит корнями в конфуцианство, которое подчеркивает коллективистские ценности, такие как соответствие социальным нормам, подчинение власти, установление прочных отношений с другими и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). В этой строгой иерархической структуре запросы отдельных лиц на автономию и любое поведение, потенциально угрожающее групповой гармонии, не приветствуются, в то время как большое уважение к родительскому авторитету высоко ценится (Fuligni, 1998). Более того, некоторые исследования показали, что убеждения подростков в автономии и авторитете по-разному зависят от особенностей семейных отношений в зависимости от культурного контекста. Например, в одном исследовании сообщалось, что интенсивность конфликтов с матерями была выше для подростков с меньшим уважением к родительской власти в семьях афроамериканцев и латинян, но не европейцев американцев (Dixon et al., 2008). Таким образом, существует потребность в расширении разнообразия выборок в этой литературе, чтобы лучше понять, какие аспекты соответствующих семейных процессов действуют сходно или по-разному в различных культурных контекстах.

В целом, настоящее исследование направлено на три цели в выборке семей из материкового Китая: (1) изучить связи между четырьмя стилями воспитания и конфликтом в отношениях между родителями и подростками (частота и интенсивность) и сплоченностью, включая проверку гипотезы о том, что конфликт будет быть наивысшим, а сплоченность низшей для авторитарных родителей, наименьшей конфликтностью и высшей сплоченностью для авторитарных родителей; (2) проверить гипотезу о том, что связи между стилем воспитания и особенностями отношений между родителями и подростками будут статистически опосредованы ожиданиями и убеждениями подростков в отношении автономии относительно родительского авторитета; и (3) проверить гипотезу о том, что связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений (исследованная в Цели 1) будет сильнее для девочек, чем для мальчиков, а также изучить гендерные различия в опосредующих эффектах (гипотеза в Цели 2).

Материалы и методы

Участники и процедура

Всего 633 студента (48,5% женщины, что соответствует доле в китайском населении) в 7-м ( M , возраст = 13,50 ± 0,62 года), 9-м ( M в возрасте = 15,45 ± 0,67 года) и 11-й ( M возраст = 17,30 ± 0,75 года) классы четырех школ в Цзинане, столице провинции Шаньдун на Ближнем Востоке Китая, заполнили анкеты самооценки.Из-за реализации политики одного ребенка в материковом Китае 90 процентов из них были только детьми.

Опросы проводились в классе через групповое администрирование; студентов попросили не общаться друг с другом при заполнении анкеты. Члены исследовательского персонала проводили опросы в классе, рассказывая о цели этого исследования и добровольном характере участия, читая инструкции и отвечая на любые вопросы, возникшие в период сбора данных.Все участники дали письменное информированное согласие. Кроме того, все родители участников были уведомлены об исследовании и получили возможность отозвать своих детей от участия в исследовании. Все родители дали письменное информированное согласие на участие своих детей в этом исследовании. Институциональный наблюдательный совет Шаньдунского педагогического университета одобрил эти процедуры исследования.

Меры

Стили воспитания

Стили воспитания оценивались с использованием китайской версии Steinberg et al.Анкета по стилям воспитания (1994) (Long et al., 2012). Две подшкалы включают меру воспитания: принятие / участие и строгость / надзор. Подшкала принятия / участия (α = 0,84) представляла собой среднее значение из 15 пунктов, которые использовались для оценки отзывчивого, любящего и вовлеченного воспитания (например, «Я могу рассчитывать на своих родителей, которые помогут мне, если у меня возникнут какие-то проблемы». ). Подшкала строгости / надзора (α = 0,78) представляла собой среднее значение из 12 пунктов, которые использовались для оценки мониторинга и надзора (например,g., «Как сильно ваши родители пытаются узнать, где вы выходите ночью»). Подростки должны были указать силу поддержки с использованием 5-балльной шкалы в диапазоне от 1 ( полностью не согласен, ) до 5 ( полностью согласны, ) по каждому пункту. Подтверждающий факторный анализ показал, что измерение стилей воспитания (а также подтверждение родительского авторитета, ожиданий в отношении поведенческой автономии и конфликта и сплоченности между родителями и подростками) имело приемлемую конструктивную валидность и сильную измерительную инвариантность в зависимости от пола (см. Дополнительные материалы в Интернете и дополнительную таблицу S1. ).

Подтверждение полномочий родителей

Убеждения подростков о законности родительской власти были оценены с использованием китайской версии анкеты Сметаны (1988) (Zhang and Fuligni, 2006). Студентам был представлен список из 13 тем в виде отдельных пунктов, таких как комендантский час, выбор одежды и выбор друзей, и их спросили, могут ли отец или мать сформулировать правило по каждой теме. Ответы на каждую тему / вопрос были закодированы по 4-балльной шкале от 1 ( Это не нормально, ) до 4 ( Это совершенно нормально, ).Они были усреднены отдельно для матери (α = 0,84) и отца (α = 0,86).

Ожидания поведенческой автономии

Ожидание подростками поведенческой автономии было измерено на основе анкеты Fuligni (1998). Студентам был предложен список из 12 вариантов поведения (например, «смотрите телевизор столько, сколько хотите»). Затем подростки указали степень ожидания по каждому пункту, используя 4-балльную шкалу в диапазоне от 1 (, сильно ожидают, ) и 4 (, не ожидают совсем, ) (α = 0.86). Чтобы достичь согласованности по всем инструментам, чтобы высокий балл отражал высокий уровень измеряемой переменной, эти записи были перевернуты, так что 1 был перекодирован как 4, 2 как 3, 3 как 2 и 4 как 1.

Конфликт родителей и подростков

Восприятие подростками частоты и интенсивности конфликтов со своими матерями и отцами было измерено с помощью китайской версии Контрольного списка проблем (Prinz et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Студенты указали, были ли 16 конкретных тем (e.g., работа по дому, ругательства) обсуждались или нет с их родителями в течение последних 2 недель (с использованием бинарной шкалы: да или нет ). Затем для каждой одобренной темы обсуждения подростки сообщали об интенсивности конфликта при обсуждении каждой темы, используя 5-балльную шкалу, которая варьировалась от 1 ( очень спокойный ) до 5 ( очень сердитый ). Чтобы соответствовать предыдущим исследованиям (например, Fuligni, 1998), частота конфликтов вычислялась путем суммирования количества дискуссий, оцененных как содержащие гнев (2 или больше по 5-балльной шкале).Интенсивность конфликта определялась путем усреднения оценок подростков по тем вопросам, которые обсуждались (мать: α = 0,72, отец: α = 0,73).

Сплоченность родителей и подростков

Подростки заполнили подшкалу сплоченности китайской версии шкалы оценки семейной адаптации и сплоченности (FACES) II отдельно для каждого родителя (Olson et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Эта шкала включала 10 пунктов (например, «Мы с мамой [отцом] очень близки»).Восприятие учащимися сплоченности с родителями оценивалось по 5-балльной шкале от 1 ( почти никогда, ) до 5 ( почти всегда ) отдельно для матери (α = 0,82) и отца (α = 0,79).

Управляемые переменные

Оценка и социально-экономический статус (SES) контролировались в этом исследовании. Оценка SES была рассчитана путем усреднения стандартизированного образования и профессии обоих родителей. Образование родителей кодировалось следующим образом: 1 = уровень начальной школы или ниже, 2 = неполная средняя школа, 3 = средняя школа, 4 = колледж или выше.Занятие кодировалось как 1 = крестьянин или безработный, 2 = рабочий, 3 = профессиональный или полупрофессиональный. Что касается уровня образования родителей, то примерно 0,8% матерей и 0,3% отцов имели законченное начальное образование или меньше, а 38,5% матерей и 57,1% отцов имели высшее или высшее образование. Остальные имели неполное среднее образование (7,6% матерей и 5,5% отцов) или старшее среднее образование (48,2% матерей и 31,5% отцов). Профессиональный статус матери и отца соответственно был следующим: 6.2 и 2,7% были крестьянами или безработными, 28,4 и 23,4% имели рабочие должности, а 64,9 и 73,6% имели профессиональную или полупрофессиональную деятельность.

Результаты

Описательная статистика

Мы использовали однофакторный тест Хармана, чтобы проверить систематическую ошибку обычного метода. Результаты показали, что возникло 30 факторов с собственными значениями больше 1,0, а на первый фактор приходилось только 16,53% общей дисперсии. Поскольку появилось более одного фактора, и первый фактор не учитывал большую часть дисперсии (Podsakoff and Organ, 1986), систематическая ошибка метода не вызывала серьезного беспокойства в настоящем исследовании.

Кластерный анализ методом K-средних был использован для определения четырех стилей воспитания. Вместо определения стилей воспитания априори , основанных на субъективных пороговых значениях (Steinberg et al., 1994), в кластерном анализе семьи группируются в соответствии с их оценками по различным характеристикам воспитания (Henry et al., 2005). Чтобы проверить кластерное решение, мы повторно проанализировали данные с помощью другого кластерного метода — иерархического кластерного анализа (Henry et al., 2005; Hoeve et al., 2007). Мы повторили иерархический кластерный анализ десять раз, применяя стандартизированный метод евклидова расстояния в качестве меры расстояния и используя алгоритм Уорда. Процедура перекрестной проверки (Mandara, 2003) приводит к умеренным соглашениям ( k = 0,71, диапазон: 0,67–0,75).

Чтобы обозначить четыре группы, мы исследовали стили воспитания, вычислив односторонний дисперсионный анализ стандартизированных оценок параметров воспитания с кластерами, выступающими в качестве факторов. Результат показал, что переменные кластеризации значительно различались между параметрами воспитания [принятие / участие: F (3608) = 472.58, p <0,001, η 2 = 0,70; строгость / надзор: F (3 608) = 280,35, p <0,001, η 2 = 0,58]. Авторитетными родителями были те, кто получил высокие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = 0,95, строгость / надзор: z = 0,76), тогда как пренебрежительные родители получили низкие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = — 1,45, строгость / надзор: z = -1,06). Авторитарные родители получили низкий балл по принятию / вовлечению ( z = -0.61), но высокие по параметру строгость / надзор ( z = 0,50), тогда как снисходительные родители получили высокие баллы по принятию / вовлечению ( z = 0,15), но низкие по параметру строгость / надзор ( z = -0,77).

Описательная статистика для переменных исследования представлена ​​в Таблице 1, а двумерные корреляции представлены в Таблице 2. Что касается описательных характеристик, для четырех стилей воспитания были обнаружены следующие частоты: 152 (24,0% от общей выборки) авторитарный; 200 (31.6%) авторитетные; 83 (13,1%) нерадивые; и 177 (28,0%) снисходительных. Средний балл веры в авторитет родителей и ожиданий поведенческой автономии варьировался от 2 до 3, что означает, что подростки сообщили о среднем уровне поддержки родительского авторитета и ожиданий автономии. Средние баллы частоты конфликтов варьировались от 2 до 4, а средние баллы интенсивности конфликтов — от 1 до 2, что позволяет предположить, что подростки сообщили о низком уровне частоты и интенсивности конфликтов.Поскольку сплоченность составила более 3 баллов (за исключением девочек с пренебрежительными родителями), подростки сообщили о среднем или высоком уровне сплоченности с родителями.

ТАБЛИЦА 1. Средние значения и стандартные отклонения всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

ТАБЛИЦА 2. Корреляции для всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

Обращаясь к корреляциям, хотя за некоторыми исключениями, в целом более высокие ожидания подростков в отношении поведенческой автономии были связаны с большей частотой и интенсивностью конфликтов и меньшей сплоченностью.Более сильное одобрение подростками законности родительской власти было связано с большей сплоченностью, но менее частыми и интенсивными конфликтами.

Ссылки с родительскими стилями

Для изучения связей между четырьмя стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками была проведена серия анализов ковариантности 4 (стили воспитания) × 2 (пол ребенка). В то же время мы также исследовали, различается ли ожидание подростков автономного поведения и одобрения родительского авторитета в зависимости от пола и стиля воспитания подростков.SES и оценка служили в качестве переменных.

Для ожидания подростками автономного поведения основное влияние стилей воспитания было значительным [ F (3,597) = 8,74, p <0,001]. Бонферрони post hoc t -тесты показали, что подростки авторитетных родителей сообщили о более низком уровне ожидания поведенческой автономии ( M = 2,18, SD = 0,60), чем подростки без внимания [ M = 2,70, SD = 0.64, t (278) = 4,66, p <0,001], снисходительные [ M = 2,48, SD = 0,62, t (371) = 3,75, p <0,01] и авторитарные родители [ M = 2,43, SD = 0,66, t (344) = 2,79, p <0,05].

Для легитимности родительской власти главное влияние стилей воспитания было значительным [мать: F (3,597) = 30,26, отец: F (3,597) = 29,62, p s <0.001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самой высокой поддержке родительского авторитета (мать: M = 2,73, SD = 0,53; отец: M = 2,71, SD = 0,56), тогда как подростки от небрежных родителей сообщили о самой низкой поддержке родительских полномочий (мать: M = 2,06, SD = 0,47; отец: M = 1,98, SD = 0,54). Подростки, воспитанные авторитарными методами (мать: M, = 2,42, SD, = 0.59; отец: M = 2,38, SD = 0,62) и снисходительные родители (мать: M = 2,26, SD = 0,51; отец: M = 2,25, SD = 0,55) сообщили о поддержке родителей между двумя другими группами (мать: t > 2,86, p <0,05; отец: t > 3,52, p <0,01). Взаимодействие между полом и стилями воспитания также было значительным [мать: F (3,597) = 2.53, p = 0,056; отец: F (3,597) = 3,03, p <0,05]. Post hoc зондирование не выявило гендерных различий для молодежи с авторитарными, авторитарными и пренебрежительными родителями. Напротив, для молодежи с снисходительными родителями мальчики сообщали о большей поддержке родительской власти (мать: M = 2,37, SD = 0,56; отец: M = 2,39, SD = 0,60), чем девочки [мать : M = 2,16, SD = 0.44, t (171) = 2,62, p <0,01; отец: M = 2,12, SD = 0,46, t (171) = 3,52, p <0,01].

Что касается интенсивности конфликта с родителями, то основной эффект стилей воспитания был значительным [мать: F (3,595) = 7,49, p <0,001; отец: F (3,583) = 3,90, p <0,01]. Подростки безнадзорных [мать: M = 1,74, SD = 0.62, т (253) = 3,99, р <0,001; отец: M = 1,73, SD = 0,81, t (245) = 2,58, p = 0,06] и авторитарные родители [мать: M = 1,63, SD = 0,54, t (320) = 3,01, p <0,05; отец: M = 1,63, SD = 0,75, t (313) = 2,49, p = 0,08] сообщил о более интенсивном конфликте, чем у снисходительных родителей (мать: M = 1.46, SD = 0,43; отец: M = 1,45, SD = 0,46). Кроме того, подростки с пренебрежительным воспитанием также сообщили о более интенсивном конфликте с матерями, чем при авторитетном воспитании [ M = 1,49, SD = 0,47, t (276) = 3,61, p <0,01]. Что касается частоты конфликтов с родителями, то ни один из эффектов не был значительным.

Что касается сплоченности, пол в значительной степени связан со сплоченностью матери и ребенка [ F (1,597) = 9.07, p <0,01], с большей сплоченностью, обнаруженной для дочерей, чем для сыновей (девочки: M = 3,70, SD = 0,66; мальчики: M = 3,42, SD = 0,59). И для матерей, и для отцов основное влияние оказали стили воспитания [мать: F (3,597) = 37,53, отец: F (3,597) = 26,49, p s <0,001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самом высоком уровне сплоченности (мать: M = 3,85, SD = 0.58; отец: M = 3,77, SD = 0,63), за которым следует снисходительное [мать: M = 3,59, SD = 0,52, t (371) = 4,20, p <0,001; отец: M = 3,55, SD = 0,63, t (371) = 3,15, p <0,05], авторитарный [мать: M = 3,41, SD = 0,60, t ( 320) = 2,62, p = 0,05; отец: M = 3,29, SD = 0,72, t (320) = 3.33, p <0,01] и пренебрежительные родители [мать: M = 3,05, SD = 0,67, t (227) = 4,78, p <0,001; отец: M = 3,02, SD = 0,75, t (227) = 2,94, p <0,05]. Наконец, основной эффект стиля воспитания для матерей определялся полом ребенка [ F (3,597) = 1,34, p <0,01]. Сплоченность была выше у девочек, чем у мальчиков, только у авторитетных [девочки: M = 4.03, SD = 0,55; мальчики: M = 3,64, SD = 0,56, t (195) = 4,77, p <0,001] и уютные дома [девочки: M = 3,70, SD = 0,50; мальчики: M = 3,48, SD = 0,50, t (171) = 2,61, p <0,01].

Посреднические эффекты

Чтобы проверить нашу вторую гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти будут опосредовать связи между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками, мы использовали моделирование структурных уравнений в Mplus 7.4 (Рисунки 1-3, для анализа частоты конфликтов, интенсивности конфликтов и сплоченности, соответственно). SES и оценка были включены в качестве переменных. Переменная категориального стиля воспитания была представлена ​​в виде трех фиктивных переменных с авторитетным родителем в качестве эталонной категории. Поскольку в шкале ожиданий автономии было много пунктов, мы использовали общую технику разделения, чтобы оценить высоконадежную скрытую конструкцию для этой переменной путем случайного распределения пунктов по четырем почти одинаковым наборам показателей (Little et al., 2002). Наконец, латентные переменные были сконструированы (с использованием шкал матери и отца в качестве индикаторов) для переменных конфликта и сплоченности, а также отношения к законной переменной родительского авторитета. Все модели показали хорошее соответствие данным [частота конфликтов: χ 2 = 160,99, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,95, RMSEA = 0,055; интенсивность конфликта: χ 2 = 167,23, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,94, RMSEA = 0,058; сплоченность: χ 2 = 192.55, df = 56, CFI = 0,95, TLI = 0,93, RMSEA = 0,063).

РИСУНОК 1. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и частотой конфликтов между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Во всех трех моделях подростки, выросшие в небрежных, снисходительных и авторитарных семьях (по сравнению с авторитарными), сообщили о более низком уровне убеждений в отношении родительского авторитета и более высоких ожиданиях относительно автономии поведения.Что касается частоты (Рисунок 1) и интенсивности (Рисунок 2) конфликта, большее ожидание автономии было связано с более частым и интенсивным конфликтом, тогда как в отношении сплоченности родителей и подростков (Рисунок 3) большее одобрение власти было связано с большей сплоченностью отношений. Кроме того, интенсивность конфликта была ниже для молодежи с снисходительными родителями, а сплоченность была ниже для молодежи с пренебрежительными, снисходительными или авторитарными (по сравнению с авторитарными) родителями.

РИСУНОК 2. Ожидание подростками автономии и убеждения об авторитете родителей как посредниках между стилями воспитания и интенсивностью конфликта между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

РИСУНОК 3. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и сплоченностью родителей и подростков.В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Значимость косвенных эффектов была рассчитана с использованием бутстрэппинга с 1000 повторных выборок. 95% -ный доверительный интервал (ДИ), скорректированный на предвзятость, показал значительные косвенные эффекты от небрежного, снисходительного и авторитарного стиля воспитания до частоты и интенсивности конфликта между родителями и подростками через ожидание подростками автономного поведения.Для частоты конфликтов 95% доверительные интервалы были [0,033,0,126], [0,022,0,102] и [0,014,092] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Для интенсивности конфликта 95% доверительных интервалов были [0,042,0,131] [0,027,0,105] и [0,019,0,097] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Также имелись значительные косвенные последствия для сплоченности через веру подростков в законность родительской власти. 95% доверительных интервалов составили [-0,202, -0,081], [-0,185, -0,071] и [-0,128, -0,0341] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно.

Сдерживающее влияние пола подростков

Учитывая возможные гендерные различия в путях, мы провели анализ в нескольких группах. Мы предположили, что связь между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков будет сильнее у девочек, чем у мальчиков; однако у нас не было гипотез относительно посредников. Статистические данные разности хи-квадрат (Δχ 2 ) использовались для сравнения соответствия между моделями. Все структурные пути были ограничены, чтобы быть равными для мальчиков и девочек, и общая подгонка модели сравнивалась с моделью без каких-либо ограничений.Что касается частоты и интенсивности конфликтов, модели без ограничений и с полным ограничением существенно не различались, что свидетельствует об отсутствии гендерной модерации [Δχ 2 (11) = 14,88, Δχ 2 (11) = 14,96, p s > 0,05 ]. Напротив, для сплоченности модель без ограничений обеспечила значительно лучшее соответствие, чем модель с ограничениями [Δχ 2 (11) = 23,45, p <0,05]. Чтобы интерпретировать это, мы сравнили коэффициенты пути для мальчиков и девочек один за другим (см. Рисунок 4).Негативный прогноз сплоченности от пренебрежительного и авторитарного воспитания (по сравнению с авторитарным воспитанием) был сильнее для девочек, чем для мальчиков; это соответствовало нашей гипотезе. Что касается исследования гендерных различий в путях медиации, мы обнаружили, что отрицательная связь между снисходительным стилем воспитания и родительским авторитетом была сильнее для девочек, чем для мальчиков, тогда как положительная связь между одобрением родительского авторитета и сплоченностью была сильнее для мальчиков, чем для девочек.

РИСУНОК 4. Результаты модели структурного уравнения с несколькими группами, оценивающие отношения ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии, их одобрения родительского авторитета и сплоченности родителей и подростков по полу. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. Ковариации, корреляции и остатки не показаны. Сплошные линии показывают, что параметры пути различаются в мужской и женской выборках. Пунктирные линии показывают, что параметры пути сходны для мужской и женской выборок. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Обсуждение

В текущем исследовании мы проверили связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками (цель 1), изучили опосредующие эффекты ожидания подростками автономного поведения и их одобрения родительского авторитета в отношении этих ассоциаций (цель 2), а также исследовали сдерживающий эффект пола подростков (цель 3) на выборке подростков из материкового Китая.

Стиль воспитания и отношения с подростками

В исследованиях западных семей, стили воспитания признаны имеющими предсказуемые ассоциации с конфликтом и сплоченностью родителей и подростков. Предыдущие исследования показали, что подростки авторитарных родителей имеют меньшую частоту и интенсивность конфликтов и более высокую сплоченность, чем подростки авторитарных родителей (Smetana, 1995; Assadi et al., 2011; Nelson et al., 2011; Sorkhabi and Middaugh, 2014). В отличие от предыдущих исследований, настоящее исследование показало, что подростки сообщали об аналогичных уровнях родительско-подросткового конфликта частота независимо от стиля воспитания.Этот результат можно отнести к традиционной китайской культуре, которая делает упор на поддержание гармоничных отношений и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). Этот уникальный культурный контекст может смягчить любую связь между воспитанием детей и частотой конфликтов, поскольку китайские подростки могут избегать конфликтов со своими родителями.

Однако интенсивность конфликта действительно показала ассоциации со стилем воспитания. По сравнению с снисходительным стилем воспитания подростки из пренебрежительных и авторитарных родителей испытывали большую интенсивность конфликта.Снисходительные родители предъявляют относительно мало требований к поведению подростков, давая им высокую степень свободы действовать так, как они хотят. Напротив, пренебрежительные родители характеризуются отсутствием тепла и руководства, в то время как авторитарные родители высоко ценят послушание и подчинение и допускают меньше словесных уступок и уступок. Конфликт может быть более интенсивным в стиле пренебрежительного воспитания, потому что подросток предъявляет требования к родителю, который в противном случае замкнут, и сводит к минимуму потребности молодежи.Кроме того, подростки могут быть недовольны тем, что авторитарные родители устанавливают общие правила без эмоциональной поддержки, что приводит к более интенсивному конфликту, когда он возникает. Другие переменные также могут объяснить эффект. Например, подростки с пренебрежительными родителями более склонны к преступному поведению (You and Lim, 2015), что само по себе может привести к более интенсивному конфликту.

Кроме того, текущее исследование показало, что подростки, воспитанные в авторитарном и авторитарном стиле воспитания, сообщали об аналогичном уровне интенсивности конфликта с родителями.Это не согласуется с предыдущими выводами, которые показали, что западные подростки, выросшие в авторитарных родительских домах, сообщали о более интенсивных конфликтах между родителями и подростками, чем те, кто вырос в авторитетных родительских домах (Smetana, 1995). Одно из объяснений этой разницы в результатах может заключаться в том, что в китайской культуре, подобно обучению и воспитанию тигров, мотивация и намерение авторитарного воспитания состоит в том, чтобы присматривать за детьми и способствовать их оптимальному развитию, а не просто контролировать их (Chao, 1994; Kim et al. ., 2013). Китайские подростки могут положительно воспринимать намерение родителей контролировать их развитие, что не приводит к прямой связи между уровнем родительского контроля и интенсивностью конфликта.

Что касается сплоченности отношений между родителями и подростками, то текущее исследование показало, что подростки с авторитетными родителями сообщили о самом высоком уровне сплоченности. Этот результат расширяет ранее опубликованные работы в различных культурных группах, демонстрируя большую сплоченность для авторитетного воспитания (например,г., Нельсон и др., 2011). Авторитетное воспитание характеризуется высокой степенью теплоты и принятия, а также надзором, но также включает предоставление подросткам автономии (Baumrind, 2005). Сегодня в китайской и западной культурах подростки стремятся к большей независимости и поддержке (по сравнению с детьми) — балансу молодежных и родительских целей, который лучше всего достигается в авторитетных семьях, способствующих установлению близких отношений. Напротив, отсутствие теплоты и надзора у небрежных родителей, что может быть истолковано как безответственность, может препятствовать установлению сплоченных отношений.Снисходительные и авторитарные родители предоставляли своим детям либо ограниченные инструкции, либо ограниченную поддержку. Все эти характеристики, вероятно, снижали сплоченность родителей и подростков.

Ожидание поведенческой автономии

Нашей второй целью было, отчасти, выявить потенциальные опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении автономии. Результаты показали, что ожидания подростков в отношении автономии опосредуют связь между стилями воспитания, а также частотой и интенсивностью конфликтов между родителями и подростками.В частности, по сравнению с подростками в авторитетных семьях, те, кто в безнадзорных, снисходительных и авторитарных семьях, сообщали о более сильных ожиданиях автономии, что, в свою очередь, было связано с более частыми и интенсивными конфликтами между родителями и подростками. Этот результат согласуется с другими исследованиями, в которых изучалась взаимосвязь между стилями воспитания, ожиданием подростков в отношении поведенческой автономии и конфликтом между родителями и подростками (Baumrind, 1991; Bush and Peterson, 2013).

Подростки из авторитетных семей сообщили о самом низком ожидании поведенческой автономии.Такой результат может быть связан с тем, что подростки с авторитетными родителями достигли соответствующей автономии, следовательно, их желание обрести большую автономию не так сильно. Благотворное влияние авторитарного стиля воспитания на поведенческую автономию подростков, вероятно, отражает успешное достижение авторитетными родителями цели социализации: способствовать автономии и поощрять самостоятельность. Эта цель социализации достигается за счет уважения потребностей их детей и признания того, что подростки законно имеют право контролировать некоторые аспекты своей жизни (Bush and Peterson, 2013).

По сравнению с авторитетным стилем воспитания, неавторитарный стиль воспитания имеет некоторые характеристики, которые, как считается, препятствуют развитию поведенческой автономии подростков. Авторитарные родители характеризуются тем, что они произвольно используют враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться послушания и подчинения (Буш и Петерсон, 2013). В то же время авторитарные родители проявляют ограниченную теплоту и отзывчивость. В этом контексте подростки с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, потому что она им недоступна.Кроме того, снисходительные и пренебрежительные родители практически не предусматривают правил или дисциплины. Без достаточного жесткого контроля в виде родительского контроля и руководства подростки, воспитанные в снисходительных семьях, где родители пренебрегают, с большей вероятностью испытают высокий уровень независимости, прежде чем смогут справиться с ней самостоятельно (Bush and Peterson, 2013). Кроме того, подростки из неблагополучных семей лишены родительской поддержки, а те, кто живет в неблагополучных семьях, просто испорчены. Такие подростки могут иметь высокий уровень автономии, но вряд ли они были развиты в процессе здорового развития вместе с родителями таким образом, чтобы уравновешивать их растущее самоопределение и связь с родителями.

В соответствии с предыдущим исследованием (Laursen and Collins, 2009), текущие результаты показали, что ожидание подростками поведенческой автономии статистически предсказывало усиление конфликта между родителями и подростками — возможно, потому, что родители предпочитают меньшую автономию, чем их дети-подростки. Это несоответствие между родителями и молодежью было обнаружено в индивидуалистических и коллективистских культурных группах в Соединенных Штатах и ​​в других странах (Smetana, 1988; Pérez et al., 2016). Исследователи интерпретировали это несоответствие как феномен развития, при котором потребность подростков в автономии превышает родительские заботы о поддержании порядка и защите своих детей от вреда (Jensen and Dost-Gözkan, 2015).

Законность родительской власти

Второй опосредованный эффект, который был протестирован, касался веры подростков в законность родительской власти; результаты предложили некоторые доказательства этого эффекта. По сравнению с авторитетным воспитанием, неавторитетное воспитание отрицательно ассоциировалось с убеждениями подростков в законности родительского авторитета, что, в свою очередь, положительно относилось к сплоченности родителей и подростков. Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями (Fuligni, 1998; Darling et al., 2005; Ассади и др., 2011; Trinkner et al., 2012). Наша интерпретация состоит в том, что с ростом социальных познаний и отношений, которые становятся все более взрослыми, подростки все больше ставят под сомнение родительский авторитет, переходя от безоговорочного подчинения к рациональной оценке с условным подчинением. По сравнению с другими типами родителей авторитетные родители более успешны в постоянном пересмотре родительского авторитета по мере «взросления» их детей, потому что они используют рассуждения и объяснения и реагируют на точку зрения подростков.Эти продолжающиеся переговоры предоставляют родителям и детям контекст, в котором они могут сформулировать и обсудить различные точки зрения, что помогает узаконить авторитет родителей путем рационального обоснования границ личной юрисдикции подростков.

Напротив, авторитарные родители применяют строгое, а иногда и произвольное наказание без объяснения причин. Кроме того, они строят границы родительского авторитета гораздо шире, чем авторитетные родители, что способствует сопротивлению в подростковом возрасте (Smetana, 1995; Baumrind, 2005).В этом контексте подростки пытаются усвоить легитимность родительской власти. Кроме того, в отличие от авторитетных родителей, снисходительные и пренебрежительные родители предоставляют мало информации о границах или надлежащем поведении. Такой слабый контроль может подорвать родительский авторитет, так что молодежь все больше считает родителей не играющими авторитетную роль.

Родители, пользующиеся своим авторитетом, довольны, когда их дети-подростки уважают их, что помогает поддерживать гармоничные отношения в семье (Zhang et al., 2006; Йенсен и Дост-Гёзкан, 2015). Как агенты по воспитанию детей, поставщики информации и правил, а также основные источники поддержки для своих детей, родители должны утвердить свой авторитет, чтобы лучше играть свои родительские роли. Однако это происходит в контексте отношений с подростком, и одобрение подростком авторитета родителей помогает взрослым удовлетворить и их психологические потребности. В таких семьях родители и молодежь рассматривают границы и сферы контроля друг друга посредством переговоров и взаимного уважения, что способствует построению более сплоченных отношений.

В настоящем исследовании, хотя ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти являются областями критического отношения, их опосредующие эффекты были разными: ожидания автономии опосредовали влияние стиля воспитания на конфликт между родителями и подростками, но легитимность власти опосредовано влияние стиля воспитания на сплоченность родителей и подростков. Конечно, несмотря на то, что они взаимосвязаны, конфликт и сплоченность определяют различные аспекты отношений между родителями и подростками (Zhang et al., 2006), и на каждый из них по-разному влияют уровни родительского авторитета и подростковой автономии. Это различие может быть особенно сильным в китайской культуре, которая подчеркивает соответствие и послушание (Peterson et al., 2005). Конфликт между родителями и подростками чаще был связан с более высокими ожиданиями подростков в отношении поведенческой автономии, противоречащей культурным нормам, но сплоченность, скорее всего, была связана с большей поддержкой подростками родительского авторитета, что согласуется с культурными нормами.

Пол подростка

Нашей конечной целью было проверить гипотезу о том, что прямая связь между стилем воспитания и качествами взаимоотношений будет более сильной для девочек, чем для мальчиков, а также изучить, существуют ли гендерные различия в опосредующих эффектах через подростковая автономия и авторитетное отношение. Результаты показали лишь несколько таких эффектов. Вкратце, девочки в авторитетных и снисходительных семьях сообщали о большей сплоченности с матерями, чем мальчики, а девочки, оставшиеся без внимания и авторитарное воспитание, сообщили о более низком уровне сплоченности родителей и подростков, чем мальчики.Это может быть связано с тем, что девочки более отзывчивы и чувствительны к социальным связям, чем мальчики, и что сплоченность и стиль воспитания отражают эмоциональную атмосферу. Таким образом, связь между стилями воспитания и сплоченностью у девочек была сильнее. Кроме того, девочки снисходительных родителей реже поддерживали родительский авторитет, чем мальчики, в то время как поддержка родительского авторитета оказывала большее влияние на сплоченность родителей и подростков для мальчиков, чем для девочек. В той степени, в которой родители обычно устанавливают больше правил и ожидают большего подчинения родительской власти для девочек, чем для мальчиков (Darling et al., 2005; Zhang and Fuligni, 2006), и, следовательно, девочки снисходительных родителей могут с большей вероятностью почувствовать, что их родители не взяли на себя ответственность за их воспитание или установление власти, учитывая, что снисходительные родители не обеспечивали достаточного надзора и правил. Поэтому девушки снисходительных родителей одобряли более низкий уровень родительского авторитета. В то же время, поскольку родители ожидали меньшего подчинения и послушания от мальчиков, их поддержка родительского авторитета с большей вероятностью оправдала ожидания родителей, что может улучшить отношения с родителями.

Хотя гендер модерировал несколько путей в прямой и опосредующей моделях, в целом большинство путей не различались существенно для мальчиков и девочек во всех протестированных моделях. Это может быть связано с тем, что с реализацией политики одного ребенка китайские стили воспитания и практики социализации становятся все более похожими для их единственных детей (Lu and Chang, 2013), что приводит к более схожим ассоциациям между стилями воспитания и родительско-подростковым отношения, а также опосредующие эффекты автономии и авторитета для этих отношений для мальчиков и девочек.

Ограничения и выводы

Следует отметить несколько ограничений этого исследования. Во-первых, участниками были городские подростки из материкового Китая, который характеризуется как коллективистская культура, поэтому обобщение результатов на другие культуры или группы следует проводить с осторожностью. Во-вторых, корреляционный дизайн не допускает причинных выводов. Для определения причинно-следственных связей между переменными необходимы продольные экспериментальные данные. Наконец, мы полагались на самооценки подростков.Предыдущие исследования показали, что существуют расхождения между восприятием этих переменных родителями и молодежью (например, Jensen and Dost-Gözkan, 2015), поэтому наши результаты могут не отражать то, что было бы обнаружено с использованием отчетов родителей или оценок наблюдателей.

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование имеет важные последствия. Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучаются опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, связи между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками.Результаты этого исследования расширяют существующие исследования и предполагают, что усилия по профилактике и вмешательству необходимы, в первую очередь, для сокращения не авторитетных стилей воспитания, а также для содействия достижению соответствующего уровня ожиданий автономии и поддержки родительского авторитета. В будущих исследованиях следует изучить другие возможные пути посредничества и выбрать более широкий спектр культурных контекстов для изучения развития подростков и функционирования семьи.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Институционального наблюдательного совета Шаньдунского педагогического университета.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен институциональным наблюдательным советом Шаньдунского педагогического университета.

Авторские взносы

XB провел анализ и подготовил рукопись. YY и HL помогли провести статистический анализ. MW координировал сбор данных и помогал в статистическом анализе. WZ задумал и координировал исследование и помог написать рукопись. KD-D помог составить рукопись.Все авторы прочитали и утвердили окончательную рукопись и список авторов.

Финансирование

Это исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук Китая (31671156).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.02187/full#supplementary-material

Список литературы

Ассади, С. М., Сметана, Дж., Шахмансури, Н., и Мохаммади, М. (2011). Убеждения об авторитете родителей, стилях воспитания и конфликте между родителями и подростками среди иранских матерей среднего подросткового возраста. Внутр. J. Behav. Dev. 35, 424–431. DOI: 10.1177 / 0165025411409121

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд Д. (1991). Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J. Early Adolesc. 11, 56–95. DOI: 10.1177 / 02724316

004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд, Д. (2005). Паттерны родительского авторитета и подростковой автономии. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 61–69. DOI: 10.1002 / cd.128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Буш, К. Р., Петерсон, Г. У. (2013). «Отношения между родителями и детьми в различных контекстах», в справочнике по браку и семье , 3-е изд.Редакторы Г. В. Петерсон и К. Р. Буш (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 275–302. DOI: 10.1007 / 978-1-4614-3987-5_13

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чан, К. В., и Чан, С. М. (2009). Эмоциональная автономия и воспринимаемые стили воспитания: анализ отношений в культурном контексте Гонконга. Asia Pac. Educ. Ред. 10, 433–443. DOI: 10.1007 / s12564-009-9050-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чао, Р. К. (1994). За пределами родительского контроля и авторитарного стиля воспитания: понимание китайского воспитания через культурное понятие обучения. Child Dev. 65, 1111–1119. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1994.tb00806.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен Б., Ванстенкисте М., Бейерс В., Соененс Б. и Петегем С. В. (2013). Автономия в принятии семейных решений для китайских подростков: распутывание двойного значения автономии. Дж. Кросс Культ. Psychol. 44, 1184–1209. DOI: 10.1177 / 0022022113480038

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль П. и Мартинес М. Л. (2007). Подростки как активные участники процесса социализации: легитимность родительского авторитета и обязанность подчиняться как предикторы послушания. J. Adolesc. 30, 297–311. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2006.03.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2008). Индивидуальные различия во взглядах подростков на законность родительской власти и их собственное обязательство подчиняться: продольное исследование. Child Dev. 79, 1103–1118. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2008.01178.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Пенья-Алампай, Л. (2005). Правила, законность родительской власти и обязанность подчиняться в Чили, на Филиппинах и в США. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 47–60. DOI: 10.1002 / cd.127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., и Стейнберг, Л. (1993). Стиль воспитания как контекст: интегративная модель. Psychol. Бык. 113, 487–496. DOI: 10.1037 / 0033-2909.113.3.487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диксон, С. В., Грабер, Дж. А., и Брукс-Ганн, Дж. (2008). Роли уважения к родительскому авторитету и родительской практике в конфликте между родителями и детьми среди афроамериканских, латиноамериканских и европейско-американских семей. J. Fam. Psychol. 22, 1–10. DOI: 10.1037 / 0893-3200.22.1,1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фулиньи, А. Дж. (1998). Авторитет, автономия, конфликт между родителями и подростками и сплоченность: исследование подростков из Мексики, Китая, Филиппин и Европы. Dev. Psychol. 34, 782–792. DOI: 10.1037 / 0012-1649.34.4.782

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хув, М., Блокланд, А.А.Дж., Семон-Дубас, Дж., Лобер, Р., Геррис, Дж. Р. М., и Ван дер Лаан, П.(2007). Траектории правонарушений и стили воспитания. J. Abnorm. Детская психол. 36, 223–235. DOI: 10.1007 / s10802-007-9172-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йенсен, Л. А., Дост-Гёзкан, А. (2015). Отношения между подростками и родителями в семьях иммигрантов из Азии, Индии и Сальвадора: анализ культурного развития автономии, власти, конфликта и сплоченности. J. Res. Adolesc. 25, 340–351. DOI: 10.1111 / jora.12116

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С.Ю., Ван, Ю., Ороско-Лапрей, Д., Шен, Ю., и Муртуза, М. (2013). Существует ли «тигриное воспитание»? Профили воспитания американцев китайского происхождения и результаты развития подростков. Asian Am. J. Psychol. 4, 7–18. DOI: 10.1037 / a0030612

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лаурсен Б. и Коллинз В. А. (2009). «Отношения между родителями и детьми в подростковом возрасте», в Справочнике по психологии подростков , ред. Р. М. Лернер и Л. Стейнберг (Хобокен, штат Нью-Джерси: Wiley).

Google Scholar

Литтл Т. Д., Каннингем В. А., Шахар Г. и Видаман К. Ф. (2002). В посылку или не в посылку: разбираемся в вопросе, взвешиваем по существу. Struct. Equ. Модель. 9, 151–173. DOI: 10.1207 / S15328007SEM0902-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лонг Р. Х., Хуанг Д. и Чжан. Дж. Х. (2012). Оценка надежности и достоверности шкалы Штейнберга, китайская версия. Подбородок. J. Public Health 28, 439–441.

Лу, Х. Дж., И Чанг, Л. (2013). Воспитание и социализация только детей в городах Китая: пример авторитетного воспитания. J. Genet. Psychol. 174, 335–343. DOI: 10.1080 / 00221325.2012.681325

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккоби Э. и Мартин Дж. (1983). «Социализация в контексте семьи: взаимодействие родителей и детей», в Справочнике по детской психологии, социализации, личности и социальному развитию , том .4, ред. Э. М. Хетерингтон и П. Х. Массен (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 1–101

Мандара, Дж. (2003). Типологический подход в детской и семейной психологии: обзор теории, методов и исследований. Clin. Детский Fam. Psychol. Ред. 6, 129–146. DOI: 10.1023 / A: 1023734627624

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКинни, К., Ренк, К. (2011). Многомерная модель переменных родительско-подростковых отношений в раннем подростковом возрасте. Детский психиатр. Гм. Dev. 42, 442–462. DOI: 10.1007 / s10578-011-0228-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нельсон, Л. Дж., Падилла-Уокер, Л. М., Кристенсен, К. Дж., Эванс, К. А., и Кэрролл, Дж. С. (2011). Воспитание в зарождающейся взрослой жизни: изучение родительских кластеров и коррелятов. J. Youth Adolesc. 40, 730–743. DOI: 10.1007 / s10964-010-9584-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олсон, Д.Х., Спренкл Д. Х. и Рассел С. С. (1979). Комплексная модель брачно-семейной системы: i. Размеры сплоченности и адаптируемости, типы семей и клинические применения. Fam. Процесс 18, 3–28. DOI: 10.1111 / j.1545-5300.1979.00003.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перес, Дж. К., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2016). Краткий отчет: согласие между ожиданиями родителей и подростков в отношении автономии и его связь с адаптацией подростков. J. Adolesc. 53, 10–15. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2016.08.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, Г. В., Стейнмец, С. К., и Уилсон, С. М. (ред.). (2005). Отношения между родителями и молодежью: культурные и межкультурные перспективы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Hawthorn Press.

Google Scholar

Принц Р. Дж., Фостер С., Кент Р. Н. и О’Лири К. Д. (1979). Многовариантная оценка конфликта в проблемных и не подвергающихся стрессу диадах мать-подросток. J. Appl. Behav. Анальный. 12, 691–700. DOI: 10.1901 / jaba.1979.12-691

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шек, Д. Т. (2002). Характеристики воспитания и конфликт между родителями и подростками: лонгитюдное исследование в китайской культуре. J. Fam. Выпуски 23, 189–208. DOI: 10.1177 / 0192513X02023002002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сметана, Дж. Г. (1988). Представления подростков и родителей о родительской власти. Child Dev. 59, 321–335. DOI: 10.2307 / 1130313

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит Д. К. и Холл Дж. А. (2008). Стиль воспитания и клиническая тяжесть подростков: результаты двух исследований по лечению злоупотребления психоактивными веществами. J. Soc. Практик. Наркоман. 8, 440–463. DOI: 10.1080 / 15332560802341073

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сорхаби, Н., Миддо, Э. (2014). Как различия в использовании родителями конфронтационного и принудительного контроля соотносятся с вариациями в конфликте родителей и подростков, раскрытием подростками и родительскими знаниями: точка зрения подростков. J. Child Fam. Stud. 23, 1227–1241. DOI: 10.1007 / s10826-013-9783-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стейнберг, Л., Ламборн, С. Д., Дарлинг, Н., Маунтс, Н. С., и Дорнбуш, С. М. (1994). Со временем изменения в адаптации и компетентности подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 65, 754–770.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тринкнер, Р., Кон, Э.С., Ребеллон, К.Дж., И Ван Ганди, К. (2012). Не доверяйте никому старше 30 лет: легитимность родителей как посредник между стилем воспитания и изменениями в преступном поведении с течением времени. J. Adolesc. 35, 119–132. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2011.05.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю, С., Лим, С. А. (2015). Пути развития от жестокого воспитания к преступности: опосредующая роль депрессии и агрессии. Жестокое обращение с детьми Negl. 46, 152–162.DOI: 10.1016 / j.chiabu.2015.05.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Фулиньи А. Дж. (2006). Авторитет, автономия и семейные отношения среди подростков в городских и сельских районах Китая. J. Res. Adolesc. 16, 527–537. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2006.00506.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Ван М. П. и Фулиньи А. Дж. (2006). Ожидания автономии, убеждения о родительском авторитете, конфликт и сплоченность между родителями и подростками. Acta Psychol. Грех. 38, 868–876.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Чжан, В., Вэй, X., Цзи, Л., Чен, Л., и Дитер-Декард, К. (2017). Пересмотр воспитания в китайской культуре: подтипы, стабильность и изменение материнского стиля воспитания в раннем подростковом возрасте. J. Youth Adolesc. 46, 1117–1136. DOI: 10.1007 / s10964-017-0664-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *